1951

Докопаться до истины

Общественная комиссия под председательством адвоката Айман УМАРОВОЙ займется расследованием январских событий. Ряд правозащитников и общественных организаций стали выяснять, что же тогда на самом деле произошло. Одни собирают данные о погибших, другие - о привлеченных к административной ответственности и т. д. Теперь же на арену вышли профессиональные юристы, которые намерены всесторонне изучить обстоятельства “кровавого января”.

Докопаться до истины

- Я считаю, что это должна быть независимая профессио­нальная комиссия, - говорит Умарова. - Конечно, у любого человека есть право создавать свою комиссию. И я решила им воспользоваться, поскольку считаю, что для того, чтобы давать оценку произошедшему, нужны эксперты. Это должны быть профессионалы, которые понимают, что такое массовые беспорядки, терроризм и экстремизм.

В состав комиссии вошли адвокат из Мангистауской области, член Национального совета общественного доверия Уайс ЕРСАЙЫНУЛЫ, директор центра правовой защиты “Кеш” Камиша ЕСМУХАМБЕТКЫЗЫ, президент общественного фонда Human rights lawyers Ляззат РАКИШЕВА и другие юристы и адвокаты. А вот чиновников и сотрудников правоохранительных органов общественники приглашать не стали.

- Мы можем к ним обращаться, чтобы получить информацию, чтобы они дали пояснения, - заявила Айман Умарова.

Сейчас члены комиссии составляют подробный план действий. Они намерены ездить по стране, разговаривать с участниками январских событий, изучать материалы уголовных дел и тому подобное.

- Почему я ездила в Акорду? Считаю, что комиссия, которая не имеет доступа к материалам дела, не может дать правильную оценку произошедшему. Поэтому я решила получить доступ, - поясняет Айман Умарова. - Если честно, я еле-еле добилась доступа к информации. У меня есть опыт, я специализировалась на делах о насильственном экстремизме, терроризме, поэтому получила такое разрешение. Мы будем выяснять, что происходило до этих событий, что их спровоцировало, что происходило непосредственно в эти дни. Был это мирный митинг или нет, имел ли место терроризм, кто мог это сделать, действительно ли в Казахстане существуют террористические ячейки... Все это мы будем выяснять и в итоге сделаем свое заключение. Единственное, если информация будет касаться государственных секретов, я дам подписку о неразглашении. Также я дам подписку, если речь будет идти о тайне следствия - но только на время досудебного расследования.

Что касается финансирования работы комиссии (это нужно, например, для поездок по регионам), то активисты планируют собирать деньги посредством добровольных пожертвований граждан. При этом люди, оказавшие финансовую помощь комиссии, не вправе буду диктовать ее членам свои условия. О своей работе комиссия будет регулярно отчитываться перед общественностью, проводить пресс-конференции, брифинги, публиковать информацию в социальных сетях.

- Кто-то займется группой людей, которые не участвовали в митингах, а пострадали, просто проходя мимо, - продолжает Айман Умарова. - Вторая группа - это те, кто пошел на мирный митинг. Третья группа - задержанные. И, может быть, среди них есть люди, которых пытают. Никто никого не имеет права пытать, даже террористов. Кроме того, их показания в суде могут оказаться ничтожными. Еще одна группа - это родственники полицейских. Будут и другие группы.

Еще один момент, на который планируют обратить внимание члены комиссии, - это роль Комитета национальной безопасности в январских событиях. По мнению Айман Умаровой, сотрудники этого ведомства вообще не должны принимать участия в расследовании уголовных дел, касающихся январских событий.

- Они себя дискредитировали, - уверена она. - Нам такая “безопасность” не нужна!

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть