1823

Исправление истязанием

В Восточном Казахстане больше года тянулось судебное разбирательство, фигурантами которого стали сотрудники колонии. Еще бы, ведь дела о пытках заключенных редко доходят до суда. В течение этого времени было всякое: угрозы свидетелям-осужденным, отводы судьям...

Исправление истязанием

В 2019 году жительница Усть-Каменогорска Ирина НИКИФОРОВА обратилась за помощью к журналистам. Она рассказала, что ее брат Андрей КОНДРАТЕНКО отбывал наказание в учреждении ОВ 156/2, которое находится в черте областного центра. А 18 июня его нашли повешенным. Тогда официальной версией признали суицид.

Однако Ирина не верила, что брат мог наложить на себя руки. Девушка полагала, что Андрея либо довели до суицида, либо убили и инсценировали повешение. Да и повод для таких мыслей имелся. Андрей говорил сестре, что ему угрожают физической расправой и он боится за свою жизнь. Кроме того, по версии Ирины, из колонии к ней поступали звонки и анонимные записки, в которых говорилось, что сотрудники колонии издеваются над ее братом.

Ирина не раз обращалась в разные инстанции, чтобы расследование смерти Андрея Кондратенко было объективным, и даже записала видеообращение к президенту. Тогда эта хрупкая и в то же время сильная девушка очень верно подметила: “Да, мой брат был неоднократно судим за мошенничество и кражи. Но к смерти его никто не приговаривал”. И твердо заявила, что сделает все, чтобы виновных в гибели родного человека обязательно наказали.

13 октября этим людям вынесли приговор. На скамье подсудимых оказались семь человек. Все они сотрудники учреждения ОВ 156/2 в возрасте от 25 до 33 лет. Это Алмас СЕРИКОВ - заместитель начальника оперативного отдела, Ербулан АБИЛТАЕВ - начальник этого же отдела, Руслан ТУЛЕУБАЕВ - начальник отдела по воспитательной и социально-психологической работе среди осужденных, Ержан БАКЫТКАН - начальник режимного отдела, Акжол БОКИШЕВ - оперуполномоченный группы по противодействию религиозному экстремизму оперотдела и два начальника отряда отдела по воспитательной и социально-психологической работе среди осужденных Рауан ОКПЕБАЕВ и Нурбек СОВЕТКАН.

Шестерым вменили совершение пыток, повлекших по неосторожности смерть человека. Суд установил, что сотрудники колонии причинили Андрею Кондратенко травмы, несовместимые с жизнью. А потом, чтобы скрыть следы преступления, перенесли тело в камеру дисциплинарного изолятора, инсценировав само­убийство. Нашлись свидетели, которые это подтвердили, а экспертизы показали: заключенный умер от телесных повреждений.

Кроме того, в пресс-службе суда рассказали о таких эпизодах. Алмас Сериков в 2018 году в качестве взятки получил от матери Кондратенко комплект автомобильных шин стоимостью 76 тысяч тенге. А от другого осужденного он требовал, чтобы тот изготовил деревянный лестничный марш, который впоследствии был установлен в доме его родственников. Поэтому Алмасу Серикову вменили неоднократное получение взятки путем вымогательства, превышение должностных полномочий с применением насилия. По 146-й статье Уголовного кодекса (пытки) его оправдали.

Абилтаеву и Тулеубаеву суд назначил по 8 лет лишения свободы, Бокишеву и Серикову - 7 лет, Бакыткану, Окпебаеву и Советкану - по пять лет лишения свободы.

- Все осужденные лишены специальных званий, - добавили в суде № 2.

К слову, в ходе разбирательства свидетели-заключенные подавали ходатайства, чтобы в отношении них приняли меры безопас­ности. К примеру, двое из них признались, что сотрудники колонии угрожают им и требуют, чтобы они поменяли свои показания и сказали, что оговорить сотрудников ОВ 156/2 им подсказал руководитель следственно-оперативной группы А. ТАШТЕНОВ.

Суд № 2 вынес частное постановление, от содержания которого волосы встают дыбом.

“Сотрудниками ОВ 156/2 на постоянной основе применялись пытки в отношении осужденных. Пытки и издевательства выражались в том, что осужденных били, топили, заставляли отжиматься и приседать по многу раз, - говорится в документе. - При необходимости на неугодных осужденных составлялись сфабрикованные дисциплинарные взыскания. Это позволяло поместить осужденного в дисциплинарный изолятор, где сотрудники администрации получали возможность проводить так называемые “воспитательные мероприятия”.

Такие действия проводились также и в отношении осужденных, которые жаловались в прокуратуру. Не щадили даже инвалидов.

Елена СУПРУНОВА, Усть-Каменогорск

Поделиться
Класснуть

Свежее