2088

Найдите виновных!

Об этом просит жительница Тараза Турдыкуль НУРЫМБАЕВА компанию New Tel Com, где работал ее сын Бахтияр КУМИСБЕК. В феврале работодатель отправил его вместе с напарником Береке АГАДИЛОВЫМ устанавливать wi-fi в село Абжапар района Рыскулова. Во время работ Бахтияр сорвался с крыши дома, получив тяжелую травму головы, которая позже стала причиной его гибели. С февраля его родители ищут справедливости, оби­вая пороги разных кабинетов, ведь за смерть молодого человека никто так и не ответил.

Найдите виновных!
Бахтияр КУМИСБЕК.

Бахтияр вместе с напарником поехал в село Абжапар 9 февраля на машине Береке. Когда они собирались домой, после 16.00, руководство фирмы по телефону дало им еще одно задание: устранить неполадки у абонента Абыла КИКБАЕВА, проживающего на улице Сатпаева этого села.

- Они заменили модем. Но так как интернет не работал, Бахтияр решил проверить пушку антенны, установленную на крыше дома. Мы до сих пор доподлинно не знаем, что там произошло. Береке сначала рассказывал, что Бахтияр упал, когда работал на крыше. А потом все начали говорить, что ничего не видели, - рассказывает Турдыкуль Нурымбаева.

С крыши этого дома упал Бахтияр.

Абыла Кикбаева и его супругу мы дома не застали. По крайней мере, мы никого не дозвались. Соседи сказали, что они на работе. О случившемся говорили не­охотно, в основном, что ничего не знают.

В фирме говорят, что Бахтияр упал с лестницы, а не с крыши. Нам удалось узнать, что деревянную лестницу владелец дома позаимствовал у соседа, когда монтажникам нужно было взобраться на крышу. То есть специальной лестницы, как ни пытался убедить нас в обратном нынешний руководитель компании New Tel Com Асхат ТОЙЧИБЕКОВ, не было. Как не было и каски, которая могла смягчить удар.

Асхат ТОЙЧИБЕКОВ.

После случившегося Береке и Абыл занесли Бахтияра в дом и положили на кровать. Потом на своей машине напарник поехал за сельским фельдшером.

- Я возвращалась домой, живу на окраине села. Почти возле дома меня догнала старенькая “ауди”, в которой были сын Абыла и молодой человек за рулем. Они сказали, что срочно нужна помощь. Я села в машину, и мы по­ехали домой к Абылу. Судя по тому, что водитель ехал очень быстро, я поняла, что произошло что-то

серьезное. Приехав на место, я осмотрела парня, сделала ему укол кетотопа. На голове у него была шишка, которая увеличивалась. Было подозрение на внутреннее кровотечение. Поэтому до приезда скорой помощи, которую я сразу вызвала, сделала ему укол этамзилата, - говорит фельдшер сельской врачебной амбулатории Макен АБАЙЛДАЕВА.

Макен АБАЙЛДАЕВА.

Скорая помощь приехала через полчаса. Это притом что ближайшая станция СМП находится в соседнем селе Акыртобе. В тот день было дежурство фельдшера Сауле ТАГАЕВОЙ. Именно ее пытались обвинить в том, что она якобы не госпитализировала Бахтияра, сказав, что они приехали на “ниве” и у них пересменка.

- Такого быть не могло! Видно было, что напарник Бахтияра очень переживал. Ему все время кто-то звонил. В один из звонков он передал мне трубку, где мужской голос спросил, что мы собираемся делать. Я сказала, что согласно протоколу повезу Бахтияра в районную больницу в село Кулан. Мужчина сказал, что не надо в район. А потом спросил: “Вы записали как производственная травма?” Я ответила: да. А он говорит: “Почему?!” - “Как почему? Он в спецодежде, рядом напарник. Владелец дома рассказал, что он упал с крыши”.

В общем, неприятный разговор случился с этим человеком. Я отдала телефон напарнику и продолжила осмотр. У Бахтияра была травма головы, но он был в сознании. Тут я слышу, как мужчина по телефону говорит напарнику: “Вези его в Тараз”. Я сказала, что не могу отпустить их просто так, вдруг что-то случится. Мужчина, разговаривавший со мной по телефону, Бахтияр с Береке называли его Муха, заверил меня, что выедет навстречу в сопровождении скорой помощи. Так как Бахтияру нужна была помощь нейрохирургов, коих в районе нет, мы под расписку отпустили его, предварительно стабилизировав состояние. Мы также сопроводили их до границы района, - вспоминает тот случай Сауле Тагаева.

В таразскую городскую многопрофильную больницу Бахтияр Кумисбек поступил около 19.00. Правда, на операционный стол он попал в 1.30 следующих суток. И то после того, как родители начали шуметь. До этого времени все тот же Муха и несколько представителей компании заверяли их, что ему оказывают необходимую помощь.

- Я возмутилась, когда узнала, что в больнице они сказали, будто нашли Бахтияра на улице, что он находился в отпуске без содержания и они не знают, что с ним случилось. То есть они обманули док­торов! А позже выяснилось, что мой сын без сознания лежал не в реанимации, а в приемном покое, как бесхозный! Более шести часов с кровоизлиянием он просто лежал в коридоре и не мог попросить о помощи.

Я даже не поговорила с сыном - после операции он так и не пришел в себя. А 15 февраля нам позвонили рано утром из больницы и сказали, что он умер. Моему сыну было всего 25 лет, - в слезах вспоминает Турдыкуль Нурымбаева.

Командовавший парадом Муха - это инженер по мониторингу, безопасности и охране труда компании New Tel Com Мухамедали АБЕН. Он, как и Береке, и бывший руководитель компании Александр ЛОПАРЕВ, и еще несколько сотрудников, спешно уволился после случившегося. К сожалению, поговорить с ними нет возможности. В компании говорят, что не знают, где их бывшие сотрудники и чем они занимаются. Номерами телефонов поделиться не могут.

По словам Асхата Тойчибекова, компания виновата в смерти сотрудника лишь частично. А если быть более точными - на 50 процентов. Такое заключение дало и управление испекции труда акимата Жамбылской области, проводившее расследование несчастного случая.

Кстати, в состав комиссии кроме председателя Гульжан БАКИРБАЕВОЙ вошли бывший руководитель New Tel Com Александр Лопарев, инженер Женисбек ДЕГЕНБАЕВ и другие сотрудники компании. Они же и подписывали акт специального расследования... То есть компания, где из-за производственной травмы погиб сотрудник, проверила сама себя и решила, что она виновата лишь в неудовлетворительной организации производства работ, выраженной в ослаблении контроля за безопасностью и охраной труда.

В полиции посчитали, что это несчастный случай, сославшись на это заключение инспеции труда, Рыскуловский районный отдел полиции дело прекратил. Но уведомить родителей погибшего никто не соизволил.

Единственная помощь, которую на 40 дней Бахтияра оказала компания, - 500 тысяч тенге. Именно в такую сумму New Tel Com оценил жизнь сотрудника. Хотя нам Асхат Тойчибеков говорил о 1,2 миллиона тенге. Глава компании считает, что Турдыкуль Нурымбаева просто хочет денег. Женщина же просит объективного расследования и доведения дела до суда.

Айжан АУЕЛБЕКОВА, фото автора и из архива Турдыкуль НУРЫМБАЕВОЙ, Тараз

Поделиться
Класснуть

Свежее