1938

Чёрная метка

Почему в справке о правах на квартиру психически больной женщины появилось имя несуществующего человека

Чёрная метка
Коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Сразу оговоримся: мы обязаны сохранить в тайне реальные имена действующих лиц, так как это связано с их личной жизнью. Однако документами, нужными для верификации рассказа, редакция располагает.

Итак, два года назад в Костанае умерла 70-летняя женщина, у которой остались двое детей. 40-летняя дочь - инвалид с детства, страдающая психическим заболеванием (она не может отвечать за свои действия, ей нужен постоянный уход). Судьба сына неизвестна, есть лишь информация, что он давно уехал в Россию и не поддерживает связь с костанайской родней. Дело в том, что он закоренелый преступник, многие годы кочевавший из одной российской зоны в другую. Жив ли он сейчас, с полной уверенностью сказать нельзя.

У покойной была близкая подруга. Перед смертью женщина взяла с нее обещание, что та не оставит без присмотра больную дочь. Подруга его исполнила. Но каких сил и нервов ей это стоило! Для того чтобы только забрать больную из психиатрической клиники, ей пришлось выдержать натиск участливых врачей и соцработников. Женщине так и говорили: “Зачем вам нужна эта обуза? Сдайте ее в интернат!” Лишь после того, как она обратилась за юридической помощью и вопрос стал обсуждаться с участием адвоката, дело сдвинулось с мерт­вой точки. Без особых проволочек удалось оформить опеку над больной.

И вот после всех этих треволнений опекун вспомнила, что необходимо оформить долю в квартире покойной матери. Вернее, оформить права наследства на больную дочь.

- Важно понимать, что у опекуна, занимающегося делами своего подопечного, не возникает прав собственности на имущество, - поясняет адвокат Снежанна ЖУКОВА. 

- Материальную выгоду от чужого имущества опекун не получает. Он лишь гарант спокойной жизни человека, за которым смотрит и ухаживает. И даже в случае его смерти у опекуна не возникнет права наследования какого-либо имущества подопечного. Эта женщина просто стала делать все по закону и занялась оформлением нужных бумаг.

И что вы думаете? На первом же этапе споткнулась. Она пришла в ЦОН и запросила справку о зарегистрированных правах на квартиру. Прочитав ее содержание, опекун сильно удивилась: кроме имен покойной подруги и ее дочери в списке собственников оказался некто Иван Иванович Иванов 1924 года рождения! Имени пропавшего сына не было вовсе.

На возмущенные вопросы сотрудники ЦОНа предложили ей быстренько скорректировать сведения в базе, попросив оригинал договора о приватизации. Женщина позвонила адвокату.

- Я посоветовала ей эту справку забрать, - продолжает Жукова, - и принести ко мне в офис. Зная о том, что регистрационные документы очень часто становятся причиной больших неприятностей, я поняла: этот документ нужно зафиксировать и досконально изучить.

Адвокат Жукова и юрисконсульт Анна КАКИРОВА, увидев справку, заподозрили, что дело тут нечисто. Им сразу же вспомнилось, как больную женщину ни в какую не хотели выпускать из больницы и как сильно уговаривали будущего опекуна отправить ее в дом призрения.

- Дело в том, что нам необходимо добиться восстановления сроков вступления в права наследника, - поясняет адвокат. - Это, в принципе, дело обычное, и решение по нему принимает суд, оценивая обстоятельства и причины, которые помешали оформить документы вовремя. Но ситуация, с которой мы столкнулись, вполне возможно, должна стать интересной для правоохранительных органов. Я считаю, что возникновение в документе престарелого Ивана Ивановича Иванова не ошибка. Наверняка это может быть меткой, которая сигнализирует кому-то о том, что с квартирой можно управиться по-своему.

Действительно, некто Иванов, скорее всего, фейк. Ведь в регистрационной справке значится, что этот самый Иван Иванович получил свою долю в квартире на основании договора, в который включены дети покойной. Считаться ребенком ее он никак не может. А если бы он был дедом, то об этом было бы известно не только подруге покойной...

Подозрений возникает все больше, если вспомнить жуткую историю с убийством бывшего главврача Костанайской областной психбольницы Рашиды САНДЫБАЕВОЙ. Ее смерть заказала коллега - завотделением психдиспансера Зауреш ИЗАЛДИНА. Как выяснилось, Сандыбаева поплатилась жизнью за то, что грозила вывести Изалдину на чистую воду, узнав о ее махинациях с квартирами пациентов (см. “Черный риелтор в белом халате” и “Исповедь подсудимого”, “Время” от 11.4 и 21.10.2017 г.).

А что если дело Изалдиной живет? Если в Костанае появилась новая квартирная мафия, то, естественно, она состоит из людей, работающих в разных сферах. И не в последнюю очередь из тех, кто имеет доступ к цифровой базе зарегистрированных прав на имущество. Им могут передавать сведения о владеющих недвижимостью одиноких и больных людях, а те ставят вот такие метки в виде “Ивановых Иван Иванычей 1924 года рождения”. Затем следуют не слишком простые, но все же возможные действия по обращению этого имущества в чью-то собственность, чтобы избежать его признания выморочным и не оформлять на государство.

Вполне возможно, что в данном случае это не так. И в Костанае никакой новой мафии не образовалось. Однако мнение опытных юристов, которые постоянно в своей работе сталкиваются со странностями в оформлении документов, нельзя сбрасывать со счетов.

- Могу заявить, что на наши сигналы о подобных фактах правоохранительные органы почти не реагируют, - утверждает Снежанна Жукова. - А я считаю, что такие истории должны очень быстро и досконально проверять прокуратура и следственные органы. Но преступление в данном случае предполагаемое и неочевидное. С таким работать сложно, вот с ним и отказываются разбираться, кивая на нашу мнительность.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть

Свежее