10090

Ни в чём не отказывая

Кофемашина в аренду за 520 тысяч, офис за 400 миллионов и программное обеспечение за 167 миллионов. На что тратит деньги авиационная администрация Казахстана

Ни в чём не отказывая

В минувшие выходные при заходе на посадку в аэропорту Алматы разбился Ан-26, относящийся к Погранслужбе КНБ. Из шести человек, находившихся на борту, четверо погибли на месте, а двое выживших находятся в крайне тяжелом состоянии. Причины трагедии еще только предстоит выяснить, но обратите внимание: крушение воздушного судна уже не воспринимается как нечто из ряда вон выходящее. Самолеты в нашей стране начали падать с пугающей регулярностью, и никого уже не удивишь большим числом погибших.

Чтобы навести порядок в казахстанском небе, в 2019 году было создано акционерное общество “Авиационная администрация Казахстана” (ААК). Этой организации передали значительную часть функций по контролю и надзору за теми, кто имеет отношение к гражданской авиации. Возглавил новую структуру англичанин Питер ГРИФФИТС - иностранец с солидным послужным списком и опытом руководящей работы в Великобритании и Саудовской Аравии, летавший за штурвалами “Боинга” и “Эйрбаса”.

Очевидно, что назначение экспата на столь важную должность не случайно. Помимо прекрасного резюме у него есть неоспоримое преимущество перед нашими соотечественниками - с выросшим в Великобритании человеком труднее договориться. В условиях тотальной казахстанской коррупции это едва ли не главенствующий фактор.

Пока, правда, совершенно не ясно, стало ли больше порядка в казахстанском небе с появлением в нем мистера Гриффитса. Но зато у нас есть возможность понять, как англичанин относится к расходованию казах­станских денег. Спойлер: опытный и совершенно не коррумпированный иностранец любит ими посорить. Корреспондент “Времени” изучил госзакупки сэра Питера.

Возьмем для начала офис. Не могут же лучшие авиаторы страны сидеть в каком-нибудь зачуханном подвале? Именно поэтому ААК арендует свыше двух тысяч квадратных метров на территории бывшей EXPO. С сентября 2019 года на эти цели орган израсходовал порядка 400 миллионов тенге, эти деньги рассчитаны до конца 2021 года. Нетрудно определить, что в месяц аренда обходится авиационному регулятору в 13-14 миллионов тенге. Интересно, сколько сотрудников оставалось в офисе на двух тысячах “квадратах” в период карантина?

Не жалеют денег в авиаадминистрации и на технику. На сайте госзакупок есть несколько договоров на поставку ноутбуков и моноблоков, а когда мы их подсчитали, выяснилось, что общая сумма закупок превышает 70 миллионов тенге. Компания также купила многофункциональные устройства для печати и сканирования документов на 15 с лишним миллионов тенге.

Еще в авиационной администрации уделяют большое внимание визуальной пропаганде - на съемки короткометражных роликов на темы “Организация авиационной безопасности в аэропортах”, “Подготовка и содержание аэродромов в ОЗП” (видимо, в осенне-зимний период), “Обслуживание ВС в ОЗП, противообледенительная обработка” потрачено около трех миллионов тенге.

Есть у господина Гриффитса весьма загадочная статья расходов - облачные сервисы. В широком понимании этого термина речь идет о хранении данных не на своих серверах, а в облаке. Обычно это сервис со своей электронной почтой и определенным размером ящика, с возможностью проводить онлайн-совещания, ставшие популярными в эпоху пандемии, и другими фишками. На рынке есть множество игроков, предлагающих подобные услуги, но больше других авиационной администрации приглянулось ТОО AYACOM, предложившее обслуживать администрацию почти за 11 миллионов тенге. Облачные хранилища типа Google disk или Dropbox обошлись бы намного дешевле.

Наконец, самый смешной договор, заключенный британским менеджером, - аренда кофемашины за 520 тысяч тенге в год. Не покупка, а именно аренда. В стоимость услуги входит от 6 до 12 килограммов кофе в месяц, а также обучение сотрудников экс­плуатации сложной техники. Вот это, я понимаю, соцпакет!

Ну а самая загадочная и при этом впечатляющая своими размерами статья расходов - услуги по предоставлению лицензий на право использования программного обеспечения Business Optix. Даже если не вдаваться в подробности, а просто посмотреть на графу “Стоимость”, становится ясно, что Питер Гриффитс оплатил что-то невероятно полезное и важное для казахстанской авиации. Настолько полезное, что не пожалел на это 167 миллионов тенге!

Нет никаких сомнений, что 167 миллионов потрачены с пользой. Речь идет о создании цифрового регулятора. По крайней мере, так было объявлено в апреле прошлого года на сайте авиационной администрации. И как только наших соотечественников из авиационной администрации научат пользоваться не только кофемашиной, но и Business Optix, самолеты перестанут разбиваться, туалеты в аэропорту Алматы засверкают белизной, а стоимость билетов у национального перевозчика упадет до стоимости автобусных. Ведь цифровой регулятор в авиации нужен для наведения повсеместного порядка.

Ну а самое интересное мы нашли в документах, выданных Комитетом нацио­нальной безопасности на программное обеспечение Business Optix. Дело в том, что подобные продукты проходят обязательную сертификацию в КНБ: а вдруг это какая-нибудь шпионская программа? Причем сертификаты находятся в открытом доступе, любой может их скачать. В них указано, что Business Optix зашел на проверку вместе с облачной программой GRC One, о которой в пресс-релизе и на презентации не было ни слова. И вот ведь какое совпадение: Питер Гриффитс завозит в Казахстан программы за сотни миллионов тенге, одна из которых называется GRC One. А GRC One Limited - название британской компании, совладельцем которой до переезда в Казахстан был… Питер Гриффитс!

Разумеется, никто не обвиняет господина Гриффитса в коррупции - британцы же не такие, мы их специально нанимаем, чтобы разорвать порочный круг откатов. Но любой правоохранительный или надзорный орган может легко проверить, на счет какой компании в итоге ушли 167 миллионов: английской GRC One Limited или американской Business Optix Limited. А вдруг эти фирмы еще и между собой окажутся связаны через какого-нибудь человека? Вот это будет номер!

Одним словом, контроль за отечественной авиацией нужно усиливать. Но и за теми, кто этот самый контроль осуществляет, стоит приглядывать. Мало ли.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее