27355

Финполовых дел мастера

В распоряжении редакции оказалась копия заявления одного из главных фигурантов “хоргосского дела” Талгата КАЙРБАЕВА, адресованного генеральному прокурору Асхату ДАУЛБАЕВУ, а также расшифровка весьма любопытных телефонных переговоров. Обвиняемый в букете уголовных преступлений контрабандист пишет о том, что его принудили дать нужные следствию показания, и называет конкретные фамилии сотрудников следственной бригады. Когда мы в прошлый раз писали о том, что на некоторых фигурантов со стороны следствия оказывалось психологическое и даже физическое давление (см. “Похоргосили и бросили”, “Время” от 9.5.2013 г.), а правозащитник Ардак ЖАНАБИЛОВА заявляла о недозволенных методах следователей, приравниваемых к пыткам, мы даже представить себе не могли, что отдельных фигурантов этого нашумевшего дела подвергали... сексуальному насилию!

Первые показания по этим зафиксированным в рамках дела “Караванщики” фактам дал в режиме секретности еще 4 декабря 2011 года следователям финполиции и Генеральной прокуратуры подполковник КНБ Ирлан АБДРАХМАНОВ, ныне фигурант “хоргосского дела”. Позже по его заявлению в КНБ эти материалы рассекретили и передали в Генпрокуратуру. Но руководитель следственной группы Улугбек ПАТСАЕВ вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись на медлительность комитетчиков, так и не передавших в надзорный орган собранные материалы. Однако комитетчики уверяют: данные оперативных разработок были рассекречены и в апреле 2012 года переданы в Генпрокуратуру начальником следственного департамента КНБ М. КОЛКОБАЕВЫМ за исходящим 5/1-3112.
Как выяснилось, разговоры двух мужчин - Ереке (высокопоставленный сотрудник финансовой полиции) и Красавчика (руководитель фирмы, специализирующейся на транспортных перевозках товара из Китая через таможню “Хоргос” -так, по крайней мере, они называли друг друга по телефону), зафиксированные чекистами в рамках разработки дела групповой оперативной проверки (ДГОП) “Караванщики”, были переданы в Генеральную прокуратуру для принятия процессуального решения. Что же любопытного накопали чекисты, если по их разработкам не стали принимать действенных мер?
Вот фрагменты телефонного разговора Красавчика и Ереке, состоявшегося 14 июля 2011 года в Алматы. В 20.51 на мобильный Красавчика позвонил Ереке. После взаимных приветствий разговор пошел о неких Берике, Аиде и Анаре (по этическим со­ображениям их имена изменены, поскольку речь идет об изнасиловании этих девушек. Полные данные имеются в редакции). Красавчик сообщает, что Анара рядом, Ереке требует привезти ее. Красавчик уточняет: “Гарантированно она выйдет, да?”. Ереке уверяет: “Отвечаю”. Собеседник финполовца говорит, что завтра привезет к нему вторую девушку. Офицера финансовой полиции, судя по дальнейшему диалогу, такой расклад устраивает, и он добавляет: “Все, Красавчик, давай, жду, вези”. Красавчик просит собеседника “там внизу сказать”, что он приедет.
Казалось бы, вполне обычный разговор двух приятелей. Но уже следующий звонок утром 15 июля не на шутку растревожил финполовца.
Красавчик: Ереке, доброе утро.
Ереке: Приветствую, как дела, брат?
К.: Ереке, вчера опера забрали ее, да?
Е.: Ага.
К.: Избили, короче.
Е.: Как избили?!
К.: Квартиру сняли, Аиду вытащили, ее избили, изнасиловали, губы у нее вот такие теперь. Короче, это там изнасиловали ее, еле-еле Анара убежала в пять утра, в половине шестого с парка Горького. Аида вон там, в парке, сидит вся избитая.
Е.: Они что, е...сь, что ли, суки?
К.: Не знаю. Анару, которую привозил, там такие бланши, вторая вообще...
Е.: Сейчас я их в...бу, б...дь.
К.: Ереке, разберись, пожалуйста, я имена скажу, кто это был.
Е.: Да знаю я, кто это, сейчас... - на этом разговор прерывается.
Примерно через час Ереке звонит Красавчику и просит его передать девушкам от его имени, что их вообще не тронут - нужно только, чтобы Анара и Аида приехали к нему в кабинет и все честно рассказали, что с ними делали оперативники финполиции ночью на арендованной квартире. Красавчик уточняет события той ночи: “Там водку, говорят, в рот пихали, заставляли вообще жестко, сейчас рассказывает”. Но офицер финансовой полиции пытается выгородить своих подчиненных: “Нет. Рядом с ней был этот человек, который пять лет ее знает уже, всех подружек знает, давно общается с ней. Он пришел, не было, говорит, такого”. Однако Красавчик настаивает, чтобы Ереке сам послушал девушек, потому что им врать смысла нет...

А теперь вернемся в наши дни и заглянем в материалы многотомного уголовного дела. И что же мы видим? В качестве свидетелей обвинения фигурируют две девушки с похожими именами. Брокеры одной фирмы, работающие на таможне “Хоргос” по оформлению груза, на сегодняшний день Аида и Анара выступают в качестве свидетелей и в своих показаниях изобличают некоторых фигурантов этого скандального дела. А тогда - летом 2011 года - обе девушки (как и многие брокеры, “толкачи” и “кассиры” контрабандистов) проходили по делу подозреваемыми. Поэтому Красавчик несколько раз уточнял у Ереке, гарантирует ли он им свободу, если Аида и Анара приедут к операм финансовой полиции на съемную квартиру. Похоже, высокопоставленный финполовец свое слово сдержал, раз уж девушкам поменяли статус - с подозреваемых на свидетелей...
Можно долго рассуждать по поводу законности методов “сбора доказательств”, избранного финполовцами. Однако мы будем опираться исключительно на факты.

