2889

Глухая оборона

За уголовное правонарушение виновникам в погонах грозит лишь дисциплинарная ответственность

Глухая оборона
Полиция на месте происшествия.

Вот уже полгода карагандинец Азамат БЕЙСЕМБАЕВ пытается привлечь к ответственности группу людей, напавших в кафе на него, его супругу и еще одну семейную пару. Потерпевшие получили травмы и вдобавок лишились нескольких личных вещей. Расследование начало буксовать буквально сразу, потому что оппонентами в конфликте оказались сотрудники жезказганского СОБРа. По прошествии времени складывается впечатление, что у полиции стояла задача не защищать пострадавших граждан, а технично вывести из-под удара своих коллег, с чем она, похоже, успешно справляется по сей день.

Примерно в девять часов вечера 18 февраля Азамат с женой Айнур и семейными друзьями-соседями Даулетом КАИРБЕКОМ и Назерке КИНАЛБЕКОВОЙ пришли в близлежащий карагандинский рестобар “Стрелка”. Вместе с ними в заведении отдыхала компания из десятка мужчин. Поначалу все было чинно-благородно: посетители ужинали, выпивали, пели под караоке. Никто никого не цеплял и не оскорблял. Но повод для конфликта все же нашелся, когда две семейные пары во втором часу ночи засобирались по домам и отправились к гардеробу за вещами.

В небольшом коридоре один представитель большой мужской компании мимоходом похлопал Назерке Киналбекову по части тела, трогать которую считается верхом неприличия. Женщина сделала замечание нахалу, а тот вместо извинений начал проявлять агрессию и источать оскорб­ления. Супруг Назерке, разумеется, встал на ее защиту. И тут же на него посыпался град ударов не только от обидчика жены, но и от его приятелей.

- Я в тот момент оплачивал счет у барной стойки, - вспоминает Азамат Бейсембаев. - Увидев, как бьют упавшего на пол Даулета, подбежал к толпе и попытался его вытащить. Но те, кто его бил, переключились на меня - я тоже получил несколько ударов. После этого вмешались работники кафе и попросили нас покинуть помещение, буквально выгнали на улицу. Там нападение на нас продолжилось. Меня повалили прямо на парковке, прыгали по мне. Когда я лишился сознания, на меня, со слов очевидцев, сверху сел человек, который, как я позже узнал, работает в областном акимате. Он снял с меня часы Tissot и вытащил из кармана куртки портативное зарядное устройство с кабелем.

Азамат Бейсембаев через 2 часа после приезда полиции. Скорую помощь ему никто так и не вызвал.

Даулет Каирбек, видимо, попытался убежать от разъяренных злоумышленников, однако его догнали у жилых многоэтажек и тоже отлупили. Тумаков досталось и женам, пытавшимся остановить побоище. В драке с руки Назерке Киналбековой кто-то снял часы Apple.

Первым на шум у “Стрелки” отреагировал участковый инспектор. Но ему, по словам Азамата, едва ли самому не пришлось защищаться от разъ­яренной толпы. Тем не менее избиение вскоре прекратилось, и пострадавшие сумели вызвать полицию. Пока сотрудники Юго-Восточного ОП добирались до места происшествия, большинство дебоширов забежали в здание рестобара и заперлись изнутри. Потерпевшие и участковый сумели задержать лишь двоих мужчин, среди которых был предполагаемый акиматчик. Казалось бы, бери всех тепленькими, доставляй в околоток и оформляй хулиганство, а то и попутный грабеж. Однако ничего подобного не произошло.

- Полицейские попросту взяли и отпустили всех подозреваемых, а также отказались принимать у нас заявление об избиении. К тому же они обманули нас, сказав, что вызвали скорую помощь, но на самом деле никуда не звонили, - рассказывает Азамат. - По моему мнению, так случилось из-за корпоративной солидарности. Позже удалось выяснить, что на нас напали сотрудники жезказганского СОБРа, которые находились в Караганде в командировке.

Потерпевших карагандинцев сотрудники Юго-Восточного ОП мурыжили на улице еще около двух часов, а потом отбыли восвояси. Азамату и его спутникам пришлось повторно звонить на номер 102 и вызывать стражей правопорядка. Прибывший к рестобару новый наряд наконец принял заявление о хулиганстве, а пропавшее имущество сыщики указывать в документах отказались. Кстати, неотложку вновь никто из людей в погонах не вызвал, хотя, по идее, потерпевших должны были направить на медицинское освидетельствование, а то и на экспертизу, чтобы определить характер полученных травм. Вместо этого две семейные пары через четыре часа после драки сами вызвали себе скорую помощь. В больнице врачи зафиксировали побои.

Впрочем, полиция запрашивать сведения от медиков также не спешила. Зато один из подозреваемых вместе с незнакомцем, представившимся Жанболатом, стал периодически подкарауливать Бейсембаева у дома или притормаживать рядом с его автомобилем на светофорах. Мужчины, как утверждает Азамат, сначала просили забрать заявление - взамен обещали заплатить два миллиона тенге. А позднее он услышал и угрозы: мол, в полиции у подозреваемых все схвачено, а вот в домах заявителей внезапно может случиться пожар либо найдутся наркотики.

Один из подозреваемых, которого отпустили восвояси.

В Юго-Восточном ОП Азамату и его друзьям говорили, что расследовать инцидент бессмысленно, поскольку найти скрывшихся злоумышленников невозможно. Про похищенные вещи сыщики тоже слышать ничего не хотели, аргументируя свою позицию тем, что потерпевшие… не знают анкетных данных потенциальных грабителей. Тем не менее из-за настойчивости пострадавших дело все-таки разделили на два: хулиганство и кража. Вот только последнее впоследствии по-тихому прекратили, не уведомив о том заявителей.

- Два месяца никаких следственных действий толком не велось. Провели только опознание и очную ставку с одним из подозреваемых по фамилии ОМАРОВ. Видеозапись с камер наблюдения рестобара на момент конфликта почему-то отсутствовала. А видео с жетона участкового, где было видно, кто кого и как избивал, пос­ле изъятия сотрудниками Юго-Восточного ОП оказалось испорченным, - сетует Азамат. - По моему личному мнению, действия полицейских весьма похожи на укрывательство преступления. Такие вещи тоже наказываются в уголовном порядке.

В отчаянии Бейсембаев стал ходить на приемы к руководству областного ДП и писать жалобы в прокуратуру. После одной из встреч с главным региональным полицейским Ерланом ФАЙЗУЛЛИНЫМ выяснять нюансы этой истории начало УСБ. Именно так и стало известно, что к конфликту в “Стрелке”, скорее всего, причастны семеро жезказганских собровцев. Вот только с привлечением их к ответственности возникли сложности, поскольку они ушли в глухой отказ, а видеоулики оказались испорченными.

- Некоторых руководителей Юго-Восточного ОП и ряд подозреваемых привлекли к дисцип­линарной ответственности. Наверное, полагали, что я на этом успокоюсь, - говорит Азамат. - Но я категорически не согласен с таким наказанием. Подумаешь, кого-то в звании понизили, а кого-то премии лишили. А ведь прак­тически все фигуранты спокойно продолжают служить в правоохранительных органах! Кто-то перевелся в другое подразделение, а кое-кому позволили благополучно уйти на пенсию. Теперь я настаиваю и требую, чтобы в отношении руководства Юго-Восточного ОП возбудили уголовное дело за превышение служебных полномочий, нарушение наших конституционных прав, подлог, развал уголовных дел, укрывательство, халатность, отпуск подозреваемых с места преступления. От претензий к собровцам и работнику акимата тоже отказываться не намерен. Поступили бы по-человечески: извинились перед женщинами и вернули украденные вещи, мы бы их прос­тили. Но меня крайне возмущает произвол, который произошел на моих глазах. Это просто издевательство. Еще и угрозы были. Представьте, если мой дом, где живут две маленькие дочки, подожгут. Куда мне обращаться за помощью? В Юго-Восточный ОП, который развалил уголовное дело по факту нападения на меня, супругу и моих друзей?

П осле многочисленных жалоб и вмешательства прокуратуры УСБ вновь занимается изучением инцидента. Азамата вызывают на беседы и просмотры видеозаписей, сохранившихся на мобильных телефонах его жены и друзей. Итог предугадать пока сложно.

Официальный комментарий пресс-службы местного ДП выглядит так: “В производстве УСБ находятся материалы досудебного расследования, зарегистрированные в ЕРДР по части 2 статьи 293 и части 1 статьи 188 по фактам кражи чужого имущества и хулиганства в отношении А. Ж. Бейсембаева. В настоящее время проводится досудебное расследование, по результатам которого виновные сотрудники будут привлечены к строгой дисциплинарной ответственности. Остальные сведения согласно статье 201 УПК не подлежат разглашению. Ход расследования находится на контроле руководства ДП”.

Все-таки удивительно устроены наши законы. Выходит, чистую уголовку из корпоративных интересов могут подчис­тить так, что виновникам потом ничего не предъявишь, кроме выговора или объявления о неполном служебном соответствии? А может, причина развала дела кроется вовсе не в защите провинциальных собровцев? Интересно, получил бы в минувшем мае генеральские погоны глава карагандинского ДП Ерлан Файзуллин, если бы историю сразу предали огласке и не дали разломать?

Мы продолжим следить за развитием событий и посмотрим, к каким выводам на этот раз придут правоохранители.

Ирина МОСКОВКА, Караганда

Поделиться
Класснуть