2311

Хороший дядя

Павлодарский межрайон­ный суд по уголовным делам оправдал 60-летнего мужчину, обвиняемого в совершении действий сексуального характера в отношении 15-летней девочки, страдающей ДЦП, которая в результате попала в психдиспансер. Один из доводов суда - полиция за два с половиной года семь раз прекращала это уголовное дело за отсутствием состава преступления.

Хороший дядя

Учитывая, как работает наша полиция, мамы детей, пострадавших от сексуального домогательства, оказываются перед нелегким выбором: стоит ли вообще поднимать шум, если нет вреда физическому здоровью ребенка? Ведь от следственных действий вреда порой еще больше, а результата нет.

Как гласит обвинительный приговор, 16 октября 2016 года 15-летняя девочка, страдающая ДЦП, возвращалась из магазина с банкой майонеза и встретила дедушку-соседа, который всегда был к ней очень добр. Девочка, хотя и имела легкое отставание в развитии от сверстников, была очень любознательной, открытой, даже школьную программу осваивала - правда, на дому.

- Пойдем смотреть птичек, я тебе дам подержать голубя, - позвал дедушка к своей голубятне. - Давай понесу твою баночку.

А возле голубятни случились действия сексуального характера, в результате которых на земле, по версии обвинения, оказалась сперма. Однако искать ее тогда никто не стал.

- Мы уважали этих людей, как, впрочем, и всех остальных своих соседей, - рассказывает Марина, мама девочки. - У нас никогда не было конфликтов, жена обвиняемого передавала моему младшему ребенку вещи их внуков, когда те из них вырастали. Поэтому, когда дочь рассказала мне, что случилось, я впала в ступор, мозг отказывался это принимать. Но ребенок находился в состоянии шока. В силу особенностей своего развития придумать такое она не смогла бы. Сколько переживаний, боли, позора нам за время следствия пришлось перенести! Поверьте, я нормальная мать и не стала бы просто так выставлять своего ребенка и себя на посмешище. Выхожу из двора - виновник наших бед стоит с мужиками как ни в чем не бывало и внаглую заявляет мне: мол, посмотрим, чем это все закончится. Ладно мужики, полиция тоже ужасно к нам отнеслась. Моя вина только в том, что, когда все это случилось, я не знала, с чего начать. Сейчас поступила бы по-другому: не поехала бы в полицию, а вызвала бы их на место, заставила собрать эту чертову землю со спермой. Правда, не уверена, что это помогло бы.

- Кто-то, наверное, действительно скажет: зачем было шум поднимать, тем более что физически девочка не пострадала? Не проще было бы постараться все быстрее забыть? - спросила я у Марины.

- Мой ребенок пострадал морально, и я хочу справедливости, - ответила она. - После очередного допроса дочь перестала спать. Я просыпалась от того, что она стоит надо мной и отказывается ложиться. Говорила: “Мама, я боюсь”. Дошло до психдиспансера, а ведь до этого она была самостоятельной, гуляла, в магазин сама ходила, доверяла людям. Теперь никуда не выходит, пропало желание что-то делать, ухаживать за собой, нет смысла в жизни.

Гособвинение настаивало: есть показания девочки, которая рассказала о случившемся сразу и не меняла показания все два с половиной года. Есть показания педагога, которая утверждала, что ребенок никогда не обманывал. Пострадавшую обследовали психиатры и психологи и пришли к выводу, что она не склонна к фантазированию, несмотря на отставание в развитии, правильно воспринимала обстоятельства, имеющие отношение к делу, правильно может о них говорить. Есть, в конце концов, факт ухудшения здоровья ребенка и заключение врача-психиатра Александра ЛОБОДЕНКО, который в своей экспертизе указал, что у пациентки развился посттравматический синдром, который имеет причинно-следственную связь с пережитыми событиями 16 октяб­ря 2016 года. К слову, сексуальное здоровье обвиняемого тоже изучили вдоль и поперек и удостоверились: оно, несмотря на возраст, идеальное.

Но суду, вероятно, было непросто выносить приговор при наличии семи фактов прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления и прекрас­ной характеристики обвиняемого как семьянина. Судья, разъясняя приговор, также сказал, что, если бы мужчина был виноват, он за два с половиной года уже давно покинул бы территорию государства.

Марина собирается обжаловать оправдательный приговор. А тем временем в понедельник в том же суде началось слушание дела в отношении отчима, на протяжении года развращавшего падчерицу. Это дело полицейские тоже волокитили два года и несколько раз прекращали. О том, что ее в 2010 году домогался отчим, девочка призналась только два года назад. В 2018 году во время следствия она не выдержала и спрыгнула с крыши, став инвалидом. В ее дневнике тогда нашли запись: “Во всем винить дядю Корнея”.

Что-то не так делают наши полицейские, расследуя дела о преступлениях сексуального характера в отношении несовершеннолетних.

Ольга ВОРОНЬКО, фото с интернет-ресурсов, Павлодар

Поделиться
Класснуть