Из заявления
Т. Кайрбаева А. Даулбаеву


“В ходе предварительного расследования сотрудники финансовой полиции С. Потанин, Т. Татубаев, У. Мадиев и неизвестный мне сотрудник, применяя незаконные методы в виде угроз, обмана и ограничения права на защиту, принудили меня дать показания против себя, Б. Курманалиева, Т. Жакаева и И. Абдрахманова. Мне показали фотографию моей старшей дочери, сделанную в аэропорту, и, угрожая, что “она может не доехать до дома”, принуждали дать показания на сотрудников КНБ. Кроме того, была угроза моей жизни в камере СИ Астаны: подсадили трех арестантов, которые угрожали, что повесят меня, инсценировав самоубийство, если я не выполню требования финансовой полиции. Требования состояли в том, чтобы я оговорил сотрудников КНБ Курманалиева, Жакаева и Абдрахманова в том, что я передавал им ежемесячно от 20 до 45 тысяч долларов США за их якобы покровительство провозу контрабанды на китайской границе...”
Если верить этим показаниям Кайрбаева, то получается, что с 2009 года основными фигурантами оперативных разработок финпола стали начальник 5-го департамента КНБ Талгат ЖАКАЕВ, начальник управления этой же спецслужбы Ирлан АБДРАХМАНОВ и замначальника ДКНБ Акмолинской области Бахытбек КУРМАНАЛИЕВ. По идее, это означает, что за всеми тремя высокопоставленными чекистами ходила наружка, все встречи комитетчиков, их переговоры тщательно фиксировались. Особенно факты передачи денег за покровительство контрабанде: ведь речь идет о совершении ими тяжких коррупционных и должностных преступлений! В таком случае за эти два года Абдрахманов с Кайрбаевым должны были встретиться как минимум раз пятьдесят, чтобы первый получил свою долю. Но адвокаты фигурантов уверяют: таких доказательств в многотомном деле нет. И готовят веские опровержения доводов следствия, о которых до начала судебного заседания говорить не торопятся.

Еще один факт. Комитетчики, разрабатывая дело “караванщиков”, смогли установить, что некоторые теперь уже бывшие сотрудники финансовой полиции с каждой машины с контрабандным товаром имели по тысяче долларов откупных. А обвиняемые чекисты, которые больше всего беспокоили самих финполовцев, таможенников и контрабандистов, получали всего-то по 500 “зеленых” с борта. Это что же получается... верхушка организованного сообщества, представители центрального аппарата КНБ, а имели с машины, если верить следствию, в два раза меньше, чем территориальные финполовцы, фигуранты ДГОП “Караванщики”?!
Кроме того, в деле 45 обвиняемых. Но фигуранты и их защитники, самым тщательным образом
изучив все тома с материалами следствия, не нашли ни одного веского доказательства того, что ТЖ, Шаман и Кипеж (Жакаев, Абдрахманов и Курманалиев) вообще знакомы лично со “своими” членами организованного преступного сообщества.
Кстати, в одном из следственных томов есть любопытный диалог агента Саныча с Кайрбаевым. Последний бравирует тем, что “двигается” по контрабанде с чекистами. Агент настаивает, чтобы Кайрбаев организовал ему личную встречу с офицерами КНБ. Но тот сразу уводит разговор в сторону: мол, прямой связи с ними у меня нет, нужно попросить друга Курманалиева выйти с этим предложением. Спрашивается, как мог тот же Кайр­баев “ежемесячно отдавать в руки Абдрахманову, Жакаеву и Курманалиеву по 20-45 тысяч долларов США”, если первых двух он знает лишь заочно?

Из заявления Т. Кайрбаева председателю АБЭКП (финполиция)
Р. ТУСУПБЕКОВУ

“С Т. Махатовым я познакомился в сентябре 2009 года по его инициативе. Тогда он передал нам требования руководства финполиции Алматы: предприниматели должны еженедельно выплачивать через Махатова определенные суммы за покровительство, невоспрепятствование и бездействие финансовой полиции в отношении машин с китайскими товарами. С октября 2009 года вплоть до 23 апреля 2011 года предприниматели вынуждены были платить через доверенное лицо -
кассира Махатова - еженедельно от 250 до 300 тысяч долларов. Всего передано около 22 миллионов долларов США в пакетах с приложением списков компаний, количества автомашин, общей суммы. Основной целью возбуждения уголовного дела является попытка скрыть факты незаконного присвоения руководством и работниками финансовой полиции денежных средств - 22 миллиона долларов, полученных через Махатова путем вымогательства и запугивания предпринимателей. Все лица, знающие о деятельности Махатова, подвержены уголовному преследованию. Прошу привлечь к уголовной ответственности Махатова и работников финансовой полиции, причастных к вышеназванным преступлениям...”

И последнее. Как выяснилось, первым тему недозволенных методов, к которым прибегли следователи финпола ради получения нужных им показаний, поднял не кто иной, как... Талгат Махатов. А произошло это 10 августа 2011 года в служебном кабинете зампредседателя КНБ, куда агент пришел сам - без принуждения и вооруженного конвоя и сам же - добровольно - рассказал о том, как его покровители из финансовой полиции выбивали показания на задержанных комитетчиков...
Об этом - в ближайших номерах нашей газеты.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы 

Поделиться
Класснуть

Свежее