6046

“Мама, считайте меня мёртвой”

Актюбинка Гульжан ИМАШЕВА уверена, что в Сирии казнили её дочь

     Две недели назад некий интернет-ресурс под названием “Д///ИХАД в Telegram”, ссылаясь на свои источники в Сирии, сообщил, что три казашки по имени Умм МАРИАМ (в миру - Гульбану), Умм МУСА (Дарина) и Умм АТИКА (Салтанат) были задержаны в Сирии службой безопасности ИГИЛ при попытке побега. По утверждению игиловцев, чтобы навсегда покинуть халифат, женщины пошли на преступление: узнав о получении двумя своими землячками крупного денежного перевода из Казахстана, якобы явились к ним домой, одну застрелили, другую задушили и добили ножом, а также расправились с 7-летней дочерью одной из жертв. А чтобы замести следы, якобы сымитировали изнасилование, изувечив гениталии убитых. Сообщается, что на допросе они во всем сознались, покаялись, но назвали всех вокруг неверующими, а когда их вели на публичную казнь, одна из них призвала собравшихся очнуться.
МИД Казахстана уже отреагировал на эту информацию, сообщив несколько дней назад о проверке приведенных фактов. В ДКНБ по Актюбинской области не опровергли и не подтвердили этот случай, отказавшись от комментариев.

Зато жительница актюбинского Кандыагаша Гульжан ИМАШЕВА уверена, что Умм Мариям (дословный перевод - мама Мариям), - это ее родная и единственная дочь Гульбану АСАНОВА, которая еще три с половиной года назад сбежала на джихад в Сирию.
- Мы успокаивали себя, думали, что это не она. Но после того как написали имя Гульбану, нам все стало ясно, - говорит Имашева.
Мать вспоминает, что девочка, родившаяся 16 октября 1995 года, была долгожданной, в семье к тому моменту уже подрастали трое сыновей.
Соседи очень хорошо отзываются о Имашевых. Гульжан-апай работала медиком, ее муж Виктор - электриком. Сейчас оба на пенсии. Дети у супругов вежливые, с малых лет приучены к труду.
В Кандыагашской средней школе № 5, где училась Гульбану, тоже отзываются о ней хорошо.
- На круглые пятерки не училась, но была очень ответственной и творческой, - говорят педагоги. - Во всех школьных мероприятиях принимала участие.
В табелях об успеваемости, в которые я заглядываю, преобладают тройки и четверки. Пропусков почти нет. На титульном листе личного дела ученицы Асановой красуется крохотная цветная фотография, с которой смотрит симпатичная девочка. Улыбчивое, доброе лицо.
В Кандыагашском промышленно-экономическом колледже, куда после второй четверти 10-го класса перевелась Гульбану, тоже запомнили ее как активную веселую девушку. Уже в старших классах школьница увлеклась информатикой и решила стать программистом.
- Когда она к нам пришла, на ней не было хиджаба, - говорит заместитель директора по учебной части Кандыагашского промышленно-экономического колледжа Мирамгуль БАЛЫМОВА. - По поведению, учебе у нас не было никаких замечаний. Наоборот, она очень хорошо танцевала, вела концерты.
Однако все это вдруг исчезло из жизни Гульбану, стоило ей познакомиться с молодым человеком по имени Еламан ШАЙМЕРДЕНОВ. Это было в 2012 году.
Произошедшие метаморфозы первыми заметили родители девушки. Она надела хиджаб, а короткие юбки сменила на длинные до пят платья темного цвета. Девушка стала уничтожать фотографии со своим изображением: мол, ее новая вера такое не поощряет, и стала отдаляться от родных.
- Мне ее парень сразу не понравился. Да, читал намаз, молился, не пил и не курил, зато был скрытным, многого недоговаривал и имел большое влияние на мою дочь, - не скрывает Гульжан-апай. - Я все перепробовала: и ласково с ней разговаривала, и ругала ее.
Бывало, что Гульбану, как казалось матери, внимала словам взрослых - по крайней мере, дома ходила в светской одежде. Но, как вскоре выяснилось, выйдя за ворота дома, она тут же облачалась во все черное.
- Именно с появлением Еламана она стала меняться не в лучшую сторону. Это он заморочил ей голову, - говорит Имашева. - Все, что мы ни скажем, отвергалось, а его слушалась во всем.
Родители, по их признанию, были вынуждены согласиться на брак дочери с ее парнем, так как она забеременела. Их недовольство также вызывало то, что ново­испеченный зять не мог прокормить семью. Постоянной работы он не имел и не особо старался как-то улучшить финансовое положение семьи. В колледже Гульбану так и не доучилась.
- Дочь, ее муж и внучка Акгуль два года жили у меня. Сколько раз я выгоняла из дома ее так называемых подруг в черных одеяниях, толку было мало, - вздыхает Гульжан-апай.
Беда в дом Имашевых постучалась 9 мая 2015 года. К тому времени Еламан и Гульбану уже жили отдельно, они дали друг другу талак. В тот день молодая женщина отправилась в областной центр по делам. А вечером ее мама нашла небольшой клочок бумаги, на котором почерком Гульбану было выведено: “Мама, на все воля Аллаха. Простите меня, я вас люблю. Доверяю тебе Акгуль, присматривай за ней. Я уезжаю в Сирию. Не ищите меня и считайте свою дочь мертвой. Гульбану”.
Спустя короткое время домой наведались представители спецслужб. От них Имашевы узнали, что дочь получила загранпаспорт и успела покинуть пределы Казахстана.
- Бедная моя девочка, - плачет Гульжан-апай. - Кому же ты поверила, кто же тебе мозги отравил, зачем покинула нас?!
По ее словам, после отъезда Гульбану несколько раз выходила на связь. Сказала, что находится в Сирии, работает в медсанчасти и скоро вернется. Но ни разу, вспоминает Имашева, дочь не говорила больше одной минуты.
- Было заметно, что она запугана, разговаривает в присутствии других, лишнее не может сказать, - говорит женщина.
В Сирии Гульбану родила еще двух девочек, но часто спрашивала мать про свою первую дочь Акгуль. Скучала, просила выслать фото.
- Когда Гульбану ушла из дома, Акгуль было 1,5 года. Поначалу она плакала, искала мать. Сейчас внучка живет с бабушкой по отцу. Она точная копия своей мамы в детстве, как вижу ее, сжимается сердце, даже врагу не пожелаю того, что случилось с нами, - плачет Имашева. - Что касается Еламана, мне нет до него дела!
Мать признается, что за эти годы не меняла номер телефона и всегда держала мобильник заряженным, боясь пропустить звонок от дочери.
- Она хотела вернуться назад. Просила все время деньги. Очень много денег. Откуда у нас такая сумма? Ничего мы ей не выслали, - говорит Гульжан Имашева.
О какой именно сумме шла речь, пенсионерка не стала уточнять, но отметила, что Гульбану боялась суда на родине.
- Даже если бы ее надолго закрыли в тюрьме, зато она была бы жива, у себя на родине, перед моими глазами, - плачет апай. - В последний раз дочь по телефону сказала: “Мама, я устала”.
- Апай, могла ваша дочь пойти на это страшное дело?
- В Интернете часто врут, я не верю. Но уверена, что дочь казнили за попытку побега, ведь она хотела вернуться.
Убитая горем женщина сейчас готовится к поминкам дочери. Она понимает, что получить тело Гульбану нереально. Что будет теперь с ее сирийскими внучками, тоже не представляет.
- Откуда мне знать, чьей они крови, - только и вымолвила женщина. - Я лишь хочу сказать остальным: будьте внимательны к детям и не воспитывайте их доверчивыми. Моя дочь умерла, пусть это будет другим уроком…

Акмарал МАЙКОЗОВА, фото Алтын КУМИСПАЕВОЙ, Актобе

Поделиться
Класснуть

Свежее

“Путь известен, рельсы проложены” Актуально
“Путь известен, рельсы проложены”

Члены партии Nur Otan в кулуарах после XIX внеочередного съезда партии поделились с корреспондентом “Времени” своими мнениями по поводу выдвинутого кандидатом в президенты Касым-Жомарта ТОКАЕВА, оценив его качества как политика и человека.

955