11979

Помутнение рассудка

Истекающая кровью Айнур БОКУМБАЕВА (на снимке) видела, как нападавший занес над ней нож, намереваясь ударить в сердце. Если бы к месту расправы не подоспела подруга пострадавшей, все могло кончиться еще хуже, чем уже случилось.
- Я звала: “Помоги, Анжела, помоги!”, и она прибежала с криками: “Стой, Батырхан, что ты делаешь?”. Он спокойно встал, отряхнулся, положил нож в карман и ушел.
Айнур рассказывает об этом кошмаре без надрыва, ровным голосом. Внешне она вроде бы справилась с горем. Наверное, в 14 лет такие удары легче перенести, чем, скажем, в сорок. Но с виду спокойная Айнур в какой-то момент крепко прижимает руку к животу, и этот невыразительный жест красноречивее любых страшных рассказов.
Она лежала на снегу. Рядом кто-то суетился, подкладывал под нее матрац, обвязывал какими-то простынями. Пять ножевых ранений в живот. Она всё это видела. Не теряя сознания, Айнур бессвязно, почти по-звериному, хрипела что-то о ребенке.
- Меня спасли Всевышний и моя дочь, - говорит сегодня она. - Все страшные удары приняла на себя она. В больнице мне сделали кесарево сечение, и девочку вынули еще живой. Поэтому я получила два документа: свидетельство о рождении и свидетельство о смерти, датированные одним и тем же числом - 10 января 2013 года.
Айнур пришлось дать имя своей дочери уже после того, как та погибла. Гульназ жила после родов не более пяти минут…
Спасти ребенка было невозможно: травмы оказались слишком страшными. В шоке были все. Вышедший на крыльцо покурить патологоанатом не мог унять дрожь в руках и рассказал потрясенным родственникам, что новорожденная девочка от природы была совершенно здорова физически, но страшно испугана. Ее позу с поджатыми ножками так и не смогли исправить.
Гульназым ДЮСЕКИНА, мать Айнур,(на снимке справа) прибежавшая на место событий, увидев истекающую кровью дочь, упала в обморок.
- У меня никогда не было своих детей, я Айнур удочерила, - рассказывает Гульназым. - Поэтому, вы понимаете, узнав о ее беременности, я даже помыслить не могла о том, чтобы не допустить рождения ребенка. Я так хотела, чтобы счастье, которого я была лишена, выпало на долю моей Айнур…
Но Айнур Бокумбаевой и Батырхану ГАЛЫМОВУ не удалось обойти бытовые рифы, о которые разбилась их любовная лодка. Они не скрывали своей любви, а когда выяснилось, что Айнур забеременела, родители Батырхана просто взяли ее как законную невестку жить к себе в дом.
Что толку говорить о ныне бытующих нравах? Какой смысл цокать языком, говорить “ай-яй-яй” и судачить о детях, слишком рано начавших взрослые отношения? Сегодня подростки часто вкушают запретный плод в 12-13 лет, и ничего с этим не поделаешь. В селе Новопокровка Узункольского района, где произошли минувшей зимой все эти события, никого такая ситуация не обеспокоила - ни участкового, ни сельскую администрацию. Даже несмотря на то, что один из влюбленных - совершеннолетний, который прекрасно знал, что его подруге всего 13 лет.
В день совершения преступления Гульназым Дюсекина дважды прибегала к участковому Марату ДАВЛЕТОВУ. Говорила, что Батырхан бьет ее дочь, грозит ей убийством, просила вмешаться.
- Он мне ответил, что заявление принять не может, потому что ничего еще не случилось, - вспоминает Гульназым Дюсекина. - Я говорю: “У них конфликт в магазине, Батырхан ударил Айнур, примите же меры!”. Я просила об этом и нашу акимшу (имеется в виду аким Новопокровского сельского округа Марина ГЕРБЕР. - С.К.). Но они думали, что все это обычные житейские дела, и ничем не помогли. А через час Батырхан напал на Айнур с ножом!
В суде аким Новопокровки дала крайне нелестную характеристику семейству пострадавшей. Дескать, пьют они без продыху и слова хорошего недостойны. В то же время односельчане Дюсекиной, выступавшие на процессе свидетелями, говорили, что у нее нормальная, обычная семья. Да и мне после общения с пострадавшими, ей-богу, кажется, что никакие они не алкаши, не маргиналы… Но даже если так - то кем тогда считать “приличную” семью Галымовых, чей отпрыск сначала совратил школьницу, а потом искромсал ножом мать своего ребенка?
…Узнав однажды, что Батырхан нередко поколачивает Айнур, Гульназым забрала дочь от новых родственников. Они восприняли это как позор.
- Приходили к нам постоянно, устраивали скандалы, требовали, чтобы я вернулась, - вспоминает Айнур. - Их в то же время возмущало, что я не даю покоя Батырхану, который учился и работал в городе. Он же только на выходные приезжал домой, ему было некогда обо мне заботиться. Однажды меня положили в больницу на сохранение, я ему позвонила, попросила навестить меня. Его родные очень тогда возмущались тем, что я ему мешаю. И, конечно, они знали, что он меня бьет.
Какое-то время, рассказывает Гульназ, зять жил у них. Но Галымовы-старшие постоянно требовали возвращения молодых. Батырхан буквально разрывался между двумя домами, в конце концов потребовав от Айнур полного повиновения.
- А я говорила ему, что не вернусь и не буду жить с ним, если он так себя ведет, - рассказывает она. - Я ничего не хотела, потому что понимала: у нас нет будущего. И это окончательно вывело его из себя.
В тот день, 10 января, Айнур попросила отца проводить ее до дома подруги. Они прошли мимо дома Галымовых и видели, что Батырхан курит, занимаясь чисткой двора от снега. Бросив лопату, тот тайком устремился за ними. В комнату, где сидела Айнур, он вошел, держа в руке нож. Потребовал, чтобы она оделась и вышла на улицу.
- Схватил меня за волосы, ударил. Потом пнул меня и вытолкнул в коридор. Я упала, и он начал бить меня ножом. Я выкатилась на улицу, он продолжил это делать…
Потом Галымов скрылся - убежал в лес. По словам Айнур, у них с Батырханом в том лесу было свое тайное место для встреч. Прятался он недолго, вернулся в село сам, и его задержали.
Испытанный Галымовым приступ ярости и побег в лес позволили врачам-психиатрам сделать вывод о его… кратковременном психическом расстройстве. Судебная комплексная экспертиза, проведенная в Алматы, пришла к поразительному выводу: “Рекомендовано считать Галымова невменяемым в момент совершения преступления”.
То есть до нападения этот человек был здоров. Сейчас после всего, что случилось, он тоже здоров (об этом говорил вызванный в суд эксперт ЮНУСОВ). Однако странным образом выявленное врачами “временное психическое расстройство” позволило ему избежать наказания! Галымов решением суда помещен в стационар психиатрической больницы по месту жительства. Как пояснил эксперт Юнусов, там за ним понаблюдают, покормят снотворным и витаминами, а потом отпустят. Всего через полгода. И, конечно, он вновь встретится с “психотравмирующим фактором”. То есть с Айнур. Чем закончится эта встреча, можно только догадываться.
Знакомясь с материалами дела, я постоянно ловил себя на мысли о том, что это самая бессовестная отмазка, которую мне до сих пор приходилось видеть. Потому что на отчаянные требования Айнур назначить Батырхану повторную экспертизу не отреагировали. Потому что судили его всего лишь за покушение на жизнь Айнур, а об убийстве ребенка никто даже не заикнулся, пока об этом не стала кричать пострадавшая. Потому что никто не дал правовую оценку факта вступления совершеннолетнего и дееспособного на тот момент Галымова в интимную связь с 13-летней девочкой. И, наоборот, все согласно кивали, когда услышали всего лишь “рекомендацию” врачей-экспертов считать преступника, поднявшего руку на женщину и своего ребенка, временно помешанным. Может быть, и у них наступило временное помутнение рассудка?
Присев на неудобную табуретку в углу комнаты, Айнур поведала нам о своей боли ( смотрите на http://youtu.be/kWU9xlwYm_w). И устами этой все еще девочки говорили тысячи женщин, страдающих от насилия и нигде не сумевших найти защиты.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

30.05.2013




Поделиться
Класснуть