11686

Похоргосили - и бросили

Кому выгодно “похоронить” дело “караванщиков”?

Расследование дела групповой оперативной проверки (ДГОП) под кодовым названием “Караванщики”, о котором мы упоминали в публикации “Финпол, ты не прав!” (см. “Время” от 4.5.2013 г.), “висит” второй год, несмотря на весомые доказательства вины его фигурантов, собранные комитетчиками.

Эта история началась в 2009 году, когда контра­бандный товар, ввозимый через таможенные переходы “Хоргос”, “Калжат”, “Кордай”, “Достык”, начали “контролировать” некоторые тогдашние высокопоставленные финполовцы. По данным спецслужб, откат с одной машины составлял от 500 до 1000 долларов. Когда стало ясно, что мздоимство поставлено на поток, руководители Генпрокуратуры и КНБ создали специальную группу во главе с полковником КНБ Талгатом ЖАКАЕВЫМ (ныне фигурант “хоргосского дела”) по разработке контрабандистов и их покровителей в погонах. Вместе с подполковником Ирланом АБДРАХМАНОВЫМ (который также находится в СИ-1 Алматы по подозрению в причастности к “хоргосскому делу”) Жакаев и другие оперативники в режиме особой секретности начали разработку участников контрабандной схемы. Кстати, многие материалы в КНБ успели рассекретить и направили в Генеральную прокуратуру, чтобы там возбудили уголовное дело.
Первые аресты контрабандистов и их силовой “крыши” комитетчики планировали провести в мае 2011 года. Однако чекистов опередили финполовцы, в апреле того же года возбудившие уголовное дело, получившее широкую огласку как “хоргосское”. Фигурантами этого дела помимо Жакаева с Абдрахмановым стали замначальника ДКНБ Акмолинской области Б. КУРМАНАЛИЕВ, начальник таможенного департамента Алматинской области К. АРТЫКБАЕВ, сотрудники таможни, таможенные брокеры и контрабандисты - всего было арестовано больше ста человек. Позднее многие стали сотрудничать со следствием и перешли в категорию свидетелей. Подполковник Абдрахманов, так и не признав инкриминируемой ему вины, написал десятки писем в КНБ, Генеральную прокуратуру и партию “Нур Отан” с просьбами расследовать “хоргосское дело” объективно, с соблюдением всех прав обвиняемых. Но об этом чуть позже.
Внедренный в среду контрабандистов агент финпола Талгат МАХАТОВ (псевдоним - агент Саныч) к тому времени уже находился в разработке КНБ по делу “караванщиков” как доверенное лицо некоторых высокопоставленных сотрудников финансовой полиции, покровительствующих контра­бандистам. Спецоперацию по разработке “караванщиков” при-остановили: в КНБ стали выяснять истинную роль г-на Махатова, который работал вместе с финполовцами по делу о контрабанде. Тогда комитетчики полагали, что Саныч действительно имитирует дачу многочисленных взяток за покровительство контрабандистам, а оперативные мероприятия контро­лируются финансовой полицией и фиксируются в соответствии с Законом “Об оперативно-розыскной деятельности”.
Однако в августе 2011 года Махатов неожиданно приехал в Астану, чтобы добиться аудиенции у руководства КНБ. На встрече с заместителем председателя этой спецслужбы он под протокол “слил” чекистам своих покровителей, по указанию которых, прикрываясь внедрением, получал крупные взятки.

Из письма Ирлана Абдрахманова главе комиссии по борьбе с коррупцией при партии “Нур Отан”, сенатору Оралбаю АБДЫКАРИМОВУ:
“По данному уголовному делу мне, полковникам Т. Жакаеву и Б. Курманалиеву предъявлено абсурдное обвинение в покровительстве контрабанды. С начала 2010 года мы вообще не занимались вопросами экономической контрабанды - эта функция передана органам финансовой полиции. Жакаев в 2009 году назначен начальником 5-го департамента КНБ, не занимающегося экономической контрабандой. Курманалиев в том же году назначен замначальника ДКНБ по кадровой работе, меня в начале 2010-го перевели в ДКНБ СКО, где я проработал до февраля 2011 года. Нами в соответствии с установками президента была пресечена и ликвидирована деятельность 15 организованных преступных групп из числа должностных лиц правоохранительных органов, занимавшихся экономической контрабандой и коррупционными преступлениями. Эти спецоперации проводились под контролем руководства КНБ и Генпрокуратуры, докладывались главе государства на совещаниях Совбеза. Указом президента мы награждены медалями “Жаунгерлик ерлиги ушин”. Надежда на объективность следствия исчезла после завершения дела с обвинительным уклоном при грубейших нарушениях УПК руководителем следственной группы Улугбеком ПАТСАЕВЫМ. Наши жалобы на его действия попадают к нему же на рассмотрение и не находят должной оценки. Вопиющий факт: Патсаев покрывает преступления должностных лиц финансовой полиции, тщательное расследование которых позволило бы вскрыть тяжкие коррупционные преступления, совершенные бывшим руководством АБЭКП, и пролить свет на истинные мотивы надуманных в отношении нас обвинений...”.

Далее Абдрахманов пишет: осенью 2011 года им стало известно, что полученные Санычем от предпринимателей крупные суммы денег для передачи высокопоставленным силовикам в качестве взяток... вообще не отражены в уголовном деле! Основная часть многомиллионных взяток в уголовном деле представлена... ксерокопиями долларовых купюр. Спрашивается, где же те самые миллионы, о которых следствие громогласно заявило на всю страну, едва начав раскручивать “хоргосское дело”?
Между тем в КНБ поняли, что агент вел двойную игру, и реанимировали дело “караванщиков”, передав все собранные сведения на фигурантов в Генеральную прокуратуру. Эти материалы попали к г-ну Патсаеву, который, как уверяет подполковник Абдрахманов, затягивает принятие по этим сведениям процессуальных мер. Офицер нацбезопасности пишет сенатору Абдыкаримову о том, что сокрытие следственной группой теневой деятельности Махатова наводит на определенные мысли: следователи боятся, что привлечение Саныча к уголовной ответственности приведет к развалу всего “хоргосского дела”, выявив абсурдность обвинения и незаконность содержания под стражей многих фигурантов. А главное - раскроется заинтересованность самих участников следственной группы в том, чтобы скрыть объективную картину от руководства страны.
Письмо чекиста сенатор переадресовал генеральному прокурору. Оралбай Абдыкаримов попросил Асхата ДАУЛБАЕВА организовать объективную проверку доводов, изложенных Ирланом Абдрахмановым, и - при наличии оснований - принять меры прокурорского реагирования. Получив запрос сенатора, прокуроры зашевелились: сразу несколько высокопоставленных сотрудников главного надзорного органа направили в следственный изолятор письма для Абдрахманова: дескать, по его обращению проводится проверка, о результатах будет сообщено дополнительно. Однако 16 мая 2012 года в СИ-1 пришло письмо за подписью руководителя следственной группы Патсаева, в котором говорилось: по заявлению Абдрахманова о привлечении Махатова и М. ДУЙСЕНОВА, бывшего начальника ДБЭКП Алматы, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем постановление об этом было вынесено еще 20 апреля - спустя всего один день (!) после получения из КНБ материалов разработки по делу “караванщиков”. Основная причина отказа: чекисты якобы не представили прокурорам материалы оперативных разработок.

Однако чекисты говорят: 19 апреля все сведения по ДГОП “Караванщики” были переданы в Генпрокуратуру начальником следственного департамента КНБ М. КОЛКОБАЕВЫМ. Спрашивается, зачем нужно было принимать “отказное” решение так поспешно - в течение суток? Что мешало прокурорам направить повторный запрос в КНБ о выдаче сведений по делу “караванщиков”? В конце концов, пользуясь правом надзора за следствием и оперативно-розыскной деятельностью, сотрудники прокуратуры могли бы поехать в КНБ и забрать материалы разработок. Но этого сделано не было...
Адвокаты Абдрахманова подали на имя Асхата Даулбаева жалобу, в которой утверждают: письмо начальника следственного департамента КНБ о передаче материалов по делу “караванщиков” направлено в Генпрокуратуру 19 апреля за исходящим номером 5/1-3112. Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела на Махатова и Дуйсенова является необоснованным и преждевременным. Защитники подполковника Абдрахманова в который раз просят провести тщательную и объективную проверку обстоятельств, изложенных в заявлениях их клиента. Сам комитетчик попросил сенатора Абдыкаримова потребовать от Генпрокуратуры четкого и ясного разъяснения причин затягивания принятия законного и процессуального решения по материалам ДГОП “Караванщики” в отношении Махатова и должностных лиц АБЭКП. Остается только ждать, какое решение примет Генпрокуратура на этот раз.
Скажем сразу: мы не утверждаем, что фигуранты “хоргосского дела” - невиновны, это прерогатива суда. Речь идет лишь о существенных нарушениях прав подследственных на объективное и справедливое расследование.
Наверняка среди наших читателей есть те, кто считает: в этом скандальном деле невиновных нет - надо сажать всех, и причем надолго. Не будем спорить - суду виднее. Но очевидно одно: в правовом государстве, коим позиционирует себя Казахстан, вина любого человека в совершенном преступлении должна быть полностью и, главное, с соблюдением всех правовых норм доказана.

Вместо P.S. В распоряжении редакции оказались копии документов, подтверждающих доводы защиты о том, что следователи после окончания расследования и предъявления обвинения несколько раз расшивали отдельные тома “хоргосского дела”. Причем настолько поспешно, что фигуранты и их защитники заметили: описи томов, выданные подсудимым и адвокатам, значительно отличаются от описей, переданных в суд. Кроме того, в тех документах говорится: часть доказательств по делу получена путем психологического и физического давления на свидетелей - брокеров из околотаможенных структур. Но это тема отдельного разговора, к которому мы еще вернемся.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы, тел.:  259-71-96, е-mail: kuchukov@time.kz, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть