4730

Куй, пока молодой!

При помощи горна, наковальни и умелых рук кузнец Данил СВЕТЛАКОВ может сделать и меч времен викингов, и подсвечник в стиле барокко. Причем это для него не бизнес, а дело для души. Чтобы сохранить традиции кузнечного мастерства, он даже организовал курсы для всех желающих заняться этим искусством.

Куй, пока молодой!

Если честно, я удивилась, что в свои 28 лет Данил уже передает ученикам секреты ремесла - мне почему-то казалось, что профессиональные кузнецы должны быть гораздо старше. Но этот парень, как выяснилось, работает с огнем и металлом с самого детства.

- Я начал заниматься этим лет с восьми. Тогда на экраны вышел фильм “Властелин колец”. После его просмотра многие ребята кинулись что-то мастерить. Я тоже в огороде выкопал ямку, поставил решетку и на ней расплющил свой первый гвоздь. Потом за испорченный огород получил по шее от родителей, но меня это не остановило. Все свободное время после школы я тайком где-то в закутке что-то плавил, мастерил, - вспоминает Данил.

В 16 лет он понял, что знаний из старых книжек и экс­периментов на заднем дворе ему мало. Видео­уроков в интернете тогда не было, поэтому Данил пошел учиться в алматинскую кузню к известному мастеру Амоену ШАЙНАЗАРОВУ. Он помог парню почувствовать металл.

- Я ведь на массажиста учился, занимаюсь иногда этим до сих пор. Чем отличается хороший массажист от плохого? Плохой, пусть даже с медицинским образованием, не чувствует больную мышцу. А хороший руками прошелся и понял, где у человека болит. Так и в кузнечном деле, - рассуждает Данил Светлаков. - Когда я научился работать на молоте, опытные мастера сказали: “Больше к молоту не подходи. Вот тебе горн, набор кувалд, клещей - и делай все своими руками до тех пор, пока не научишься чувствовать металл”. Спустя время я начал понимать металл: сейчас он нагрелся, у него такая структура будет, а потом он себя вот так поведет. И если ты это тонко улавливаешь, то в итоге, когда заканчиваешь работу, хочется подойти и потрогать виноградную лозу из металла. Она живая, кажется, что подует ветерок, и ее листья колыхнутся.

Однажды эту магическую связь с металлом он чуть не потерял. А ведь казалось, что все идет успешно: арендовал свой цех, заработок стал отличным. Но и плата за успех была слишком высока: ремесло превращалось в коммерцию. Поток заказов, сжатые сроки, попытки оправдать затраты…

- Началось выгорание. Все превращалось в бизнес, а я хочу, чтобы это было для души. Поэтому раз и навсегда для себя решил, что не буду этим зарабатывать и вообще не стану вкладываться в дело, чтобы потом не было причин его окупать, - поясняет мастер.

А чтобы работать с металлом, многого и не надо: горн, наковальня да слесарный молоток. Печь для нагревания он собрал из остатков металла, механический молот вообще сделал из всякого хлама. В ход пошли и старое автомобильное колесо, и покрышка, и движок от стиральной машины. Получилось отличное Lego, шутит Данил. Сейчас в своей небольшой hand made кузне он делает и топоры с мечами времен викингов, и декоративные решетки, и настоящие художественные изделия.

Капризничает, правда, как любой настоящий художник. Берется не за всякий заказ. А что, может себе позволить. К готовым изделиям относится ревниво и расстается с ними непросто.

- Люди приходят ко мне с идеей: можешь вот так? Я смотрю и говорю: “Хм, интересно. Только здесь я сделаю по-другому, по-своему. Устраивает - тогда берусь. Если нет, то всего доброго”, - говорит Данил о своих непростых отношениях с заказчиками. - Если мне идея нравится, то я могу ее воплощать в двух-трех разных вариантах. И потом себя чувствую как суррогатная мать: родила ребенка, понимаешь, что должна отдать, а хочется себе оставить. Бывает, прихожу в гости к другу, а там моя секира на стене висит, и я прошу шутя: отдай обратно.

Как-то раз Данила попросили сделать рижских петушков. Это главный символ Риги. Они восседают на шпилях зданий центральной площади. В оригинале эти изделия датируются XIX веком, их выполняли при помощи ручной чеканки. Ну как отказаться от такой реконструкции? Взялся. Долгими часами из металла мастер вырезал перья птиц, обтачивал вручную. В итоге петушки получились живыми, разве что не кукарекали.

Очередную головоломку кузнецу подкинули российские архе­о­логи.

- Они для музея заказывали полную реконструкцию спартанского меча. А это значит, что нужно повторить технологию той эпохи. То есть выплавить бронзу, из нее отлить кинжал. Я над ним полгода работал, но это того стоило. Еще нужно было сделать настоящий спартанский щит. Опять же по технологии тех времен. А как делали? Давай посмотрим на раскопки, проанализируем. Гвоздей тогда не было. Чем скрепляли? Был рыбий клей. Вывариваю рыбу, этим всем смазываю, скрепляю. В общем, я постоянно экспериментирую, - делится мастер.

Бывает, что, взявшись за заказ, Данил уходит в минус. Но это его не огорчает. Деньги кузнец зарабатывает головой: занимается проектным менеджментом, воплощает бизнес-идеи “под ключ”. Ответственность большая, стрессовых ситуаций много. Когда не в настроении, подходить к металлу запрещено. Это правило он усвоил однажды и на всю жизнь.

- Помню, пришел в кузню совсем загруженный после работы. Надо было сделать походный нож. Заказ я выполнил, но мужчине потом пришлось этот нож закопать поглубже в землю, потому что каждый раз, когда он его брал в руки, резался. Я уверен, что вещь впитывает и излучает энергетику как мастера, так и хозяина.

Несколько лет назад Светлаков задумал передать секреты кузнечного дела новому поколению: открыл бесплатные курсы, собрал учеников. Но большая часть из них отнеслась к занятиям как к баловству. Пришлось вход в кузню сделать платным. Теперь в группе остались те, кто не просто молотком постучать хочет, а научиться в железо жизнь вдыхать.

Напоследок Данил достал связку медных подвесок на тонких кожаных ремешках, сделанных своими руками. Оказалось, что это мьельниры, древние скандинавские талисманы, которые наделяют хозяина особыми качествами. Пожав мне руку, кузнец заключил:

- Я хорошо энергию чувствую. Вам подойдет талисман с руной Ансуз. Она помогает усилить коммуникабельность, умение увлекать людей словом.

И правда, что еще журналисту надо!

Елена БАХАРЕВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА и из архива Данила СВЕТЛАКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть