5684

Побить нельзя убить

Дело майора КНБ Айдына АЛПЫСБАЕВА: ключевой свидетель обвинения заявляет, что дал ложные показания под давлением сотрудников полиции, опасаясь сесть в тюрьму

Побить нельзя убить

В специализированном межрайонном военном суде по уголовным делам спустя шесть с половиной лет вновь вернулись к изучению всех обстоятельств покушения на бизнесмена Игоря КУДИНА. В марте 2015 года за это преступление были осуждены и получили длительные сроки майор Комитета нацбезопасности Айдын АЛПЫС­БАЕВ, а также якобы помогавшие ему осуществить нападение Мурат ХАСЕНОВ и Сергей ЛОГВИНЕНКО. Все трое уже успели отбыть часть срока, однако председатель Верховного суда Жакип АСАНОВ в начале 2021 года внес личное представление о пересмотре приговора, после чего дело направили на новое рассмотрение. Суд присяжных собрался вновь, заседания проходят в закрытом режиме, однако корреспонденту “Времени”, освещающему этот процесс длительное время, удалось получить некоторые подробности происходящего. Судья Тамара КОРОЛЕВСКАЯ уже стала свидетелем настоящей сенсации: свидетель обвинения Ерсаин ЕРМАГАМБЕТОВ заявил, что он был вынужден оговорить подсудимых, поскольку ему угрожали сотрудники полиции, проводившие расследование. Более того, выяснилось, что Ермагамбетов еще четыре года назад пытался достучаться до правосудия.

История бывшего сотрудника спецслужб Айдына Алпысбаева тянет на самый настоящий детектив. В 2014 году он был обвинен в организации заказного убийства предпринимателя Игоря Кудина, занимавшегося разработкой карьеров в Акмолинской области. По версии следствия, в бизнесмена выстрелили из пистолета прямо возле его дома, он получил два пулевых ранения в спину и одно в голову. Несмотря на травмы, Кудин сам доехал до больницы за рулем. Позже судмедэксперт Леонид АНДРЕЕВ указал в своем заключении, что ранения являются огнестрельными, однако последующие экс­пертизы не подтвердили его версию.

Андреев в итоге дал показания, что на самом деле не осматривал пострадавшего, поскольку не хотел причинять тому боль, снимая бинты, а еще Кудин принес ему в качестве благодарности бутылку коньяка. Судмедэксперта осудили, а позже оправдали. То же самое случилось и с Кудиным: бизнесмена привлекли к ответственности за ложный донос, он провел какое-то время в следственном изоляторе, но в итоге был признан невиновным.

А вот Алпысбаев, Хасенов и Логвиненко оказались за решеткой, хотя шестеро присяжных, участвовавших в их деле, заявили о давлении со стороны судьи Аскара КАИРОВА. Он заставил их переголосовать, когда они не признали майора КНБ виновным, о чем члены жюри заявили пуб­лично. Наша газета писала об этом в начале года (см. “Судья заставлял голосовать, как ему надо”, “Время” от 13.1.2021 г.).

И вот ведь какое совпадение - чуть позже при непосредственном участии председателя Верховного суда Жакипа Асанова приговор оказался отменен, дело ушло на новое рассмотрение. Теперь им занимается судья Тамара Королевская. Судьбу отсидевших уже больше половины срока решает новый состав присяжных заседателей. Процесс оказался весьма нестандартным. Например, адвокаты уже добились отвода гос­обвинителя Асхата ЕСЕНОВА. Оказалось, что сотрудник прокуратуры является сыном судьи Бакытжана ЕСЕНОВА, который рассматривал уголовное дело Игоря Кудина, отданного под суд за ложный донос.

Что любопытно, прокурор Есенов сам рассказал об этих пикантных подробностях защитнику Алпысбаева. Причем случилось это в офисе адвоката, куда гособвинитель приехал по собственной инициативе, предварительно договорившись о встрече. Ну а еще по непонятным причинам Есенов не составил новый обвинительный акт, а явился в суд со старым, семилетней давности, что тоже является грубейшим нарушением. В итоге гособвинитель процесс покинул.

А еще в суд явился некий Ерсаин Ермагамбетов, который семь лет назад был одним из ключевых свидетелей обвинения. По версии следствия, нигде на тот момент не работавший мужчина получил указание от Мурата Хасенова совершить нападение на Кудина. Якобы Хасенов дал денег Ермагамбетову, лично показал тому будущую жертву и попросил подыскать нужных людей для нападения. В полиции сделали вывод, что Ермагамбетов должен был завершить начатое, поскольку первое покушение с тремя огнестрельными ранениями закончилось ничем, во второй раз надо было добить бизнесмена. Да вот только вмешались обстоятельства непреодолимой силы в виде бравых сотрудников правоохранительных органов.

Семь лет назад Ермагамбетов в ходе следствия дал показания на Хасенова, после чего был освобожден от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Оказывается, у нас и такое возможно, чтобы по особо тяжким делам, таким как покушение на убийство, могли отказаться от обвинения взамен на показания.

А после того как Хасенов, Логвиненко и Алпысбаев получили сроки, Ермагамбетов одумался. В 2017 году он дал новые показания, даже закрепил их подтверждением нотариуса, что его заставили оговорить подсудимых сотрудники полиции. Оказалось, что ранее Ермагамбетова задержали с обрезом, мужчине грозил реальный срок, но в итоге он волшебным образом избежал тюрьмы.

Адвокаты изучили материалы уголовных дел и нашли любопытное совпадение: оружие в машине Ермагамбетова изымал капитан полиции по фамилии ШЫНЫБЕК. Этот же оперуполномоченный принимал участие в расследовании покушения на убийство Кудина. И возникает резонный вопрос: не могли ли бравые полицейские внутри следственной группы придумать маневр и ввести в дело нового свидетеля, чтобы тот сказал все, что требуется?

Конечно, кому-то может показаться, что это всего лишь предположение, но оно имеет право на существование.

Расследование покушения на Кудина проводилось с многочисленными нарушениями со стороны сотрудников полиции. Заместителю начальника криминальной полиции столицы Сакену СУЛЕЙМЕНОВУ это дело даже стоило погон и свободы - его признали виновным в пытках Айдына Алпысбаева, когда он пытался выбить из майора КНБ нужные показания на других людей. Фамилию Сулейменова в своем заявлении указал и Ерсаин Ермагамбетов. Он утверждает, что высокопоставленный офицер вместе с коллегами давал ему тщательные инструкции и объяснял, какие именно показания нужно давать, угрожая посадить в тюрьму. Например, в очной ставке с Хасеновым Ермагамбетов сначала заявил, что должен был избить жертву. Позже полицейские заставили Ермагамбетова заменить слово, и на следующей встрече он произнес “убить”. 

На днях свидетель обвинения выступил в суде и вновь заявил, что сам стал жертвой. По его версии, ему подкинули обрез, чтобы оговорить Мурата Хасенова. Безусловно, оценку его словам даст суд, но эта версия Ермагамбетова звучит весьма правдоподобно. И дело тут не в Хасенове, Кудине или Алпысбаеве, просто всем хорошо известно, что казахстанские силовики нередко пользуются подобными методами, подбрасывая своим жертвам оружие или наркотики. Эта проблема достигла таких масштабов, что по предложению президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА в Уголовный кодекс ввели отдельную статью, предусматривающую наказание за провокации преступлений. Да и число оправданий по сфабрикованным уголовным делам растет, о чем регулярно отчитывается Верховный суд. Так что есть вероятность, что Ерсаин Ермагамбетов говорит правду именно сейчас, заявляя о давлении со стороны полицейских.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее