13453

Морские волки

Очередной помпезный проект решили воплотить в Мангистау, затопив впадину Карагие

Морские волки

Не успели жители региона отойти от идеи застройки урочища Бозжыра, как на горизонте замаячил еще более амбициозный проект по образованию нового моря с глубоководным портом, рыбными хозяйствами, почти сотней отелей, детских лагерей и яхт-клубом. Реализация всего этого богатства начнется уже в следующем году. Вот только власти Мангистау не спешат знакомить жителей с этим роскошным “светлым будущим”, предпочитая держать проект под сукном.

О том, что некогда отвергнутый проект хотят реализовать, но с еще большим размахом, наше издание узнало случайно, получив материалы презентации. При выяснении подробностей мы с удивлением услышали от руководителя областного управления туризма Маулена ГАБДУЛКАЛИЕВА, что он сам узнал о нем буквально на днях, а его якобы куратором является управление инвестиций. Но и там никаких пояснений мы не получили, так как его руководитель Венера МУСТАПАЕВА лишь отметила, что занималась им исключительно для того, ­чтобы представить на рассмотрение регионального координационного совета по привлечению инве­с­тиций.

И вот на минувшей неделе в областном акимате под председательством главы региона Нурлана НОГАЕВА состоялось то самое заседание. Как правило, пресс-служба акима области подробно расписывает рассмот­ренные проекты, их стоимость, количество рабочих мест, называет инвесторов. Однако на этот раз в пресс-службе ограничились минимумом информации.

“На заседании инициаторы презентовали четыре инвестиционных проекта: строительство частных школ, детского сада, хлебо­пекарни в Актау, а также проект по развитию рыбного кластера, туризма и другие. Реализация данных проектов обеспечит привлечение инвестиций в регион, создание новых рабочих мест, будет способствовать активному развитию малого и среднего бизнеса, что в совокупности положительно скажется на социально-экономическом развитии региона”, - говорится в пресс-релизе.

Изучив презентацию строительства инфраструктурно-рекреационного комплекса “Инжу-Маржан”, мы поняли, почему власти решили утаить от жителей региона этот проект и не выносить его на общественные слушания.

Всё неймётся

Реализовать столь масштабный проект решено в заливе Ащисор и впадине Карагие. Это самая глубокая естественная впадина Казахстана, входящая в пятерку глубочайших ям Земли (отметка дна - 132 метра ниже уровня Мирового океана).

Первые попытки воплотить проект, но попроще, были в 2017 году. Тогда главный архитектор области Найзабек ЖАЙЛАУ заявлял, что проект будут реализовывать лишь в заливе Ащисор, а впадину Карагие - уникальное место - трогать не будут, так как там расположены несколько крестьянских хозяйств, исторические захоронения, уникальные флора и фауна. Впрочем, не остались в стороне общественность и экологи, которые тогда подняли волну возмущения.

Как бы там ни было, но в то время от проекта было решено отказаться. И вот, видимо, власти дождались, пока утихнут страсти, и решили к этому проекту вернуться, но теперь, как говорится, втихаря.

На этот раз впадину Карагие решили тоже задействовать, затопив ее водой из Каспийского моря.

Судя по презентации, проект будут реализовывать поэтапно и рассчитан он на десять лет, с 2023 по 2033 год. На первой стадии неизвестный инвестор планирует прорыть канал от Каспийского моря для формирования залива Ащисор, построить рыбоводческую зону для разведения лососевой и осетровой рыбы.

Помимо садковых хозяйств и рыбопитомника там будут располагаться заводы по переработке рыбы и производству комбикорма. В планах также вложение инвестиций в гидротехнические мероприятия. В презентации конкретно не указано, что это такое. Но если внимательно посмотреть на макет, то можно рассмотреть в заливе Ащисор построенную ГЭС и дамбу.

На второй стадии (с 2024 года) инвес­тор планирует построить порт для принятия генеральных и контейнерных грузов, а также нефте­наливной терминал. Но тут вопросы к инвестору: есть ли разрешение на такие работы и выносился ли этот проект на рассмотрение правительственной комиссии? Ведь чтобы прорыть канал и взять воду для чего-либо, инвестору как минимум требуются разрешения еще четырех (!) государств, расположенных на Каспии.

А вот на третьей стадии (с 2025 года) начнется самое интерес­ное - освоение впадины Карагие. Чтобы понимать масштаб освоения, отметим, что длина этой впадины составляет 85 км, а ширина 25 км. В первую очередь ее планируют залить водой из Кас­пийского моря. Далее здесь построят десятки отелей, лечебниц, санатории, детские лагеря, пляжи и кемпинги. Помимо этого здесь разместят десятки аквапарков и водных аттракционов, яхт-клуб, несколько дайвинг-центров, подводные ресторан и аквариум. А расположенные повсюду источники сероводорода и радона инвестор хочет приспособить под бальнеологические курорты, которые по его макету не уступают по своей полезности уровню мировых лечебниц.

Общая стоимость проекта - 239 млрд тенге (500 млн долларов), из которых 80 процентов - это средства таинственного инвестора, остальное - некие иностранные инвестиции.

Дежавю

Мы показали проект некоторым экспертам. Так, член регионального экологического совета по Мангистауской области ассоциации EcoJer, член общественного совета Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Адильбек КОЗЫБАКОВ отметил, что это непродуманная и не взвешенная со всех сторон идея.

- Вспомним Арал. В прошлом веке руководство СССР решило, что, если воды Амударьи и Сырдарьи пустить на орошение хлопковых и рисовых полей, Арал начнет высыхать, а на месте бывшего бесполезного моря образуются огромные площади для выращивания того же хлопка. Что в итоге получилось, все мы прекрасно знаем. Или более близкий пример - залив Кара-Богаз-Гол, в котором добывали ценную глауберову соль (мирабилит), экспортируемую СССР. Тогда решили, что, если перекрыть пролив, откуда морская вода поступала в залив из Каспия, объемы добычи долларовой соли вырастут в разы. В итоге уничтожили единственный в мире морской водопад, так как вода из моря в залив падала с трехметровой высоты, и лишились соли, - говорит Адильбек Козыбаков.

Тогда залив, конечно же, осушили, но оставшаяся соль изменила свой состав и потеряла коммерческую ценность. Затем пролив восстановили, но соль прежнего качества безвозвратно потеряна.

Каракумский канал, прорытый от Амударьи через пустыню Каракумы, тоже один из ярких примеров бездумного вмешательства человека в природу. В итоге воды канала в буквальном смысле были поглощены каракумским песком, так и не достигнув конечного пунк­та - Каспия.

- Видимо, инициаторы проекта “Инжу-Маржан” считают себя хозяевами природы, раз игнорируют печальный советский опыт. Этих господ можно было бы попытаться понять, если бы уровень Каспия был на подъеме, а не на понижении, как сейчас. Море мелеет, недополучает воду Волги и Урала, а тут еще этот проект заберет кубические километры воды. Я уже не говорю об уникальности впадины Карагие - самой глубокой в Центральной Азии и Европе. О том, что там обитают редкие и исчезающие виды растений и животных, которые просто будут утоп­лены в морской воде. О том, что большая часть впадины является особо охраняемой природной территорией - частью Карагие-Каракольского государственного зоологического заказника. О том, что воздух у нас и так очень влажный, а с появлением дополнительных водных пространств неизвестно, как изменится климат, - возмущен Адильбек Козыбаков.

Затишье перед бурей

Пока этот проект не выставлялся на общественные слушания, не получал положительного заключения государственной экологической экспертизы, поэтому не совсем понятно, как его могут начать реализовывать уже в следующем году. Более того, по словам геофизиков, реализация этого проекта может оказаться миной замедленного действия в плане экологии. Во впадине Карагие еще в советское время были обнаружены залежи урана и нефти. Помимо этого нельзя игнорировать и огромное количество солей на дне впадины, которые превратят этот водоем в мертвое море.

В презентации автором проекта указан Серик БУРКИТБАЕВ. Ранее он занимал должности директора радиотехнического завода и Института нефти и газа, министра транспорта и связи и советника президента Казахстана. В 2008-м он стал президентом национальной компании “КазМунайГаз”, в том же году был арестован по обвинению в коррупции и приговорен к шести годам лишения свободы. В 2012-м он вышел на свободу и продолжил заниматься научно-практической деятельностью, а через два года презентовал этот абсурдный проект, который сейчас хотят реализовать в Мангистауской области.

Ланга ЧЕРЕШКАЙТЕ, Актау

Поделиться
Класснуть