2409

Автомобиль- “невидимка”

Казахстанская полиция не в силах найти криминальное авто, даже если оно находится у нее под носом, причем без перебитого VIN-кода. И ездит под любыми номерами - хоть родными, хоть подложными.

Автомобиль- “невидимка”
Во время продажи в Уральске на машине были настоящие номера...

После серии наших публикаций о делишках транснациональной автомафии в корпункт “Времени” то и дело звонят и пишут иностранцы, у которых угнали машины. На основе разговоров только с россиянами, чьи авто прочно осели в Казахстане, автор этих строк мог бы еженедельно выдавать продолжение газетного сериала. И каждая серия была бы о том, как наша полиция смотрит на преступления сквозь пальцы.

Что уж там - она их сама и спровоцировала еще в 2014 году, когда МВД издало 862-й приказ об утверждении правил регистрации и учета транспортных средств. Он, напомним, дал зеленый свет криминалу, за несколько лет превратившему нашу страну в сливную яму для угнанных авто (см. “А ввоз и ныне там”, “Время” от 12.5.2022 г.).

Казалось бы, ничего на эту тему удивить больше не может. Ан нет! На днях москвич Сергей ТАРАСОВ рассказал о своих злоключениях, и я теперь почти уверен: отменяй не отменяй злополучный приказ, а ситуацию вряд ли исправить. Во всяком случае, до тех пор, пока люди, прикрытые высокими должностями и погонами, не нач­нут соблюдать закон и порядок.

Сергей ТАРАСОВ.

Тарасов то и дело находит свой Porcshe Cayenne 2008 года выпуска у разных казахстанских автобарыг. Объявления о машине постоянно появляются на страницах спецсайтов. Москвич знает, как зовут продавцов, где они живут и по какой схеме действуют. Он знает, где находится украденный “порше”. При этом доказывать, что за машиной тянется криминальный след, не приходится ввиду очевидности этого факта. У нее не подделан идентификационный номер. Она то и дело возникает на казахстанских дорогах с родными московскими номерами. Но, даже угодив в ДТП, авто спокойно уходит от внимания доблестных дорполовцев.

- Машина зарегистрирована на российское предприятие ООО “Аэросоюз”, ею пользовался мой тесть, руководитель организации, - рассказывает Сергей Тарасов. - После его трагической гибели автомобиль был передан женщине-юристу из Петербурга, с которой покойный много работал. Мы сделали это по ее просьбе, она хотела выкупить машину и оставить ее у себя на память. Когда спустя несколько месяцев мы поинтересовались насчет денег, она заявила, что никакого “порше” у нее не было и нет, она ни о чем не знает и знать не хочет. Частный детектив быстро установил: она продала машину перекупщикам, а те сплавили ее в Казахстан.

Вот уже девять месяцев краденое авто разъезжает по всей стране.

- При машине были только ключи и свидетельство о регистрации, - утверждает Тарасов. - Паспорт остался у нас, а без него перерегистрировать автомобиль невозможно. В сентябре прошлого года я просто зашел на сайт продаж, ввел нужные данные, и тут же вылетела страница с нашей машиной! Так я узнал, что автомобиль находится в Уральске и продается за 3 млн 900 тыс. тенге. Ошибка была исключена: на капоте виднелись две вмятины, а на рамке гос­номера - надпись “Аэросоюз”. Ну и номер был наш.

Сергей сообщил о находке в полицию по месту жительства, а сам отправился в Уральск. Казахстанские силовики, к которым он обратился за помощью, приняли от него заявление и подтвердили, что искомое авто действительно находится на их территории и регулярно попадает в объективы уличных видеокамер. Однако принимать какие-то меры отказались, сославшись на то, что в базе данных Интерпола сведений об этой машине нет.

То есть выслушав человека, который заявил, что машина попала в Казахстан незаконно, имевшего на руках документы и доказательства (среди них автостраховка, оформленная на жителя Уральска, владельца ресторана, и двух его сыновей), наши полицейские сказали: у них нет никаких оснований для принятия мер. Мол, езжайте домой, возбуждайте дело, объявляйте машину в розыск, присылайте нам международное поручение, а потом мы посмотрим, как действовать.

Несолоно хлебавши Тарасов отправился в Москву, где столкнулся с местной полицейской бюрократией. Там долго решали, кому с этим делом следует разбираться: то ли питерским следакам, то ли московским. А если московским, то каким: которые работают на территории, где прописан Тарасов, или тем, где зарегистрирован “Аэросоюз”? С огромным трудом мужчине удалось-таки добиться возбуждения уголовного дела. Но случилось это лишь 22 апреля этого года.

И стоит ли говорить, что все это время, с осени 2021-го по весну 2022-го, он был вынужден сам отслеживать беспрепятственное перемещение “порше” по городам и весям Казахстана при полном бездействии правоохранительных органов как России, так и Казахстана. Тарасов вступал в переписку с продавцами и узнавал от них много интересного.

После Уральска “порше” побывал в Шымкенте, а в феврале перекочевал в Алматы. В южной столице события стали кучерявее: новый продавец по имени Елдар (полное имя известно редакции, а Тарасов готов предоставить его следствию) без тени смущения заявил Сергею, что авто хоть и зарегистрировано в России, но свободно передвигается под казах­станскими подложными номерами. Фотографии на сайте объявлений это подтверждали.

- Я спросил его: как так, российский учет, а номера неродные, - вспоминает Тарасов. - Елдар мне ответил, мол, ничего страшного, у него есть возможность ездить так без проблем. При этом сообщил, что при необходимости он пользуется подложными номерами от списанной “тойоты”.

Спустя две недели Елдар продавал тот же самый “порш” уже в плачевном состоянии. Машина врезалась в столб и получила сильные повреждения. Елдар разместил фотографии с места ДТП, на которых рядом с разбитым авто стоит и полицейская патрулька. Неужели дорполовцы не заметили проблем с документами на машину? Почему не отреагировали на то, что “порше” на месте аварии стоит без номеров? Неужто, пробив по базе VIN-код, не поняли, что дело нечисто? И что ж это за связи у Елдара в алматинской полиции, позволившие ему избежать неприятностей? Как видите, вопросов очень много.

...а в Алматы машину снабдили подложными блатными номерами.

После аварии “порше” исчез из поля зрения Тарасова. Новое предложение о его продаже появилось 1 мая. Машину хорошо подшаманили. Продавец по имени Баглан (его полные данные тоже известны) в переписке с Сергеем сообщил, что купил машину в Капшагае прямо на штраф­стоянке.

- Но когда я ему сообщил, что машина в розыске, он ответил: “Приезжай и забирай ее у нового владельца, я ее уже продал”, - продолжает Тарасов. - Новый покупатель выложил объявление о продаже свежеприобретенной им машины 4 мая. Его зовут Бекарыс, он родом из Уральска, а живет в Алматы и несет воинскую службу в Жаркенте. “Порше” продает за 5,8 млн тенге, но готов отдать и почти на миллион дешевле. Машина вновь снабжена настоящими госномерами. Впрочем, разоткровенничавшись в переписке, Бекарыс рассказал: за 300 тысяч тенге он “для понта” оформил на машину еще и армянские номера, с которыми совершенно спокойно ездит по Алматы.

Между тем машина, которую ищет и все время находит Тарасов, уже практически месяц фигурирует в базах с отметками о нахождении в российском федеральном и международном розыске по линии Интерпола. Вы спросите, что это меняет? Отвечу: да ничего!

Иностранцам очень сложно добиваться справедливости в Казахстане. У них мало возможностей общаться и взаимодействовать со следствием. Сказываются такие факторы, как территориальная удаленность и особый порядок работы казахстанской полиции по международным делам.

Но давайте задумаемся: насколько важно, что потерпевшие - граждане другого государства? Не важнее ли, что во всех подобных делах уголовщиной занимаются казахстанские граждане? Они крутят-вертят криминальными иностранными авто как хотят, навешивают на них подложные номера, нарушают правила дорожного движения, свободно перепродают - и все это совершенно безнаказанно. Доколе?

Стас КИСЕЛЁВ, Костанай

Поделиться
Класснуть