6074

О чём молчат эксперты?

Вот уже восемь месяцев расследуется дело о ДТП, одним из главных фигурантов которого является судья

О чём молчат эксперты?
Эксперты и следователи до сих пор не могут определить, кто виновен в столкновении Lada и Hyundai.

Генпрокуратура подтвердила, что сотрудники департамента полиции Восточно-Казахстанской области волокитили дело по расследованию автопроисшествия со смертельным исходом. Теперь разобраться в обстоятельствах этой аварии предстоит пинкертонам МВД.

Это ДТП случилось 31 января текущего года: на 15-м километре трассы Усть-Каменогорск - Шемонаиха - граница РФ лоб в лоб столкнулись Lada 21703 и Hyundai, после чего во вторую машину врезалась Lada 21144. В результате ДТП от полученных травм скончался 25-летний водитель первого авто Адиль САЯНОВ. 

Адиль САЯНОВ.

В пресс-службе облдепартамента полиции тогда по горячим следам воздержались назвать предполагаемого виновника аварии, пояснив, что обстоятельства происшествия выясняются. Как оказалось, устанавливаются они до сих пор.

- За рулем Hyundai находилась судья Асем БОЛАТОВА, она ехала в поселок Глубокое, Адиль на своей “приоре” - в Усть-Каменогорск, - рассказала “Времени” сестра погибшего Лунара МЫРКАСЫНОВА. - Почти восемь месяцев прошло со дня гибели брата, а расследованию не видно конца. Мы написали еще одну жалобу, теперь уже в администрацию президента страны. Пока пришел только промежуточный ответ. Мы хотим, чтобы виновные в смерти Адиля понесли наказание. Погиб молодой человек, маленький ребенок остался без отца. Родители от горя постарели лет на двадцать…

На какой полосе движения, а может, и вовсе посредине дороги, произошло то злополучное ДТП, доподлинно неизвестно, несмотря на проведенные четыре экспертизы. А у каждой из сторон своя правда.

- С самого начала мы сомневались в том, что предварительное следствие будет проведено объективно и беспристрастно. Сотрудники полиции до последнего момента скрывали от нас смерть брата. Я полагаю, это было сделано для того, чтобы мы не смогли присутствовать при осмотре места происшествия, - объясняет Лунара Мыркасынова. - ДТП произошло в семь вечера, но родителям Адиля участковый позвонил только около 23.00, хотя от дома до места аварии всего 10-15 километров. Мы так и не смогли добиться, чтобы нам показали схему ДТП. Да что там - тело брата только на третьи сутки нам выдали! Сначала говорили, что не могут этого сделать, потому что вскрытие пока некому провести. Но позже в заключении судмедэкспертизы, текст которого мы получили только в марте (!), прочли, что вскрытие было произведено на следующий день после поступления тела!

Свои подозрения о странностях расследования родственники погибшего в ДТП изложили в жалобе на имя генпрокурора страны.

“Сообщаем, что за допущенную волокиту руководитель следственно-оперативной группы - начальник отдела департамента полиции Восточно-Казахстанской области Айдын ЕСБОСЫНОВ отстранен от расследования и понижен в должности. 29 марта в целях обеспечения полноты и объективности следствия дальнейшее расследование поручено следственному департаменту МВД, - сообщил в ответе от 7 июня надзорный орган за подписью заместителя начальника службы уголовного преследования Р. РАЙХАНОВА. - Проведение досудебного расследования продолжается, срок следствия продлен до шести месяцев”.

- За все это время было проведено четыре экспертизы ДТП и транспортных средств, да толку-то! - сокрушается Лунара.

Экспертиза должна была прояснить, под каким углом и какими частями столкнулись три автомобиля, а также то, как располагались машины в момент столкновения относительно элементов проезжей части. Однако эксперты Института судебных экспертиз (ИСЭ) Восточно-Казахстанской области К. ГЕЛЕРТ и М. ЛОБАС относительно месторасположения машин сообщили, что определить это “не представляется возможным”.

Дополнительная комплексная комиссионная экспертиза, назначенная 18 марта в ИСЭ Нур-Султана, не смогла установить, какими частями столкнулись автомобили, поскольку для этого нужно было их осмотреть.

26 апреля на уровне следственно-оперативной группы МВД назначается еще одна, уже третья экспертиза с постановкой конкретных вопросов: состоятельны ли с технической точки зрения доводы водителя А. Болатовой о том, что столкновение произошло на ее полосе движения? состоятельна ли версия потерпевшей стороны, что столкновение допущено на полосе, по которой следовала Lada 21703? Из заключения экспертизы следует, что обстоятельства, указанные в этих вопросах, “подтверждения не находят”!

- Только четвертая экспертиза, проведенная минувшим летом в Алматы и заключение по которой датировано 19 июля, прямо говорит о том, что столкновение произошло на полосе движения, по которой следовал на своей машине Адиль. То есть на встречку выехала Болатова, - с некоторым облегчением вздыхает Мыркасынова. - Мама и сестра Адиля ездили в Генпрокуратуру, 7 августа были на личном приеме у начальника службы уголовного преследования Генпрокуратуры Серика ШАЛАБАЕВА, оставили там заявление, в котором просили наказать экспертов, делавших предыдущие экспертизы, но их жалобу впоследствии так и не нашли… Получилось еще так, что в Генпрокуратуре их убедили в том, что в МВД за основу расследования возьмут последнюю экспертизу, что передали документы в администрацию президента, чтобы с Болатовой сняли иммунитет, а на деле вышло совсем другое: удовлетворили ее ходатайство о назначении дополнительной экспертизы…

По словам Лунары, Асем Болатова настаивала на ее проведении в Нур-Султане, однако родственникам Саянова через следственный суд столицы удалось добиться, чтобы экспертизу провели в Алматы те же специалисты, которые дали заключение от 19 июля.

В той, четвертой экспертизе, проведенной в ИСЭ Алматы и учреждении “Независимая судебная экспертиза”, говорится, что “с технической точки зрения доводы водителя А. Болатовой о том, что столкновение произошло на ее полосе движения, при этом управляемый ею автомобиль двигался левыми колесами по проезжей части, а правыми - по обочине, не находят подтверждения и исключаются”. Стало быть, столкновение произошло на полосе, по которой ехала Lada Адиля Саянова?

К слову, алматинские специалисты отметили, что их столичные коллеги “не в полной мере изучили и не использовали фото­графии с места происшествия, где наглядно видна следовая информация перемещения ТС после происшествия и вещная обстановка на месте происшествия”.

В документе также говорится, что согласно копии протокола осмотра места происшествия “следов торможения и бокового скольжения (юза) от шин колес на месте происшествия не зафиксировано”. Между тем на одном из многочисленных фото специалисты увидели-таки след от машины дугообразной формы, который среди прочего помог им воссоздать картину происшествия. Однако другие следы были утрачены, так как территорию возле транспортных средств просто утоптали.

Я попыталась связаться с Асем Болатовой, чтобы выслушать ее точку зрения. Однако в суде, где она числится в списке служителей Фемиды, мне по телефону ответили: “Она у нас пока не работает. Ее отстранили”.

Окончательную же точку во всех экспертизах и, соответственно, в этом деле должен поставить, разумеется, суд.

Елена СУПРУНОВА, фото предоставлено Лунарой МЫРКАСЫНОВОЙ, скриншоты из заключения эксперта, Усть-Каменогорск

Поделиться
Класснуть

Свежее