9584

Что же это было, скажи? Муляжи!

Во время обыска на элеваторе вместо нескольких тысяч тонн высококлассной пшеницы обнаружили пустые коробки, но суд посчитал, что это не преступление

Что же это было, скажи? Муляжи!

Почти два года не прекращается разбирательство по делу о пропаже 15 тысяч тонн зерна в Костанайской области. В причастности к исчезновению пшеницы обвиняют местных бизнесменов Сабита НУРГАЛИЕВА и Курмана АБДРАХМАНА. В 2021 году оба были признаны невиновными в причинении имущественного ущерба на 750 миллионов тенге, но затем Генеральная прокуратура внесла протест, и Верховный суд отменил оправдательный приговор. И вот теперь процесс пошел по второму кругу. Так какой суд в итоге прав - Костанайский или Верховный? В этом разбирался корреспондент “Времени”.

Уголовное дело в отношении Сабита Нургалиева и Курмана Абдрахмана уходит корнями в далекий 2015 год. В тот период национальная компания “Продкорпорация” оставила на хранение 15 тысяч тонн зерна ТОО “Элеватор Агрофуд”. Нургалиев был учредителем этой организации, а Абдрахман - первым руководителем.

В 2014 году Сабит Нургалиев был признан “Фермером-кормильцем” по версии премии “Народный любимец”.

В декабре 2015 года ТОО “Агрофирма “Жана Жер” решило купить это зерно почти за 750 миллионов тенге, а деньги взяло в кредит у одного из банков второго уровня. И вот ведь какое совпадение: директором фирмы-покупателя оказался Габит НУРГАЛИЕВ, брат Сабита Нургалиева. При этом многочисленные свидетели, в том числе партнеры компании и сотрудники, были уверены, что компанией управляет Сабит, а не Габит, поскольку он фактически занимался всей хозяйственной деятельностью предприятия, выезжал на поля, осматривал технику, выдавал зарплату, даже штрафовал за плохую работу.

Спрашивается: ну а в чем, собственно, проблема? Человек фактически сам у себя приобрел товар, пусть и через брата. Никакого криминала здесь нет.

Однако в начале 2016 года на элеваторе провели обыск, санк­ционированный следственным судом, с привлечением понятых и с соблюдением всех законов. И тут неожиданно выяснилось, что никаких 15 тысяч тонн зерна, принадлежащих “Продкорпорации”, на складах нет! Да, нашлось около 3,5 тысячи тонн пшеницы, но она не соответствовала классу, то есть это было какое-то другое зерно.

Более того, в ходе обыска в одном из корпусов были обнаружены непонятные короба. Как объяснили сотрудники элеватора, их использовали для того, чтобы имитировать наличие зерна. Проще говоря, вместо 15 тысяч тонн высококачественного продукта “Элеватор Агрофуд” хранил у себя муляжи, чтобы вводить в заблуждение проверяющих, и отчитывался перед чиновниками, что товар на месте, переживать не надо.

А еще проверка установила, что железнодорожный тупик и вся погрузочная инфраструктура элеватора находятся в нерабочем состоянии. Это означает, что вывозить зерно можно было только на машинах. В один зерновоз вмещается до 70 тонн зерна. Получается, для вывоза 15 тысяч тонн необходимо более 200 рейсов и огромное количество времени.

Одним словом, зерно “Прод­корпорации” не нашлось. Не поступило оно и в распоряжение покупателя: в 2019 году в ТОО “Агрофирма “Жана Жер” произошли изменения в руководстве, в связи с чем была проведена аудиторская проверка, подтвердившая тот факт, что компания купила товар за кредитные деньги, но фактически его не получила. Отсюда и появилось уголовное дело в отношении Нургалиева и Абдрахмана. Следствие предположило, что с самого начала сделка по покупке зерна была фиктивной, чтобы таким образом скрыть пропажу пшеницы на элеваторе.

Что интересно, никого не стали обвинять в мошенничестве или хищении, а квалифицировали деяние по статье 195 Уголовного кодекса (“причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”). Есть важный нюанс: “При отсутствии признаков хищения”. Если объяснять простыми словами, следствие сочло, что Нургалиев и Абдрахман причастны к пропаже 15 тысяч тонн зерна, но они его не украли. Так получилось, что оно пропало, и поэтому компании нанесен ущерб в 750 миллионов тенге.

Однако в Костанайском городском суде по уголовным делам с предъявленным обвинением не согласились. Судья Ляззат МУХАМЕДЖАНОВА пришла к выводу, что обыск был проведен с нарушениями, соответственно, все добытые доказательства оказались аннулированы. 

Если обыск незаконен, то это означает, что полиция не установила отсутствие зерна на складах и наличие там же муляжей. Ну и тот факт, что железнодорожный тупик разрушен и продукцию нельзя вывозить вагонами, тоже уже не имеет никакого значения.

Еще судья Мухамеджанова усомнилась в объективности ауди­торского заключения и скептически отнеслась к показаниям свидетелей обвинения. Например, бывшие сотрудники элеватора рассказали, что предприятие находилось в плачевном состоянии и это отразилось не только на железнодорожном тупике. Не работала даже сушилка, а это означает, что принимать зерно элеватор не мог - оно же просто испортится. Поэтому при обыске и обнаружили лишь зерноотходы, по сути, фуражное зерно, используемое для корма скота. Высококлассную пшеницу в таких условиях хранить нельзя.

Зато судья Мухамеджанова сочла, что подсудимые и их свидетели говорят истинную правду. Сабит Нургалиев, к примеру, рассказывал о том, что он вообще не участвовал в управлении ТОО “Агрофирма “Жана Жер”, хотя в материалах уголовного дела есть документы, подписанные им как одним из руководителей компании. К слову, в банке тоже возникли вопросы к бизнесмену - от него требовали предоставить залог в виде 9,5 тысячи тонн зерна. Согласитесь, это очень странно: человек ведет переговоры с банком от лица компании, подписывает документы, заверяет их печатью, дает указания подчиненным, но потом в суде утверждает, что с этой фирмой никак не связан. И судья Мухамеджанова верит ему на слово!

То же самое касается и обыска, установившего отсутствие зерна на элеваторе. Подсудимые заявляли, что ничего не знали о следственных действиях, полиция ворвалась неожиданно, вооруженная лишь одним фонариком, а осветить им огромные силосные бочки просто невозможно. В общем, неправильно провели обыск - признаем его незаконным. А еще суд напомнил участникам, что бизнесмены не должны забывать про свои предпринимательские риски и, заключая сделку, следует держать в голове возможность прогореть. Видимо, отсутствие 15 тысяч тонн зерна на элеваторе - это как раз тот самый предпринимательский риск.

Поэтому госпожа Мухамеджанова признала Нургалиева и Абдрахмана невиновными в связи с отсутствием в их действиях состава преступления, а Костанайский областной суд оставил приговор в силе. Вот бы всех так судили, согласитесь? Слушали бы только показания правильных свидетелей, признавали бы недопустимыми собранные по делу доказательства… Мечта подозреваемых!

Но тут совершенно неожиданно свой протест внесла Генеральная прокуратура. Там сочли, что костанайские судьи откровенно встали на сторону подсудимых, утверждавших, что пшеница лежала на элеваторе, просто ее никто не увидел. И не важно, что был обыск, была аудиторская проверка, есть показания работников элеватора, утверж­давших обратное.

С Генеральной прокуратурой согласились и в Верховном суде. Причем тройку судей возглавил председатель коллегии по уголовным делам Абдрашит ЖУКЕНОВ. Оправдательный приговор Мухамеджановой коллегия назвала необоснованным, отменила его и направила дело в Костанайский областной суд на новое рассмотрение.

И вот теперь очень интересно, чем закончится история: будут ли и дальше костанайские судьи настаивать, что добытые в ходе следствия доказательства являются недопустимыми, как и показания свидетелей обвинения? Генеральная прокуратура и Верховный суд считают иначе.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть