4466

Рисковые манёвры

Когда на складах войсковой части №29219 десантно-штурмовых войск обнаружили крупную недостачу, виновные… решили украсть ещё, чтобы сбыть казённое имущество налево и откупиться от ревизоров

Рисковые манёвры

В конце мая 2019 года главным управлением тыла Вооруженных сил была проведена ревизия в войсковой части №29219 десант­но-штурмовых войск (ДШВ) и обнаружилась серь­езная недостача - около 307 миллионов тенге. Едва узнав об этом, старший помощник главного военного прокурора (ГВП) страны по защите общественных интересов Ренат РАХИМОВ убедил свое руководство начать собственную проверку. Дело, несомненно, важное, но у Рахимова возник личный интерес: прижать имевших недостачи начальников складов и раскрутить их на взятки.

При такой весомой должности и звании подполковника юстиции предлагать начальникам складов - сержантам откупиться Рахимову было не по чину. Зато это предложение спокойно сделал его близкий друг - старший офицер по инспектированию управления командующего ДШВ Дильшат ИШМАТОВ. Тоже, кстати, подполковник, чисто по-дружески сказавший товарищу, что есть недостачи еще на одном складе. Вот тут появилось на свет то, что следователи и судьи называют преступным сговором с распределенными ролями.

Дильшат, хорошо зная начальников складов Нурсултана УСТЫБАЕВА и Джаннибека БУХАРБАЕВА, чтобы убедить их откупиться от прокурора, подтянул близкого друга последнего Александра ЗАЗУЛИНА, начальника вещевой службы ДШВ. Зазулин встретился с начальниками складов на территории автокомплекса в Талгарском районе и назвал цену прокурора - 10 миллионов тенге.

Тем временем крупная недостача тревожила и командира части Асилхана БАЙЫРОВА. Собрав в курилке у штаба начальников складов Бухарбаева, Устыбаева, Думана НАЙЗАБЕКОВА, Ельдоса ТЕМИРГАЛИЕВА и Асхата БЕЧКОВА, полковник приказал собрать 5 миллионов тенге. Мол, эти деньги нужны для взятки военным прокурорам, чтобы они закрыли глаза на недостачу. Он в тот момент и не подозревал, что Ишматов и Зазулин уже начали собирать с этих же сержантов для Рахимова. Единственный, кто отказался платить, - Темиргалиев. У него уже нашли недостачу на 600 миллионов тенге, и он искренне недоумевал, как можно миллионной взяткой сломать его громкое уголовное дело.

Вечером в начале июня 2019 года у здания прокуратуры Турк­сибского района Алматы “каптерщики” встретились. Но собрать удалось 4,2 миллиона, которые сержанты передали Бечкову - командир назначил его ответственным за поборы. Там же сверток перекочевал в машину водителя командира и позже был доставлен в квартиру Байырову.

На следующее утро командир поочередно предложил Рахимову и Ишматову закрыть вопрос с проверкой за 4,2 миллиона, но Ренат Маукенович и Дильшат Гаппарович неожиданно отказались. Полковник не знал, что они намерены получить куда более внушительную сумму - те самые 10 миллионов. Что должен был сделать бравый полковник, когда его послали вместе с взяткой? Вернуть собранную дань подчиненным. Увы. Асилхан Абдиманапович оказался не только взяткодателем, но и вруном: собрав подчиненных, заявил, что вопрос с ГВП решил, деньги передал, ревизии не будет. Но денежки положил в свой карман.

Начальники складов догадались, что отец-командир банально кинул их, когда Ишматов несколько раз предупредил, что проверка вот-вот начнется, и поторопил с оплатой. Ну не идти же сержантам выяснять у полковника, где деньги? Устыбаев предложил поехать в Шымкент и занять у родственницы 3 миллиона. Когда они утром вернулись в Алматы, Бухарбаев передал наличные Зазулину, а к вечеру отвез ему еще 4 810 000 тенге.

И хотя требуемую сумму начальники складов найти в срок не смогли, Рахимова устроили собранные ими почти 8 миллионов. После получения взятки он формально проверил склады Устыбаева и Бухарбаева. Вы, наверное, уже догадались, что никакой недостачи не обнаружилось. Но прокурор подстраховался: не имея возможности укрыть всю сумму хищений, он составил справку на 791 миллион тенге недостачи на складах Темиргалиева и Бечкова. На обоих возбудили уголовные дела, но следствие поручили не Рахимову, а спецпрокурору ГВП Камиле БАЙКУАТОВОЙ. Правда, Рената включили в следственную бригаду.

Вскоре на военных складах начали работать эксперты, а Байкуатова приступила к расследованию. Байырову, как первому руководителю, доложили об этом. Он приказал Бухарбаеву найти Зазулина, чтобы тот помог занизить сумму недостачи на складе Бечкова, изменив сведения в бухгалтерии главка.

Александр предложил куда более выгодный вариант: украсть военное обмундирование со складов, где начиналась ревизия, чтобы сбыть казенное имущество налево и откупиться от ревизоров. Командир согласился и уговорил Рахимова и Ишматова быть в числе проверяющих, чтобы уменьшить количество недостачи у Бечкова. Полковник приказал вывезти часть оставшегося на складах имущества для продажи, а вырученные средства передать Рахимову.

При этом Байыров давил на Бечкова: надо откупаться от военных прокуроров и ревизоров. Асхат привез 3 миллиона - все, что смог собрать. Рахимов, Зазулин и Ишматов сначала согласились, но позже сообщили: для решения вопроса нужно 5 миллионов.

Тут сержанты начали возмущаться: когда была выявлена первая недостача, Рахимову уже дали крупную взятку - за что платить теперь? Им объяснили, что недостачи нашлись и в других складах части, а если это станет известно, ни командира, ни “каптерщиков” жалеть не станут. Выход один - платить. Но где взять столько денег? Родственники уже заняли сколько могли, кредиты были у многих военных, новые банки не одобряли.

Тем не менее идею украсть еще больше, чтобы покрыть недостачу, воплотили в жизнь. Со склада сержанта Толегена ТУМАШЕВА похитили военное обмундирование, чтобы скинуть на барахолке. Тумашев был начальником продовольственного склада и не имел никакого отношения к вещевому. Но после ревизии вещевые склады опечатали, и командир попросил Толегена на время взять на хранение обмундирование. Полковник приказал - сержант исполнил. Замкомандира части Алишер НУРТАЕВ отдал незаконный приказ запустить на территорию режимного объекта частную фуру, на которой военное имущество было вывезено и доставлено на барахолку. Предприниматель за несколько тысяч комплектов дал 25 миллионов (установленный поз­же экс­пертами ущерб составил куда больше - 88 172 446 тенге).

А как же покровитель Рахимов? Ему же несколько раз передавали деньги, чтобы он отмазал проворовавшихся военных от проверки. Как выяснилось, к тому времени он уже не был членом следственной бригады. Когда в СИЗО допрашивали Асхата Бечкова, сержант сказал Байкуатовой: “Передайте привет Рахимову”. Спецпрокурор уточнила: “В каком смысле?” На что получила ответ: “Мы ему деньги загнали, и он должен был меня отмазать. Когда вы приезжали на осмотр, он за вашей спиной машинами вывозил военное вещевое имущество из воинской части 29219. Он обещал нас отмазать…” К слову, Бечкова и Темиргалиева осудили за недостачу еще в 2021 году.

Роли каждого военнослужащего и прокуроров в деталях расписаны на 192 листах приговора, оглашенного в конце февраля этого года в стенах военного суда Алматинского гарнизона. Из 16 фигурантов, обвинявшихся в целом букете преступлений - от дачи взяток и мошенничества до хищений, 10 оправдали.

Байырова, Ишматова, Зазулина осудили на восемь лет каждого, пожизненно запретили работать на госслужбе и лишили офицерских званий. Конфисковывать имущество не стали. Устыбаеву и Бухарбаеву выписали несколько кратных штрафов от сумм данных ими взяток и дали по семь лет ограничения свободы. Столько же получил сержант Тумашев. А вот Рахимова и Алишера Нуртаева, замкомандира части, полностью оправдали.

Правда, Генпрокуратура внесла протест в Верховный суд на этот приговор. Подал апелляционную жалобу и Тумашев.

- Я лишь неукоснительно выполнял приказы Байырова и Нуртаева, как этого требует воинский устав. В суде доказали, что денег я не получал, к их схемам никакого отношения не имел, обмундирование не воровал, а большой срок получил! - едва сдерживает эмоции бывший сержант. - На­деюсь, Верховный суд разберется более тщательно, ведь и в Генпрокуратуре возмутились оправдательными приговорами самых главных фигурантов нашего уголовного дела…

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее