8917

По смягчающим обстоятельствам

Все чаще пойманных со взятками чиновников отдают под суд по статье “мошенничество”. И не до конца понятно, почему следствие именно так квалифицирует преступление, связанное с коррупцией. Не стала ли игра с Уголовным кодексом лазейкой для взяточников? В этом разбирался корреспондент “Времени”.

По смягчающим обстоятельствам
Дархан ЖУНУСБАЕВ.

На днях в Ауэзовском райсуде Алматы огласили приговор по делу бывшего старшего следователя департамента полиции Алматинской области Дархана ЖУНУСБАЕВА. 29-летний полицейский проработал в органах семь лет, но в итоге погорел на взятке. В начале 2020 года он расследовал дело о хищении, определил подозреваемого и предъявил ему обвинение. И тут к нему на разговор зашел некий Алексей КИМ - родственник подозреваемого.

Он уточнил, нельзя ли каким-нибудь образом смягчить участь родному ему человеку. Полицейский подумал и назвал цену - 4 тысячи долларов за решение вопроса. Деньги ему привезли прямо домой, а взамен следователь пообещал переквалифицировать статью на более мягкую, но своих обязательств не выполнил. Тогда Алексей Ким пошел жаловаться в антикоррупционную службу, желая вернуть свои деньги.

После возврата 700 тысяч тенге следователя Жунусбаева задержали и отдали под суд по статье “мошенничество”. Вину он признал, в содеянном раскаялся и получил в качестве наказания штраф в десятикратном размере от суммы присвоенных средств, то есть 18 миллионов тенге.

Другой приговор недавно огласили в суде №2 столичного района “Байконыр”. Здесь на скамье подсудимых оказался другой полицейский - начальник отдела внешней миграции управления миграционной службы департамента полиции Нур-Султана Рустем ОМИРБЕКОВ.

Рустем ОМИРБЕКОВ.

Подполковник полиции в силу своих должностных обязанностей решал, кому из иностранцев можно находиться на территории Казахстана, а кто должен покинуть его пределы. В числе тех, кто очень хотел остаться, оказался гражданин Иордании, за которого хлопотала бизнесвумен Сабина СМАГУЛОВА. Она как раз и принесла полицейскому 130 тысяч тенге, чтобы тот продлил рабочую визу иностранцу. Вот только позже выяснилось, что сделку сопровождали сотрудники КНБ.

Омирбеков, как и его коллега Жунусбаев, сразу же признал вину и покаялся, но его действия квалифицировали как получение взятки. А вдруг он обманул бы Смагулову с ее иорданцем? В этом случае это сразу стало бы мошенничеством. Впрочем, подполковник не стал привередничать - ему назначили штраф в 25-кратном размере от суммы взятки. Он должен внести в бюджет страны 3 миллиона 250 тысяч тенге.

А теперь давайте подсчитаем, сколько бы заплатил казне Дархан Жунусбаев, окажись он взяточником, а не мошенником. При том же раскладе и 25-кратном штрафе он заплатил бы казне 45 миллионов. А так обошелся всего 18 миллионами.

И не до конца понятно, почему все чаще пойманных с деньгами чиновников судят за мошенничество. У судьи Светланы

ЖОЛМАНОВОЙ в кабинете нашли 10 тысяч долларов, но говорят, что это не предмет взятки, а похищенные деньги у потерпевшего, которого она обманывала. Соответственно, если судью признают виновной, то и наказание может оказаться ниже, чем за получение взятки.

Со стороны это выглядит как некая лазейка в законодательстве. Избранные попадают на скамью подсудимых по нужной статье, в результате получают штрафы в разы меньше, чем могли бы, а в некоторых случаях даже условные сроки. При этом по статье 366 (“получение взятки”) условное наказание не предусмотрено - либо лишение свободы, либо кратный штраф. Поэтому и складывается впечатление, что даже в уголовных делах, связанных с коррупционными преступлениями, есть возможность договориться. А если не получается, то могут загрузить по полной…

Михаил КОЗАЧКОВ, скриншот оперативной съемки и фото с сайта 24.kz, Алматы

Поделиться
Класснуть