1350

На работе - ЧП каждый день

Газета “Время” разыскала лучших спасателей разного профиля, чья работа обычно остается незаметной и не попадает в репортажи с мест происшествий

На работе - ЧП каждый день

Хвостатые на службе

Лучшим четвероногим спасателем в Казахстане считается пес породы малинуа по кличке Чижик из Алматы. Он из династии спасателей: его дед по кличке Лиссабон - легенда поисковой службы. От знаменитого деда Чижик взял острейшее чутье, неутомимость в поиске и доброжелательность. С помощью Чижика велся поиск пострадавших в результате падения пассажирского самолета и вертолета, а также обрушения строящегося моста автомобильной развязки и другое. Очень часто ему приходится искать в горах заблудившихся или получивших травму туристов, и он первым прибегает к ним на помощь.

Чижик дважды завоевал звание лучшего поискового пса Казахстана, представлял страну на всероссийских соревнованиях по поисково-спасательным работам.

День прославленного Чижика расписан так же, как у людей-спасателей. Подъем в 6.30, затем завтрак и утренняя прогулка, после чего начинаются занятия на послушание, а к вечеру - на поиск.

Во время нашей встречи Чижика вызвали на выезд в ущелье Кок-Жайлау: потерялась женщина-турист.

- Собаки искренне хотят найти пострадавшего и помочь ему. На пути к этой цели они готовы пре­одолеть любые препятствия. Например, у Чижика есть особенность: он не любит грозу. В вольере он будет вертеться, лаять, может на стенку прыгать. Но на поисковых работах ему плевать на гром и молнию, он не замечает даже пасущихся лошадей и коров, пробегающих мимо кошек и собак. Он нацелен только на миссию, - рассказывает напарник Чижика кинолог Адилет КУДАЙБЕРГЕНОВ.

Заблудившуюся туристку Чижик обнаружил быстро, хотя операция проходила вечером, когда у собак слабеет зрение. Несмотря на героические поступки, к наградам собак не представляют. Им достается кусок сыра или колбасы в качестве поощрения, а также ласковое слово напарника.

Продолжается собачья карьера обычно восемь лет. Чижику уже девять с половиной, но хвостатый ветеран в отличной форме. Об этом говорят и результаты ежегодной аттестации. Собаки должны найти за 20 минут трех человек в природной среде и в условиях техногенного завала. Чижик в обоих случаях управился за две минуты.

Наши цифры

19 октября государственной службе ЧС исполняется 24 года. За это время:

- 1 миллион 312 тысяч раз спасатели выезжали на ликвидацию ЧС и пожаров;

- спасли более 362 тысяч, или 40 человек ежедневно;

- эвакуировали 315 тысяч человек из различных зон ЧС.

- при исполнении служебного долга героически погиб 51 спасатель...

Давайте поговорим!

На места аварий, взрывов, катастроф одними из первых прибывают психологи-спасатели. Они помогают пострадавшим и очевидцам, ведь их эмоции - страх, агрессия, тревога, безысходность и чувство утраты - могут быть опасны для них, а также мешать чеэсникам вести работу.

Одна из самых опытных психологов-спасателей в стране - Гульсезим ДАВЛЕТОВА из Актобе. Она помогала справиться с горем родным 52 граждан Узбекистана, сгоревших заживо в пассажирском автобусе в январе 2018 года в Актюбинской области.

- В этой трагедии я консультировала на круглосуточном телефоне “горячей линии”. Тогда звонили из разных стран СНГ - из Беларуси, с Украины, из Узбекистана, России. Все волновались, не их ли родные ехали в том автобусе. Мне пришлось пятерым сообщить, что их родственники в списке погибших. Это было очень тяжело. У одного мужчины и братишка, и сын умерли, например. Он долго рыдал в телефонную трубку. А одна женщина вообще впала в ступор и не могла прийти в себя, - вспоминает Гульсезим.

Но чаще всего психологи экстремальных ситуаций работают в “поле”. Во время ЧС никто их не встречает радушно, некоторые даже бросаются с кулаками, изливая всю злость и обиду за происшествие. Знаете, какой страшной бывает истерика у мужчин! По словам Гульсезим, главная ее задача - вызвать слезы, которые сбросят отрицательные эмоции.

Ей пришлось оказывать помощь на месте происшествий 266 раз. В экстремальной ситуации психолог может понадобиться сразу нескольким людям, поэтому на одного человека полагается тратить не более получаса, затем с ним должны работать уже другие специалисты. Самый долгий разговор в практике Давлетовой состоялся с мамой двоих детей, которые сгорели в пожаре, - больше двух часов.

Гульсезим рассказала нам о национальной особенности горевания в Казахстане:

- Казахи свои эмоции психологам не любят проговаривать, замыкаются, стесняются. На вопрос: “Что вы чувствуете?” - апатично отвечают: “Ничего”. Раскрываются тяжело. Даже если установишь контакт, все равно до конца не рассказывают. Большинство потом выплакивают свои эмоции в кругу семьи. А в русском менталитете по-другому: люди проговаривают свои чувства, даже по прошествии времени, когда встречаешь, они детально все рассказывают. Легче всего работать с детьми. Они любого взрослого воспринимают как родителя, доверяют и открываются. Но за любым поведением скрываются душевные муки.

Без психолога не обойтись и самим спасателям.

- Я работала с солдатами после террористического акта 5 июня 2016 года с целью снижения их психо­эмоционального состояния после пережитого стресса (тогда были убиты семеро военных и гражданских). Все они участвовали в спецоперации. Был выбран дебрифинг - метод работы с групповой психической травмой, - вспоминает Гульсезим. - Нужно было, чтобы ребята вытащили свои негативные эмоции после стресса: они испытывали шок, тревогу, переживания за ближнего, кто-то чувствовал вину перед погибшим сослуживцем. Мы давали выговориться каждому, некоторым требовались наводящие вопросы, но отчужденных в круге не должно быть.

Гульсезим также приводила в себя сотрудников аварийно-спасательных подразделений КЧС, которые работали на месте тлевшего автобуса с трупами 52 узбекистанцев. После такого зрелища даже человеку с устойчивой психикой трудно избежать депрессии и профессионального выгорания.

А когда нет происшествий, то психологи обучают личный состав управлять эмоциями: в кабинете Гульсезим бравые ребята в целях психологической профилактики... рисуют, медитируют и правильно дышат.

Помощь приходит с неба

Ни одна крупная спасательная миссия не обходится без летчиков КЧС. На вертолетах они эвакуируют людей и скот, тушат пожары, подвозят специалистов, технику и воду, при этом зачастую в экстремальных условиях: минимальная видимость, ветер, гроза или зной.

Самый опытный вертолетчик в стране - Сергей КОРОЛЬКОВ. За штурвалом он более 40 лет, а допуск к полету на больших высотах получил еще в советское время. С тех пор самые рискованные операции в стране проходят только под его управлением. В августе этого года во время поисков трех пропавших казахстанских альпинистов на пике Победы (Кыргызстан) Корольков поднял борт на предельную высоту 6400 метров, при этом совершил 14 виражей! При облете вертолет сближался со склоном горы на расстояние 70 метров для эффективной работы тепловизоров. Несмотря на колоссальные усилия команды, альпинистов не нашли. Их навсегда накрыла лавина…

А однажды Сергей Корольков искал не людей, а обломки “Протона-М” в Жезказганской области. Это было в 2007 году.

- Я взял на борт тогдашнего вице-министра по чрезвычайным ситуациям Валерия ПЕТРОВА. Мы должны были найти все фрагменты упавшей ракеты. На поиски ушло 15 дней. Своими глазами увидел воронку, образовавшуюся на месте падения “Протона”, прямо как кратер на Луне. И мне тогда вице-министр сказал: “Как минимум ты получишь “Құрмет” за свою работу”. И он свое слово сдержал, - смеется летчик.

Сегодня Корольков является кавалером орденов “Құрмет” и “Айбын”, обладателем множества других наград и звания почетного авиатора Казахстана.

Недавно Корольков получил медаль “За отвагу” - “Ерлiгi үшiн”: 49 раз подряд набирал по три тонны воды из озера и на тросе вез ее к горящим складам в районе Алматинского аэропорта, чтобы прицельно сбрасывать на них, а потом опять возвращался к озеру.

За свою службу Корольков налетал более 15 тысяч часов, сажал вертолет в горах, в городах, где кругом линии электропередачи, зависал над водой во время паводков, снимал людей с крыш.

Супруга самого опытного летчика до сих пор волнуется за него, провожая на работу.

- Жена втихаря прячет мне в кошелек какой-либо оберег, я заглядываю: ну ладно, думаю, положила, значит, так и должно. Хотя талисманов летчики не носят, зато у нас примета есть - нельзя фотографироваться перед вылетом. После выполнения полета - ради бога! - рассказывает Сергей Иванович.

Супергерои-спасатели Казахстана по долгу службы оказывались в эпицентре самых опасных событий, в том числе за рубежом. Например, в 1999 году они участвовали в ликвидации последствий крупномасштабного землетрясения в Турции и помогли извлечь из-под завалов 57 тел погибших и найти живого ребенка. Нынешний год для спасателей был не менее жарким: за девять месяцев произошло 10 520 пожаров! Эти люди в профессии явно не из-за денег: их зарплаты даже меньше учительских - от 65 до 110 тысяч тенге при максимальном стаже.

Тогжан ГАНИ, фото пресс-службы КЧС, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее