1128

Что проспали “китобои”?

Поутихшая история с игрой “Синий кит”, в которую оказались втянуты казахстанские подростки, оставила немало вопросов к структурам, отвечающим за кибербезопасность страны. Получается, что ни мы, ни наши дети абсолютно не защищены: сегодня синий кит, завтра - серый волк, послезавтра - черный ворон. Так получается? Иначе чем объяснить все то, что на протяжении последних нескольких месяцев происходило в Казнете? Конечно, можно списать на виноватых во всех грехах журналистов (давно отточенный прием). Но в них ли дело? Так можно ли было остановить кита-убийцу? 

- Я могу сказать, что провоцирование подавляющего большинства суицидов сегодня происходит в Интернете, - считает президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат САБИРОВ (на снимке). - Конечно, первопричина может быть в другом - взаимоотношения в семье, со сверстниками, депрессия, но толчок к тому, чтобы совершить последний шаг, подросток получает в интернет-пространстве. В реальной жизни нет групп, в которых общались бы люди, находящиеся в состоянии депрессии, а в Интернете они есть. Online-друг кажется подростку гораздо более близким, чем парень с его двора, с которым он вырос. Это психология ребенка, живущего в Интернете.
- Когда появились первые группы смерти, в которых стали участвовать и подростки из Казахстана?
- Они существуют уже несколько лет, но вот сигналы о случаях суицида, связанных со вступлением детей в эти группы смерти, стали появляться на “горячей линии” нашей ассоциации в 2015 году. К нам пошли подобные жалобы. Но и тогда это не имело столь массового характера, как в истории с игрой “Синий кит”. Она оказалась наиболее востребованной в среде подрастающего поколения. Это провокационная группа, построенная на игровых характеристиках. И человек сам не замечает, что его доводят до самоубийства. Вот в чем ее отличие.
- Так почему же ее деятельность не пресекли в самом начале, не дожидаясь той самой массовости?
- Нужно понимать, что борьба с такими группами велась всегда, может быть, с переменным успехом. Например, если раньше всем известная соцсеть, в которой сидят подростки, очень вяло реагировала на сообщения о появлении подобных групп, то сейчас она делает это молниеносно - тут же блокирует их и передает данные об их администраторах в соответствующие органы. Вот появилась игра. Да, называется “Синий кит” или как-то еще, но в Сети миллион игр. Ни один специалист не сможет понять изначально, к чему она в итоге приведет. Со стороны все выглядит достаточно безобидно. Даже если вы мониторите и видите, как дети во что-то играют, не факт, что это сразу вызовет подозрения. Скорее наоборот. Кто мог сразу оценить, что в “Синем ките” детей в итоге будут призывать к самоубийству? Может, потому поначалу игра и осталась незамеченной и привела к таким последствиям? Ведь “Синий кит” появился больше года назад, а массовость приобрел около полугода назад, причем не только у нас, но и в России. А разговоры о нем начались не на пике, а, наоборот, в момент снижения. Причем все, что тогда происходило, я не назвал бы шумихой: та информация, которая звучала в СМИ и соцсетях, стала предупреждением для всех. Об этом нужно было говорить сразу, и хорошо, что это не стали скрывать. Сейчас пытаются обвинить во всем журналистов. Наоборот, им нужно сказать спасибо за то, что они подняли эту проблему. Раньше ведь на нее никто особо не обращал внимания. Мы проводили по три-четыре “круглых стола” в год, на которых обсуждали проблемы подобных групп смерти, говорили, что нужно уделять более пристальное внимание подростковому суициду. Но... все расходились, а ситуация не менялась.
- И все же сейчас мы действуем по факту: появилась игра, в нее включаются дети, потом возникают проблемы, и только после этого соответствующие органы ее блокируют. А нельзя ли делать это сразу, не доводя до таких последствий?
- Конечно, эти вещи можно и нужно предупреждать, но не всегда сделать это просто. Повторяю, изначально они могут выглядеть вполне безобидно. Те компании, которые сегодня работают в области информационной безопасности, в состоянии видеть, где, в какой группе и что именно происходит. В Интернете практически невозможно ходить, не оставляя следов. Поэтому эти группы в итоге все равно блокируют, отслеживают и удаляют игры. Арестовывают их администраторов. Просто иногда для этого нужно время.
- Вы можете сказать, сколько казахстанских подростков было задействовано в игре “Синий кит”?
- Нет, сделать это очень сложно. Чтобы иметь такую статистику, нужны соответствующие ресурсы, направленные на фильтрацию контента, подконтрольные правоохранительным органам. Это очень мощная система оборудования, мониторинга и слежения, которой в нашей стране пока нет. Она нам, конечно, нужна. Об электронных границах президент страны говорил лет пять назад. Если бы тогда специалисты озадачились созданием киберщита, то сегодня не было бы проблем с этими группами - мы отсекали бы их сразу.
“Горячая линия” по противодействию противоправному контенту в Казахстане: safekaznet.kz. Сюда можно отправлять жалобы на сайты и группы, функционирующие на просторах Казнета.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть