23517

Современное старьё

Бизнесвумен из Акмолинской области продала государству бывшее в употреблении медицинское оборудование под видом нового более чем на миллиард тенге

Современное старьё
Юлия Гагаркина демонстрирует Ералы Тугжанову отремонтированную в рамках ГЧП больницу в Щучинске.

В Кокшетау на финишную прямую вышло расследование уголовного дела в отношении предпринимательницы Юлии ГАГАРКИНОЙ, а также чиновников из системы здравоохранения. Их подозревают в мошенничестве при реализации проекта в рамках государственно-частного партнерства. По задумке благодаря сотрудничеству бизнеса и местных органов власти больница Бурабайского района стала бы одной из лучших в регионе, получив современную диагностическую и лечебную технику. Однако при тщательной проверке выяснилось, что оборудование из США оказалось использованным, часть его была доставлена вообще без документов, а в одном из инкубаторов для новорожденных фильтр в последний раз меняли… более 20 лет назад!

Юлии Гагаркиной в этом году исполнится 50 лет, и она прожила их весьма активно и небесполезно. В Акмолинской области ее считают хозяйкой лечебно-оздоровительного комп­лекса в Кокшетау, хотя по факту все юрлица, оказывающие медицинские услуги, зарегистрированы на других людей.

Еще у Юлии Александровны интересная ситуация с паспортами. Сама она постоянно проживала в Казахстане и была гражданкой нашей страны, но лет пять назад неожиданно выяснилось, что она имеет и российские документы, в связи с чем казахстанский паспорт у нее отобрали. При этом часть своего времени дама проводит в США, правда, точно неизвестно, в качестве кого. Возможно, у нее есть паспорт и этого государства, по крайней мере, на нее там зарегистрирована фирма Nik Star Company Inc. Эта информация есть в открытых источниках.

Опираясь на эту компанию, Гагаркина поставляла в Казахстан медоборудование. Привозить что-то на продажу - бизнес хороший, особенно если купить поде­шевле, а продать подороже. Но настоящий куш можно сорвать, если разом завезти в страну технику для целой больницы. Но как получить такой шанс?

Шанс представился после 2015 года, когда в стране официально появился закон “О государственно-­частном парт­нерстве”. Если объяснять простым языком, это работает так: бизнесмен берет на себя обязательство построить либо отремонтировать какой-то важный объект, а потом ему будут возмещать расходы в течение какого-то периода.

Проекты по ГЧП реализуются по всей стране. Государству выгодно, что не надо искать и закладывать деньги в бюджет, а бизнес получает прибыль со временем, самостоятельно находя финансирование и отвечая за все работы. Разумеется, и в Акмолинской области решили применить ноу-хау и стали искать партнеров, готовых взять на себя медицинские учреждения.

Юлия Гагаркина очень хотела получить одну из местных больниц, для чего даже зарегистрировала новое ТОО “Авиценна-Бурабай”, назначив там директором свою знакомую Алму КУРМАШЕВУ, и стала направлять заявки в акимат области для участия в конкурсе. И вот весной 2017 года местные госорганы решили заключить с ней соглашение по реконструкции здания больницы Бурабайского района с закупом новейшего оборудования. Летом того же года был подписан договор на два с хвостиком миллиарда тенге.

По условиям контракта предпринимательница обязана была привести в порядок медучреждение, после чего ей возместили бы расходы с прибылью. В процессе сотрудничества договор менялся, сумма возмещения росла, например, из-за дополнительных работ. Но при этом у соглашения было одно обязательное условие - в больнице надо было установить только новое оборудование. И вот здесь началось самое интересное.

Первая партия техники была оценена в 583 миллиона тенге, и по документам вся она абсолютно новая, буквально только с завода. Все отправлено из США через фирму Гагаркиной на еще одно юрлицо, связанное с ней в Казахстане.

А потом возникли неожиданные трудности.

Гендиректор ТОО “Авиценна-Бурабай” Алма Курмашева при осмотре оборудования обратила внимание, что далеко не все выглядит новым, а еще оказалось, что на некоторую технику нет документации. Поэтому руководитель компании отказалась принимать имущество на баланс больницы, из-за чего у хозяйки бизнеса возникли трудности с возвратом инвестиций. По всей видимости, отношения между женщинами испортились - и Курмашева покинула должность директора товарищества.

Разумеется, Гагаркиной понадобился новый руководитель предприятия, ведь на кону стояло два миллиарда тенге. Поэтому она решила поискать человека там, где крутилась все эти годы, - в сфере здравоохранения Акмолинской области. И вскоре ее предложение принял местный чиновник-медик Сергей КИЛАСЬЕВ. Он согласился возглавить ТОО “Авиценна-Бурабай” со всеми вытекающими последствиями.

А после этого в компании неожиданно нашлись документы, подписанные Курмашевой, по поставке медоборудования для бурабайской больницы. Но это еще не все - Киласьев, по версии следствия, еще и поменял бирки на медицинской технике: якобы она была выпущена в 2017-2018 годах. И прибывшая с проверкой комиссия, увидев эти цифры, одоб­рила передачу имущества на баланс учреждения. Соответственно, и дальнейшую выплату денег тоже.

Но и это еще не все. Киласьев, пользуясь своими связями на госслужбе, сумел найти ключик к тогдашнему руководителю управления здравоохранения Сулену ИЛЬЯСОВУ. К нему он пришел с маленькой просьбой: дескать, надо слегка изменить документацию проекта и заменить кое-какое оборудование.

Сулен Ильясов

Чиновник пошел навстречу, и есть предположение, что не просто так. И вот благодаря этим договоренностям бурабайская больница получила вместо аппарата МРТ ангиографическую установку Innova 3100. Причем это несоответствие заметили даже члены комиссии, принимавшие оборудование, но их убедили, что все идет по плану и в рамках закона. Разумеется, и деньги после этого на счета фирм Гагаркиной были отправлены. В общей сложности она получила свыше миллиарда тенге.

Проект, одним словом, удался, и больницу демонстрировали высоким гостям из столицы. Например, когда в Акмолинскую область приезжал вице-премьер Ералы ТУГЖАНОВ, в Щучинске ему показали гордость Юлии Гагаркиной. Она сама провела чиновника по кабинетам и показала, как все устроено.

Ну а потом деятельностью местных чиновников и бизнесменов заинтересовались правоохранительные органы. Тем более что в регионе расследовалось громкое дело по поставке аппаратов ИВЛ: по документам они были новые, но по факту - бывшие в употреблении. Вот и медучреждение, приведенное в порядок в рамках государственно-частного партнерства, привлекло к себе внимание.

Фото из материалов уголовного дела.

Технику дали проверить специалистам, и выяснилось, что часть ее не соответствует документации, часть вообще пришла без бумаг, немалая часть оборудования уже использовалась в других странах, а некоторые дорогостоящие аппараты вообще не работают. Тот самый ангиограф, замененный Киласьевым и Илья­совым, тоже оказался сломан, как и стерилизаторы, ультра­звуковой сканер и инкубатор для новорожденных. Последний вызвал особое удивление у правоохранителей. Оказалось, что на его фильтре был написан год установки - 1999-й! То есть кувез для спасения младенцев привезли в Акмолинскую область спустя 20 лет после начала эксплуатации! Кроме того, экспертизы установили, что подписи в документации оказались подделаны, то есть у поставщиков с самого начала был умысел обмануть государство.

Расследование уголовного дела по факту мошенничества уже завершено, удалось даже задержать некоторых подозреваемых - Ильясов, проходящий и по делу о покупке старых ИВЛ, уже год сидит в изоляторе. А вот госпожа Гагаркина находится за пределами нашей родины и вряд ли вернется в Казахстан по своей воле.

В целом ситуация с покупкой оборудования ярко иллюстрирует положение вещей в здравоохранении региона. Почему-то именно в Акмолинской области очень часто случаются врачебные ошибки, например как в случае с местной жительницей Айганым БОТАШ. Она поступила в роддом абсолютно здоровой, но из-за действий докторов стала инвалидом первой группы, потеряв несколько внут­ренних органов, а также пальцы на руках и ногах (см. “Белая халатность”).

И это далеко не единственный пример.

Впрочем, чего ждать от врачей, если при их не самом высоком профессиональном уровне еще и приходится пользоваться старой или неработающей техникой? Хотя по документам - она самая современная и буквально только что сошла с конвейера…

Михаил Козачков, Алматы

Поделиться
Класснуть