9884

Конец перестраховщика

На днях антикоррупционная служба сообщила: “Совместно с сотрудниками департамента КНБ Кызылординской области по подозрению в получении взятки в значительном размере путем вымогательства у подчиненного за общее покровительство и попустительство по службе изобличен первый заместитель начальника областного департамента уголовно-исполнительной системы майор юстиции...” Других деталей, традиционно сославшись на тайну следствия, борцы с коррупцией разглашать не стали. Но нам удалось выяснить некоторые весьма любопытные подробности…

Конец перестраховщика

На оперативном видео зафиксировано: в подъезде своего дома фигурант получает от подчиненного деньги, следом появляются люди в штатском и задерживают майора юстиции. Следователь фонариком засвечивает его руки, на них следы специального порошка. Из правого кармана джинсов майор достает тощую пачку пятитысячных тенге и кладет деньги на капот автомобиля. При подсчете мзда составила 50 тысяч тенге. На каждой купюре светилось слово “пара” (взятка). Но в пресс-релизе антикоррупционной службы черным по белому написано: “...взятка в значительном размере...” Неужели борцы с коррупцией 50 тысяч выдали за этот самый размер?

Как выяснилось, первого зам­начальника областного ДУИС майора юстиции Талгата ТУРСЫНБАЕВА действительно взяли по-крупному: 50 тысяч - это остаток взятки в 300 тысяч тенге, которые он вымогал у начальника отряда колонии-поселения, расположенной в поселке Тартогай Кызылординской области. 

Талгат Турсынбаев.

Оказывается, некоторые сотрудники колоний региона (всего в Кызылординской области находятся три исправительных учреждения) и раньше регулярно платили г-ну Турсынбаеву за общее покровительство, продвижение по службе, получение званий и ведомственных наград. Суммы разные - от 100 до 300 тысяч тенге. Но коррупционный скандал разразился именно в стенах колонии-поселения.

Приезжая к ним с проверками (Талгат Куанышович курировал работу оперативного и режимного под­разделений департамента и трех учреждений), он замечал малейшие недостатки в деятельности своих подчиненных и устраивал им жесткий нагоняй вплоть до освобождения от занимаемых должностей.

…Начав службу в 1995 году водителем отдела охраны при УВД Кызылординской области, Турсынбаев через четыре года устроился контролером в местный СИЗО. Получив диплом юриста, стал офицером отдела режима и охраны следственного изолятора, позже его назначили начальником колонии-поселения в Тартогае. 21 августа 2015 года майор юстиции пересел в кресло первого замначальника ДУИС по Кызылординской области.

Он знал буквально все, чем живет колония-поселение, и находил изъяны даже там, где их не замечали сами сотрудники исправительного учреждения. Провинившиеся понимали, что их судьба в руках всесильного Турсынбаева, и безропотно платили дань. Иначе могли потерять работу, а найти другое место службы в отдаленном от областного центра поселке было практически невозможно. Поэтому одни занимали деньги у родственников, другие оформляли кредиты - средняя зарплата у сотрудников колонии-поселения около 100 тысяч тенге…

Устав от бесконечных поборов, сразу семеро сотрудников решили написать заявления о вымогательствах. Видимо, не доверяя сотрудникам собственной безопасности родного департамента и местной антикоррупционной службы, офицеры прямиком пошли в департамент КНБ. К слову, в истории пенитенциарной системы страны еще не было такого случая, чтобы семь человек разом пожаловались на системную коррупцию.

Комитетчики разработали оперативную комбинацию, собрали необходимые доказательства причастности майора Турсынбаева к вымогательствам, подтянули борцов с коррупцией и, снабдив начальника отряда колонии-поселения мечеными купюрами, стали ждать удобного момента. Когда подчиненный позвонил Турсынбаеву, тот вызвал его к себе домой, где и был задержан с поличным.

Между тем знающие люди говорят: Талгат Куанышович считался одним из осторожных руководителей. Он редко ходил в кафе и рестораны, принципиально пользовался дешевым кнопочным мобильником, допоздна засиживался на работе.

Мне доводилось пару раз встречаться с Талгатом Турсынбаевым в служебных командировках. Небольшой служебный кабинет без комнаты отдыха. В шкафу за стек­лом несколько коллективных фото, почетные грамоты и благодарственные письма руководства. Даже зэковских поделок нет. К примеру, у многих его коллег из других регионов кабинеты украшены кораблями, нар­дами и шахматами, национальными музыкальными инструментами, искусно вырезанными в зонах.

Даже телефонные разговоры Турсынбаева были недолгими - меньше минуты. Докладывая своему начальству, Талгат Куанышович умудрялся уложиться в несколько слов: “Господин полковник! Обстановка в учреждениях нормальная, без происшествий...” Его подчиненные за глаза называли своего шефа перестраховщиком, но, как показала ситуация, даже чрезвычайная осторожность не спасла его от “хлопушки”…

Маховик следствия только начал набирать обороты. В департаменте Агентства по противодействию коррупции по Кызылординской области говорят: окончательное решение в отношении подозреваемого с определением его виновности будет вынесено судом. Если следователям удастся убедить суд в виновности майора Турсынбаева, то можно ожидать череды отставок его руководства...

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы - Кызылорда - Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее