4082

Битие определяет признание?

Написав десятки безрезультатных ходатайств и жалоб в различные правоохранительные органы, адвокат Батырбек ЗИЯШОВ в поисках истины пришел в редакцию “Времени”. По его словам, расследование одного уголовного дела, связанного с убийством, стремительно форсируется, а вот материалы другого, возбужденного против алматинских полицейских, подозреваемых в пытках, затерялись в кабинетах управления собственной безопасности (УСБ) департамента полиции Алматы, горпрокуратуры и алматинской антикоррупционной службы…

Битие определяет признание?

12 июня 2018 года, Алматы. В сдаваемой в аренду квартире по улице Зенкова обнаружен труп арендодателя Турсунгуль ТОЛУМБЕКОВОЙ. В подъезде установлена камера видеонаблюдения, которая зафиксировала всех, кто заходил в день убийства в многоквартирный дом, но дело висело почти пять месяцев. Только 8 ноября алматинские сыскари на двух джипах и внедорожнике “нива” выехали в крестьянское хозяйство села Коктал Алматинской области, чтобы доставить следователю подозреваемого Данияра ИМАШОВА. Как выяснилось позже, став невольным свидетелем убийства, Данияр, вместо того чтобы вызвать полицию (или, на худой конец, обратиться за помощью к адвокату), испугался и сбежал. Приехав в село Коктал к дяде, рассказал ему о проблемах в семье: мол, развелся с женой, уволился с работы - и попросился поработать на фазенде.

В своем заявлении прокурору Алматы Берику ЖУЙРИКТАЕВУ Данияр пишет: по дороге полицейские избивали его, вынуждая признаться в убийстве Турсунгуль Толумбековой. В ночь на 9 ноября в ДВД Алматы вызвали бригаду “скорой помощи” - на допросе Имашову стало плохо, и его госпитализировали с диагнозом сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, ушибы носа, лица, подвздошной области справа. Данияра положили в отделение нейрохирургии горбольницы скорой неотложной помощи и рекомендовали помимо лечения как минимум три дня покоя. Но, как уверяет адвокат Зияшов, старший следователь по особо важным делам Аким АШУРБЕКОВ в тот же день забрал Имашова из палаты, сообщив врачу, что он особо опасный преступник. И хотя родным удалось попасть в больницу и снять на видео избитого Имашова, долечиваться ему пришлось в санчасти следственного изолятора…

…А за два года до убийства Данияра зафиксировали камеры видео­наблюдения, расположенные в капшагайских казино. Парень увлекался азартными играми, по этой причине ушел из семьи. Понятно, что чаще проигрывал, и немалые суммы. Данияр то и дело влезал в долги, родным не раз приходилось выплачивать за него деньги. В ночь, когда он познакомился у стоянки казино с неким Саидом, Имашов проиграл миллион тенге. Посочувствовав парню, новый знакомый занял ему 500 тысяч просто так, без расписки и залога. Единственное, что попросил Саид взамен, номер сотового телефона Данияра. Спустив и эти полмиллиона, Имашов уехал в Алматы и больше в Капшагай не возвращался. Устроился в ресторан быстрого питания, временами делал ставки в букмекерских конторах.

В материалах уголовного дела говорится: в мае 2018 года Саид встретил Данияра в районе Центральной мечети и стал требовать вернуть долг. Но сразу найти 500 тысяч Данияр не мог (в ресторане он зарабатывал около ста тысяч) и поэтому пообещал рассчитаться частями. Однако Саида это не устроило, и он предложил должни­ку найти некую Турсунгуль (по словам Саида, женщина задолжала ему 50 миллионов тенге). Саид сказал, что она занимается сдачей в аренду элитного жилья, показал ее фото. Получив наводку, Имашов принялся звонить по объявлениям о сдаче элиток в аренду. Если отвечали женщины, договаривался с ними о встрече. Турсунгуль Толумбекову он вычислил через неделю и договорился встретиться с ней на съемной квартире по улице Зенкова.

- Данияр позвонил Саиду, и тот, войдя в квартиру, сразу начал бить женщину металлической дубинкой, - рассказывает Батырбек Зияшов. - Когда Имашов бросился разнимать, Саид пригрозил Данияру физической расправой, угрожал ему и его маленьким детям. Имашов уверяет: Саид, будучи физически крепким мужчиной, вышвырнул его из квартиры и он, испугавшись, убежал. Запись с видеокамеры, на которую ссылается Ашурбеков и копия которой находится в деле, длится с 18.39 до 19.12 - это время, когда Данияр зашел в дом и когда покинул жилье. Я не раз пытался убедить следствие исследовать запись всего дня: ведь мог же Саид, заранее зная о встрече, зайти в подъезд раньше и выйти из дома уже после того, как Имашов убежал? Но следствие получило признательные показания в результате пыток, и уголовное дело возбудили по убийству из корыстных целей и по найму. Причем единственный фигурант - Данияр Имашов. В чем заключалась его корысть, если Турсунгуль он вообще не знал и не имел с ней никаких коммерческих дел? Если его наняли убить человека, как считает г-н Ашурбеков, то почему полиция не ищет Саида, которого следствие считает заказчиком преступления? И таких нестыковок в деле десятки…


Из жалобы адвоката Зияшова прокурору Жуйриктаеву

“Имашова вынудили дать признательные показания под пытками - побои зафиксированы врачами ГСНП Алматы и медсанчасти СИ-18, где Данияр лечился более 21 дня. Его обвинили в убийстве, фактически же Имашов - свидетель убийства, совершенного неким Саидом. Следствие не обеспечило полноты, всестороннего и объективного расследования.
Во-первых, не установлены полицейские, задержавшие Имашова и выбившие из него показания, хотя в своем заявлении в прокуратуру Алматы он указал номера и марки машин, на которых приехали сотрудники ДВД Алматы.
Во-вторых, Ашурбеков утверждает, что травмы Данияр получил, упав с дерева на фазенде. Но работники крестьянского хозяйства уверяют: там нет таких высоких деревьев, упав с которых можно было бы получить такие увечья. В-третьих, экспертизы проведены предвзято, без участия адвоката. По заключению дактилоскопической экспертизы в квартире изъято 37 следов рук, и только два отпечатка принадлежат Имашову, который не отрицает, что был в квартире в день убийства. Остальные отпечатки Толумбековой не принадлежат. Возможно, это следы Саида? По заключениям молекулярно-генетической и других экспертиз тоже нет доказательств, что преступление совершил именно Данияр Имашов…”


Справедливости ради отметим: в прокуратуре города внимательно отнеслись к жалобе Имашова о пытках и поручили сотрудникам управления собственной безопасности полицейского департамента Алматы проверить все доводы заявителя.
В УСБ ДП города тут же возбудили уголовное дело против сотрудников полиции по статье 146 часть 1 УК РК “пытки” и направили материалы обратно в надзорный орган, чтобы передать в антикоррупционную службу для объективного расследования.

Вот хронология дела о пытках в изложении адвоката Зияшова: 10 декабря прошлого года прокуратура передала заявление Имашова в УСБ ДВД. Спустя три дня там возбудили уголовное дело и направили материалы обратно в прокуратуру. 24 декабря дело направлено в департамент Нацбюро по Алматы, через пять дней борцы с коррупцией вернули материалы в прокуратуру для передачи в УСБ. И в итоге адвокат до сих пор не может найти, где и у кого находится это уголовное дело. Пока материалы футболили по кабинетам, ни одного следственного действия не провели. 

- Я писал в прокуратуру жалобу, но ответа о ходе расследования так и не получил. Мое мнение: правоохранительные органы не хотят заниматься делом о пытках, в то время как дело об убийстве форсируют. А там из всех доказательств лишь признание Имашова, полученное, по мнению адвоката, под пытками. О том, что пытки все же имели место, свидетельствует досудебное расследование против полицейских, - считает Зияшов.

По словам Батырбека Зияшова, Имашова вместе с полицейскими задерживали два сотрудника ДКНБ Алматы. В связи с этим адвокат задается резонным вопросом: с каких пор комитетчики стали расследовать рядовые убийства? И сам же отвечает: мол, ходят разговоры, что убитая - родственница влиятельного чекиста. Более того, в своем рапорте важняк Ашурбеков тоже указал: Имашова в ДВД доставили не оперативники, а… трое незнакомых ему людей в камуфляже, назвавших себя сотрудниками ДКНБ Алматы. Правда, свои фамилии и должности они якобы называть не стали.

- Я сам в прошлом сотрудник правоохранительных органов и понимаю: любые преступления, особенно тяжкие, нужно раскрывать оперативно-следственным путем, а не угрозами и выбиванием показаний, - уверен адвокат Зияшов. - Тем более что в статье 112 УПК РК четко прописано, что фактические данные должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательства, если они получены с нарушениями закона, например с применением пыток, угроз, насилия, а равно иных незаконных действий и жестокого обращения. Полагаю, и следователям полиции, и надзирающим прокурорам эта норма закона хорошо известна и понятна. Вот только в нашем конкретном деле недремлющее око прокурора почему-то не хочет видеть, что следствие идет однобоко, Данияр сидит в камере СИЗО, а Саида, по моим сведениям, даже не ищут. Хотя искать обязаны уже потому, что дело расследуется по статье “убийство по найму”. И заказчик - тот самый Саид. По моему мнению, следствие не заинтересовано в поимке Саида, иначе дело придется расследовать с самого начала…

Судить о том, насколько обоснованны выводы следствия, не дело журналиста. Это прерогатива полицейского следствия и надзирающих за этим самым следствием прокуроров. Они же по долгу службы должны ответить, почему это дело никто не торопится расследовать.

Вопрос, мягко говоря, непраздный. Ведь на кону судьба Данияра Имашова, которому инкриминируется тяжкое преступление - убийство. А ну как завтра выяснится, что парень оказался без вины виноватым?

Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее