2268

Ах, эти грустные глаза...

Эндемик Каспийского моря на грани исчезновения

Ах, эти грустные глаза...

Она может часами неподвижно лежать на берегу или находиться в воде ради спасения каспийских тюленей. Оператор и специалист по экологическому просвещению Асель БАЙМУКАНОВА каждую весну и осень проводит по нескольку недель на лежбище ластоногих, наблюдая за их поведением.

Казахстанский тюлень - самый маленький тюлень в мире и эндемик Каспийского моря (эндемик - вид, обитающий в относительно небольшом ареале). В начале XX века общая численность каспийского тюленя составляла около миллиона особей, а сегодня их число сократилось на 90 процентов.

- В 2009 году мы делали облет. На острове Кендерли, который тюлени много лет используют для отдыха весной и осенью, обнаружили около 700 особей, а этой весной там было всего 40-50 тюленей, - рассказывает Асель. - Институт гидробиологии и экологии, где я работаю, - единственный в стране, который постоянно изучает жизнь и поведение тюленей. Наша команда старается проводить много времени на лежбищах, чтобы собрать больше информации об этих удивительных животных.

Мы сидим с Асель в кабинете. С фотографий на стене на нас смотрят тюлени - невозможно оторваться от их черных глаз и усатой улыбки.

- Завораживает? - заметив мой взгляд, спрашивает Асель. - А когда ты видишь эти глаза вживую и близко, то невозможно передать всю гамму чувств. И нельзя допустить, чтобы будущие поколения видели каспийского тюленя только на фотографии. Я родилась и выросла у озера Маркаколь, где вопрос сохранения маркакольского ленка стоит очень остро, поэтому проблемы экологии меня интересуют с детства. Наверное, это наследственное (улыбается). Мой отец - известный ихтиолог, он исследовал эндемичную рыбу региона. Именно благодаря ему я стала заниматься видео­съемкой и изучением тюленей.

Тюлени - пугливые млекопитающие и близко к себе не подпускают. Чтобы вести съемку, Асель приходится маскироваться и быть буквально невидимой.

- Главная задача - не спугнуть тюленей, потому что они сразу уходят в воду, - делится она. - Иногда ползу по нескольку часов, чтобы пре­одолеть 500 метров. В 2016 году мне повезло снять их совсем близко на острове в заливе Кендерли. Мы с коллегой хотели незаметно подойти под водой к лежбищу, но тюлени нас почувствовали и ушли. Коллега решил вернуться к лодке за оборудованием, а я осталась на берегу. Мое терпение было вознаграждено. Через какое-то время тюлени стали выходить на лежбище, не обращая на меня внимания. Видимо, они решили, что я тоже тюлень. Я достала камеру и начала снимать. Это было удивительно - наблюдать их совсем близко.

В 2008 году каспийский тюлень был включен в Красную книгу Международного союза охраны природы (МСОП) в качестве исчезающего вида. С 2006 года промысл в Казахстане на этих млекопитающих запрещен, но тюлени продолжают погибать.

- Есть много факторов, которые наносят урон популяции тюленей, - продолжает рассказ собеседница. - Одна из проблем - рыболовные сети, в которые попадают ластоногие. Если они не могут освободиться, то погибают. Но даже если им удается выпутаться из сетей, то раны, полученные от них, порой все равно приводят к гибели. К примеру, в 2016 году я нашла тюленя, который запутался в сети, но спасти его не удалось. Чтобы спасать раненых особей, у нас должен быть особый реабилитационный центр. Наде­юсь, что однажды такое заведение появится в Казахстане. Обязательно нужно создать и специализированный заповедник для сохранения уникальных лежбищ тюленей.

Конечно, самое печальное - это когда мы находим на островах мертвых тюленей. В 2017 году случился их выброс, мы обследовали побережье в районе Баутино и оконечность мыса Тубкараган. Я оказалась в тех условиях, когда приходится работать не с животными, а с их останками: смрадный запах, большое количество трупов тюленей, необходимость отбирать пробы, делать съемку и жить в условиях, где поблизости лежат мертвые тюлени... Казалось, что я не смогу этого выдержать. Тогда отец мне сказал: “Жизнь и смерть не могут существовать отдельно друг от друга. Но если ты пересилишь себя и переживешь этот момент, то сможешь стать хорошим специалистом и сможешь что-то изменить к лучшему”. Я осталась, о чем не жалею.

Еще одна проблема - это ледоколы. Каспийские тюлени размножаются на льду, и корабли, проходя рядом с лежбищами, разламывают ледовое покрытие. Это зачастую приводит к тому, что щенки разлучаются с матерью и впоследствии или гибнут, или отстают в развитии.

Не последнюю роль в ухудшении условий обитания тюленей играют загрязнение моря, дикий туризм, развитие инфраструктуры промышленного освоения Каспия. Сейчас тюлени совершенно бесправны. Если, к примеру, для размножения рыб существуют специальные нормы для сохранения нерестилищ, то для тюленей такого нет. Существующее законодательство никак не охраняет их.

Асель и Миргалий БАЙМУКАНОВЫ.

Вместе с отцом, известным зоологом Миргалием БАЙМУКАНОВЫМ, и с другими исследователями Асель снимает документальные фильмы о тюленях. По нескольку недель экспедиционный отряд живет на островах в палатках. Порой их проверяет на прочность и небес­ная канцелярия.

- Этой весной налетел шторм и буквально разрушил наш лагерь, - вспоминает она. - Палатки были повалены и разорваны, стоял вопрос о том, чтобы завершить экспедицию. Но мы решили остаться. Жили в тех палатках, которые удалось восстановить. Было очень холодно, но нас согревала мысль, что мы можем наблюдать за тюленями. Когда я смотрю им в глаза, то понимаю, что они должны жить! Тюленям нужна защита как на местном уровне, так и на государственном. Нужно улучшить Экологический кодекс, а также создать сеть особо охраняемых природных территорий, где находятся лежбища ластоногих. И это необходимо делать прямо сейчас. У нас уже не осталось времени. Если они исчезнут, то это станет экологической катастрофой для всего Прикаспийского региона.

Надежда ПЛЯСКИНА, фото Миргалия БАЙМУКАНОВА и Леонида ЖДАНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть