604

Опасное напряжение

Вот уже две недели медики пытаются спасти Кирилла ПРУДНИКОВА, который получил сильнейший удар током, забравшись в открытую трансформаторную будку. Шестиклассник из Шымкента находится в реанимации до сих пор

Опасное напряжение

Все это время никто из официальных лиц, так или иначе причастных к трагедии, не пришел ни в больницу к ребенку, ни в дом его родителей. Только в день, когда с мальчишкой стряслась беда, человек, представившийся начальником участка, на балансе которого находится транс­форматорная будка, довез мать Кирилла до больницы, а потом дал ей 2000 тенге на такси.

Первого мая ближе к вечеру Елена ЖДАНОВА готовилась к рабочим будням. Как водится у женщин, одновременно делала несколько дел: ужин готовила, начищала-наглаживала школьную форму детям. Они отпросились ненадолго поиграть во дворе. Кирилл убежал чуть раньше, а Ксюша вышла на улицу минут через пять-десять.

- Я их приучила, что сестра, как старшая, отвечает за брата, а Кирюша во всем слушается сестру, - рассказывает Елена. - Они у меня неразлучные. Всегда была за них спокойна, вот и в тот вечер без сомнения отпустила погулять.

Лена запрещала детям убегать далеко от дома, но брат с сестрой порой нарушали запрет. Оно и понятно, ведь почти всю землю перед их хрущевкой оккупировали автовладельцы. Зато во дворе трех девятиэтажек, что в метрах четырехстах от их дома, была новая детская площадка с тренажерами, качелями, футбольным полем. Вот и в этот раз Кирилл улизнул туда, чтобы поиграть с друзьями в прятки. Чуть позже за братом пришла и Ксюша. Кирилла она не нашла, зато увидела напуганную ватагу мальчишек. От них девочка и узнала, что брат забрался в трансформаторную будку и его ударило током. Со всех ног припустила школьница домой к маме и на бегу безостановочно, словно страшное заклинание, твердила: “Кирилла убило током”.

- Я, как услышала, сразу побежала в тот двор, - рассказывает соседка Зейнап ЛАПКИНА (на снимке), что оказалась на пути Ксюши. - Мы с внуком только что гуляли на площадке перед девятиэтажкой. Прибежала. Смотрю, а Кирилл уже сидит на лавочке с бабушкой, ручки обгоревшие, вывернуты, и все бормочет: “Я не сплю? Я не умру? У меня ручки останутся?”

“Скорая” приехала минуты через три. Через десять примчались две машины с энергетиками. Навесили замок на трансформаторную будку и уехали. Хорошо, люди не растерялись: сняли на мобильники и незапертую будку, и то, как они спешно зам­ки вешают.

Тем временем Елена в тот момент уже была рядом с сыном. Она почти ничего не помнит. Не помнит, как добралась до детской больницы, как умоляла врачей спасти ребенка, как билась в истерике. Все это время рядом была Ксюша. Когда мать теряла сознание, дочь бежала к врачам. Те приводили женщину в чувство, но рядом с Еленой был еще один человек. Как оказалось, этот незнакомец привез Лену в областную детскую больницу, что на окраине Шымкента, а после по настоянию врачей отвез ее домой.

- Я не помню почти ничего, что происходило, - вспоминает Елена. - Помню только его белые “жигули” и мысли о том, как я с этим таксистом рассчитаюсь, ведь у меня нет кошелька. Помню, он всучил мне две тысячи тенге и сказал, что это для того, чтобы я могла завтра добраться до больницы.

Именно в тот момент Лену и водителя “жигулей” застала соседка Зейнап. Ей ситуация с сердобольным таксистом показалась подозрительной. Зейнап выведала, что незнакомец никакой не извозчик, а начальник участка, на котором произошло ЧП. Он представился дядей Колей, фамилии не назвал и получил от разъяренной соседки за плохую работу ворох брани. С того вечера и по сей день ни дядю Колю, ни его коллег семья Прудниковых не видела.

Елена Жданова возле трансформаторной будки, где ударило током ее сына.

Почти двое суток врачи вытаскивали мальчишку с того света. Теперь перед медиками - другая задача. Они пытаются свести к минимуму последствия того злосчастного вечера. Подробнее о нем Кирилл рассказал маме, когда пришел в себя.

- Играя в прятки, сын спрятался в транс­форматорной будке, - пересказывает воспоминания мальчишки его мать. - Ребята туда иногда заходили. Будка без замка… всегда открыта… Кирилл притаился, и вдруг раздался сильный взрыв. Заискрило. Сын стоял поодаль от трансформатора, но его силой притянуло к щиту. Инстинктивно он схватился за провод, и его начало кидать вверх-вниз. В какой-то момент сына отпустило, откинуло в угол, а потом снова стало затягивать. Из последних сил он выбрался из будки и упал, потом поднялся, прошел пару шагов и снова упал…

В минувший понедельник Кириллу сделали под наркозом перевязку. Только теперь медики могут говорить о перспективах. По словам заведующего ожоговым отделением областной детской больницы Кайрата ИМАША, правая рука мальчика хоть и искалечена, но все же будет сохранена, а вот левую кисть, скорее всего, придется ампутировать. Озабоченность врачей вызывает и огромная рана в правом подреберье, через которую вышел электрический заряд.

- Молюсь на врачей, они действительно делают все возможное и невозможное, - не скрывает слез Елена. - Сначала спасали жизнь Кирюши, теперь делают все, чтобы он не стал калекой. Не знаю, как их благодарить. Деньги предлагала - категорически отказываются. Говорят, чтобы я поберегла их. Они понадобятся после выписки, когда буду возвращать сына к нормальной жизни.

Сейчас мать сосредоточена только на здоровье ребенка, поэтому не теребит следователя, который появился на второй день после ЧП, взял у нее заявление и исчез. Эти хлопоты Елена перепоручила адвокату, который намерен подать иск на энергетиков.

В энергопоставляющей компании “ТОО “Онтустик жарык транзит” от комментариев пока воздерживаются и говорят, что предпримут что-то конкретное только по окончании следствия.

Однако есть предположения, что до суда дело не дойдет. Ведь за последние 10 лет ни один громкий скандал, когда оголенные провода или открытые трансформаторы гробили и калечили детей, так и не закончился обвинительным приговором. Более того, почти все полицейские расследования, если они и случались, сворачивались еще до суда.

Однако одно исключение было. В 2011 году на ТОО “Онтустик жарык транзит” подали в суд родители четырехлетнего туркестанца Саулета РАХМАНБЕРДИЕВА. Малыш остался без обеих рук после того, как весной 2010 года забрался в открытую трансформаторную будку (см. “Чужая беда”, “Время” от 21.7.2011 г.). Год Рахманбердиевых гоняли по разным кабинетам, и только когда к делу подключился городской прокурор, оно ушло в суд. Там энергетики до последнего настаи­вали на своей правоте, но подписали мировое соглашение, выплатив Саулету в знак примирения 4 миллиона тенге.

P.S. Когда верстался этот номер газеты, стало известно: негативные прогнозы врачей на днях подтвердились, и хирургам пришлось ампутировать левую кисть ребенка.

Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, фото автора и из семейного архива Прудниковых - Ждановых, Шымкент

Вместо послесловия

В 2013 году в микрорайоне “Нурсат” залез в незакрытую трансформаторную будку и погиб от удара током семилетний Ернур ИЛЕСОВ. 

 В 2016-м едва не скончался от удара током семилетний житель массива “Кайнар Булак” Касым МАМАЕВ. Играя на улице, он взял арматуру, торчавшую из земли, и получил электроразряд. 

Незадолго до этого пациентками ожогового отделения стали две несовершеннолетние сестры из того же жилого массива, которые при схожих обстоятельствах получили серьезные травмы. 

 В том же 2016 году, прикоснувшись к фонарному столбу на игровой площадке, от удара током в микрорайоне “Айкап” погиб пятилетний Алихан КОЖАГЕЛЬДЫ (см. “Остолбенели”, “Время” от 26.6.2017 г.). 

 В 2017-м чудом избежал смерти трехлетний Ринат АУЕЛЬТАЙ, который во время прогулки в городском парке Независимости упал и, поднимаясь, задел руками оголенный провод.

Поделиться
Класснуть