5934

Полиция видит мотив, но не замечает алиби

Улики против военного летчика, обвиняемого в убийстве мужа своей погибшей сестры, неоднозначны. Мать подсудимого уверена в невиновности своего старшего сына, который на момент убийства в Павлодаре находился дома в Нур-Султане. Но подтвердить это может лишь его супруга. Однако ее свидетельские показания ввиду родства не в счет.

Полиция видит мотив,  но не замечает алиби
Михаил ПОПОВ.

Майору Михаилу ПОПОВУ, являющемуся заместителем командира столичной летной военной части, суд первой инстанции дал 12 лет колонии. Для его матери последняя надежда - апелляция. Женщина ни на секунду не сомневается: ее семья не имеет отношения к убийству их бывшего зятя.

Черная полоса для павлодарской семьи МЕЛЬНИК началась в ноябре 2019 года, когда им сообщили о падении с высоты их единственной дочери Лилии. Молодой женщине было 24 года, она работала школьным психологом в павлодарском лицее для одаренных детей, имела удостоверение молодого ученого и специализировалась на предупреждении суицидальных наклонностей среди подростков. Такова была тема ее научной работы.

И вдруг ее обнаруживают мертвой после падения с высоты. По версии следствия, погибшая сама сделала шаг вниз. Но с какого именно этажа, достоверно так и не было выяснено.

Вообще, все следствие по делу Лилии Мельник оставило много вопросов. И это не просто досужие домыслы родных девушки. Это признали и в МВД, куда мать Лилии Галина Мельник обратилась с жалобами на работу павлодарских полицейских.

Лилия Мельник.

Вопросов к последним было ну очень много. Например, каким образом телефон Лилии, который после падения, как установлено, был в кармане ее пальто и должен был быть изъят следователями немедленно, оказался в руках ее мужа? Сотовый женщины изъяли спустя два с половиной часа после ее гибели.

При этом телефон, который мог пролить свет на последние минуты жизни Лилии Мельник, явно кто-то чистил. На это указывает запись с уличных камер видеонаблюдения, где видно, что в 18.54 за несколько минут до своей гибели (а упала с высоты она ориентировочно в 19.10) Лилия Мельник, находясь возле магазина “Баурсак” недалеко от своего дома, с кем-то разговаривала по сотовому. Но в ее телефоне этот звонок отсутствует.

Или вот еще один странный момент. Лилия упала на спину (это видно и по камерам уличного видеонаблюдения, и на покадровом просмотре). Однако по результатам судмедэкспертизы у погибшей были травмы не только от падения. На ее лице и руках имелись синяки и ссадины, также была разбита губа. Но следственная группа не усмотрела в этом факте следов борьбы. Уголовное дело было возбуждено не по статье 99 “убийство”, как на том настаивали родные погибшей, а по статье 105 - “доведение до самоубийства”.

Хотя если это так, то очень странно, что человек, решившийся на шаг в никуда, прихватил с собой сумочку. По тем же видеокамерам видно, что, падая, Лилия держала в руках свою сумочку, которая потом отлетела в сторону. Следователь же утверждал, что сумочка у погибшей была надета через плечо и после падения находилась при ней.

В общем, нестыковок в деле гибели Лилии Мельник было так много, что даже в МВД не смогли закрыть на это глаза. 6 января 2020 года Галина Мельник получила письмо за подписью главы МВД Ерлана ТУРГУМБАЕВА, цитирую: “…Как установлено, надлежащее расследование по данному делу не проводилось, меры по обеспечению полного, всестороннего исследования всех обстоятельств дела не приняты”. Это же письмо гласило, что “по результатам служебного расследования виновные должностные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности”, а также “даны письменные указания провести дополнительные следственные действия с учетом всех тех подробностей, которые мама погибшей девушки изложила в своем обращении на имя главного полицейского страны.

Галина Мельник очень просила следователей проверить на причастность к смерти своей дочери ее мужа, который, как говорит Галина, не раз поднимал на нее руку во время семейных ссор. Буквально накануне гибели дочь сообщила матери, что собирается подать на развод и поделить совместно нажитое имущество в виде денег, вырученных от продажи двух автомобилей.

- Она не могла покончить с собой. Она была полна жизни, строила планы на новогодние праздники, думала переехать к нам и вместе начать ремонт. Мы считаем, что Лилию сбросили, - говорит Галина Мельник.

Лилия Мельник упала с одного из верхних этажей дома, хотя их квартира находится на первом этаже. По версии следствия, вернувшись с работы, молодая женщина не стала заходить домой (это утверждал ее супруг, который в момент трагедии, по его словам, спал), а поднялась на восьмой или девятый этаж и спрыгнула вниз.

Но на этом кошмар семьи Мельник не закончился. 10 марта 2020 года в этом же подъезде погиб и муж Лилии. В его сторону сначала выстрелили, а затем несколько раз пырнули ножом. Смерть наступила в результате ножевых ранений.

- Об убийстве нашего бывшего зятя мы узнали от полицейских. И первыми подозреваемыми стали мой младший сын и муж. Но у каждого из них было железное алиби. Муж в день убийства зятя был на работе, а младший сын - в гостях, что подтвердили многочисленные свидетели. В итоге их отпустили. И принялись за моего старшего сына, который живет в Нур-Султане, - вспоминает Галина Мельник.

У Михаила Попова алиби не оказалось. Его задержали 5 мая 2020 года, накануне праздничного военного парада, в котором он, как военный летчик, должен был участвовать. Все, чем располагает следствие, обвиняя его в убийстве бывшего зятя, - это показания одной семейной пары, которая утверждает, что Михаил Попов тайно приехал в Павлодар то ли 6, то ли 7 марта и внезапно исчез 10 марта, то есть в день, когда был убит муж Лилии.

Также в материалах дела имеется заключение о том, что биоматериал, изъятый с изоленты, которой был обмотан пистолет, принадлежит Михаилу Попову. Да, еще мотив. По версии следствия, мужчина специально инкогнито приехал из столицы, чтобы отомстить за смерть сестры. И на этом все!

У защиты доводов больше. Как уже можно было понять, подъезд, где жила Лилия с мужем, очень хорошо просматривается видеокамерами. По ним видно, что человек, который поджидал мужа Лилии, худощавого телосложения. Михаила назвать таковым можно с очень большой натяжкой.

- Мы настаивали на проведении портретной экспертизы, просили сравнить походку. На той видеосъемке, которая фигурирует в материалах уголовного дела, не мой сын. Нам отказали. С места преступления взяли слепок следа, принадлежавшего настоящему убийце. Он 40-го размера. Михаил носит обувь 41-го размера летнюю и 42-го - зимнюю. Еще Миша не курит. Совсем. Когда его посадили в камеру, где все курили, у него началась аллергия, он стал задыхаться, после чего его перевели в камеру для некурящих. А человек, напавший на нашего бывшего зятя, курил. Когда он увидел свою жертву, то бросил окурок в урну и направился в его сторону, - рассказывает Галина Мельник.

Еще более загадочная ситуация с биоматериалом. Генетики определили, что биоматериал принадлежит Михаилу Попову, но не смогли сказать, какой именно биоматериал - слюна, пот или еще что, так же как и то, какой по счету перенос ДНК имел место: первичный, когда человек сам касается чего-то, или вторичный, когда кто-то прикасается к тому, что до этого трогал другой.

У защиты есть предположения, каким образом биоматериал Михаила мог оказаться на изоленте с рукоятки пистолета (к слову, из него в мужа Лилии Мельник не попали, пустив в ход нож).

- В день, когда задержали Мишу, было очень жарко. Его везли в Павлодар из Нур-Султана. Сын потом вспоминал, что от жары и нервов у него вся футболка со спины была мокрая. Он попросил попить. Те, кто его сопровождал, передали ему бутылку с водой. А когда он попил, бутылку двумя пальцами аккуратно закрыли (сын был в наручниках и сам сделать этого не мог) и также осторожно, держа ее двумя пальцами, положили в пакет. Мы думаем, что этот биоматериал каким-то образом потом и оказался на улике, которую сейчас полицейские предоставляют как главную, - считает женщина.

Что касается семейной пары, у которой якобы на несколько дней останавливался в марте Михаил Попов, то они знакомые его семьи. Они вместе отмечали Новый год в столице. Тогда же, по словам Попова, павлодарцы заняли у него крупную сумму денег.

- Кроме слов этих людей нет никаких доказательств того, что мой старший сын был в Павлодаре. Сначала следователи говорили, что он якобы тайно приехал на поезде, потом - на неустановленной машине. Но Миша последний раз был в Павлодаре на похоронах Лилии. После девяти дней он уехал и больше не приезжал. Если верить свидетелям, у которых якобы остановился Михаил, он очень часто по нескольку раз в день уходил по каким-то делам. Их дом тоже оснащен видеокамерами. Но эти записи затребованы следственной группой не были, - говорит мать Михаила.

Как рассказала женщина, в конце февраля 2020 года Михаил перенес очень тяжелую пневмонию, лежал в госпитале. А после выписки в начале марта взял отпуск.

- Тогда еще в Казахстане официально не было никакой пандемии. Но по всем признакам Миша болел именно вирусной пневмонией. После больницы у него еще была слабость. На больничный он идти не захотел, поэтому и взял отпуск, чтобы отлежаться. У них вся семья 8 марта болела - и жена, и ребенок маленький. Поэтому они никуда не ходили и в гости никого не звали. 10 марта Михаил вышел в магазин у дома за водой, они пьют только бутилированную воду. Покупая ее, разговорился с продавцом.

Последний, когда следователи опрашивали его в мае, подтвердил, что Михаил действительно где-то в начале марта покупал у него воду. Но не смог вспомнить, в какой именно день, ведь к тому времени прошло уже более двух месяцев. По этой причине и записи с камер видеонаблюдения не сохранились. Так у Михаила и не оказалось алиби, - вздыхает мать.

Женщина уверена, все улики против ее старшего сына сфабрикованы от начала и до конца. На пистолете, из которого сначала стреляли, но не попали в их зятя, как следует из материалов дела, был отпечаток большого пальца. Но принадлежит этот отпечаток не Михаилу Попову. Основываясь на этих и других огрехах следствия, защита и просит направить дело об убийстве мужа Лилии Мельник на досследование.

Ирина ВОЛКОВА, фото из личного архива Галины МЕЛЬНИК, Павлодар

Поделиться
Класснуть

Свежее