36321

“Хоргос” в обратном направлении

Скоро ожидается судебное разбирательство по заказному убийству алматинского таможенника Медета ЖАМАШЕВА - гособвинитель уже передал уголовное дело в специализированный межрайонный суд по уголовным делам (СМУС) Алматы.

Судя по дальнейшему развитию событий, этот процесс - начало конца некогда самого могущественного силового клана Казахстана, возглавляемого Кайратом КОЖАМЖАРОВЫМ.

“Хоргос”  в обратном направлении
Талгат Махатов в зале суда по “хоргосскому” делу в роли главного свидетеля обвинения.

На днях был задержан бывший начальник оперативного управления департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью южной столицы Кенжебай ЖУМАБЕКОВ. Его называют не только близким другом агента финпола Бетона (Талгат МАХАТОВ): они вместе начинали, как громко заявляли лояльные финполиции СМИ, имитацию преступлений по “хоргосскому делу”.

Сегодня выясняется, что их действия носили совсем иной, провокационный характер - об этом свидетельствуют несколько уголовных дел, расследуемых межведомственной следственно-оперативной группой (МСОГ) при Генпрокуратуре. Речь о фальсификации доказательств по “хоргосскому делу”, незаконном привлечении к уголовной ответственности невинных граждан и еще о целом букете должностных преступлений.

Кенжебай ЖУМАБЕКОВ в то время нередко был героем теленовостей.

Напомним: с Жамашевым, который был агентом КНБ, внедренным в доверие к Махатову, расправились в ночь на 6 июля 2012 года. На следующее утро он планировал поехать на допрос, чтобы рассказать всю правду о теневых схемах, созданных некоторыми руководителями финполиции. Самое важное - Медет хотел поведать о том, кто и как замутил “хоргосское” дело”. Не успел - убили. Хотя все данные исполнителей и заказчика были известны, следствие с раскрытием возилось очень долго. Отрабатывали пять-шесть основных версий, не считая иных рабочих. Шли годы…

В конце концов вышли на членов ОПГ “Хуторские” Айбека УТЕПОВА и Ержана КАСЫМБАЕВА. Они признались: убивать Медета не хотели, все произошло случайно. Парни ночью случайно заехали в укромное местечко - приспичило. Пока мочились, мимо проехала машина, которая случайно обрызгала парней. Они начали разбираться с водителем, который вытащил из салона бейсбольную биту. Защищаясь, Айбек с Ержаном забрали биту, а водитель случайно ударился об нее головой. Эту, мягко говоря, абсолютно абсурдную версию проглотили все: следователи МВД, надзирающие прокуроры, судьи.

Но нашлись принципиальные силовики, посчитавшие дело нераскрытым: труп Жамашева был обнаружен в другом месте, а не там, где мочились преступники, его голову разбили не битой, а арматурой, само убийство было не случайным. Уже тогда в этой версии не было никаких сомнений.

Вскоре возглавить следственную группу по этому убийству поручили начальнику управления прокуратуры Алматы Виктору ТИХОНОВУ. На дворе уже был 2017 год. После отработки всех версий у Тихонова осталась одна: Жамашева убили как одного из ключевых свидетелей “хоргосского дела”.

Тогда же стало известно: убийство заказное, за ним стоит агент финпола Махатов, пособники братья КЕМЕБАЕВЫ, исполнители Касымбаев и Утепов. Вскоре был задержан Касымбаев, а Утепова повязали чуть раньше по другому делу и поместили в СИЗО КНБ. Айбек написал явку с повинной, где признался в умышленном убийстве Жамашева. А в июне 2017 года прокуратура Алматы распространила пресс-релиз, в котором одним из главных подозреваемых в убийстве таможенника был назван Талгат Махатов.

Следственный маховик стал стремительно набирать обороты: исполнители на следственных действиях показали место, где спрятали арматуру. Это водосточная труба многоквартирного дома, конец которой был заварен коленом. Следствие сомневалось, что в изогнутое колено вообще можно засунуть арматуру. Но ее все-таки нашли, вырезав кусок трубы: на орудии убийства сохранились кровь Медета и осколки черепной кости - все это еще в 2017 году было доказано судебной экспертизой.

Позже председатель местного КСК объяснила следствию: после жалоб жителей на водосточную трубу, дождевая вода из которой заливала детскую площадку, слесарь приварил к трубе колено. А случилось это всего через несколько дней после заказного убийства. Если бы перед сваркой он почистил водосток и выбросил арматуру, убийство Жамашева осталось бы “глухарем”.

Подозреваемые сообщили следствию: расправу с таможенником они совершили по просьбе Талгата Махатова, который тесно связан с лидером их ОПГ. Более того, именно Бетон показал им маршрут движения жертвы, его дом и купил три мобильника, чтобы контактировать исключительно между собой. Заказное убийство Махатов спланировал с целью скрыть следы ранее совершенных им и отдельными должностными лицами бывшей финансовой полиции преступлений.

Примерно через неделю пос­ле получения явки с повинной Утепова прокурор Тихонов поехал арестовывать Махатова. Об этом кроме самого Виктора знали только первый заместитель прокурора Алматы Жаркынбек БАКАШБАЕВ и командир отряда специального назначения МВД “Сункар” полковник Дулат КУРМАШЕВ. Столь строгая секретность легко объяснима: в те годы финансовые полицейские считались самым влиятельным силовым органом.

Премьер-министр, несколько членов правительства, акимы областей и городов, генералы МВД, Минобороны, старшие офицеры КНБ и таможни переполнили так называемую “красную” зону. А Махатова при жизни чуть не причислили к лику святых: рубаха-парень в одиночку разоблачил коррупцию на “Хоргосе” и помог посадить высокопоставленных сотрудников КНБ и таможни...

Взять сразу Махатова не получилось: тогда его круглосуточно охраняли вооруженные бойцы, и сдаваться без боя агент Бетон явно не намеревался. А в доме пожилые родители Махатова, его жена и малолетние дети. После непродолжительных переговоров через высокий забор Тихонов убедил агента открыть калитку. Во двор кроме прокурора вошел только опер из МСОГ Зангар НАБИЕВ. Спецназовцы в полной боевой готовности перекрыли улицу, разогнали зевак и ждали команды на штурм.

Но, как только калитку закрыли, Махатов набросился на Тихонова, размахивая ножом. Потом стал угрожать, что начнет стрелять: следователи не сомневались, что у него дома имеется целый арсенал оружия. Три часа шли сложные переговоры прокурора с агентом финпола, подозреваемого в убийстве. Махатов сдался, когда Тихонов предупредил: если агент продолжит сопротивляться, в дом ворвутся бойцы спецназа МВД и могут пострадать его домочадцы. В конце концов Махатов попросил 20 минут на сбор личных вещей, прощание с родными, и Тихонов доставил его в ИВС ДВД Алматы, а после написал ходатайство в следственный суд об избрании меры пресечения - содержание под стражей.

Но, к большому удивлению руководства ДВД и горпрокуратуры, судья Алма АБДУХАЛЫКОВА приняла неожиданное решение - выпустить Махатова из ИВС под домашний арест. Сегодня члены МСОГ уже не помнят точную мотивировку судьи, а в открытом доступе этих сведений по понятным причинам нет. По одной из версий, она изучила несколько медицинских документов Махатова и посчитала, что он не может находиться в изоляции. По другой информации, судья могла тогда хоть какую формулировку использовать и она бы прокатила. Парадокс: несколько месяцев спустя в этом же следственном суде эта же судья арестовала Виктора Тихонова по, как теперь официально установлено, явно сфабрикованному уголовному делу.

Но вернемся к расследованию заказного убийства. Когда следствие вышло на финишную прямую, в начале декабря 2017 года генеральным прокурором стал Кайрат Кожамжаров. Через несколько дней уголовное дело Махатова и его подельников забрали в Генпрокуратуру и передали расследовать в МВД. Что касается Махатова, то прошла всего неделя после назначения Кожамжарова, когда тогдашний руководитель следственной бригады МВД подполковник полиции Бауржан АБЕНОВ (ныне он в чине полковника служит замначальника ДП Костанайской области) взял да и прекратил уголовное дело. Естественно, полностью обелив заказчика убийства.

И тут, как говорится, агента понесло. Он и супруга покойного Жамашева Нургуль АДИЛОВА написали в Жетысуский районный суд Алматы заявления о привлечении автора этих строк к уголовной ответственности за клевету. На редакцию подали гражданские иски. А когда начали разбираться, судья Нургуль БАТЫРХАН и мой адвокат Геннадий НАМ (ныне покойный) с удивлением узнали: руководство прокуратуры Алматы удалило не только с ведомственного сайта релиз о Талгате Махатове, подозреваемом в убийстве Медета Жамашева. Этот релиз прокуроры убедили удалить и многие СМИ, которые 17 июня 2017 года опубликовали эти сведения. В архиве нашей редакции остался лишь скрин того сообщения с сайта городской прокуратуры.

И вот теперь, спустя долгих девять лет, уголовное дело наконец-то передали в суд. Справедливости ради отметим: оно было раскрыто буквально по горячим следам, но в те годы у Махатова были такие могущественные покровители, что арестовать его никому не позволяли. И только после нового курса главы государства на построение справедливого Казахстана ситуация стала меняться.

Исполнители заказа пошли на сотрудничество с Генпрокуратурой и в очередной раз в мельчайших подробностях рассказали о деталях заказного убийства. Все эти факты будут изучены судом. Хочется верить, что на этот раз виновным дадут справедливую законную оценку. Чтобы не дать повода предъявить редакции разглашение тайны следствия, эти подробности мы расскажем, когда стартует судебный процесс.

Между тем в декабре 2011 года арестованный по “хоргосскому делу” комитетчик Ирлан АБДРАХМАНОВ рассказал руководителю СОГ Улугбеку ПАТСАЕВУ о преступной деятельности Талгата Махатова и его покровителей из финансовой полиции. Экс-начальник управления КНБ уверяет: именно Патсаев и его подчиненные разгласили Махатову все подробности операции КНБ, включая фиксации разговоров между ним и Жамашевым, который являлся одним из основных свидетелей против Саныча.

- Убийство Медета Жамашева было спланировано с целью скрыть следы ранее совершенных преступлений Махатовым и его кураторами из финпола. Жамашев - основной свидетель преступлений, и его показания как в ходе следствия, так и в суде мог­ли стоить карьеры или свободы не только спецагенту Санычу, но и его покровителям. Смерть Жамашева была выгодна тем, кто скрыл все сомнения в моей виновности, моих коллег Талгата ЖАКАЕВА и Бакытбека КУРМАНАЛИЕВА, - считает Ирлан Абдрахманов.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее