20540

Дорогой друг

Как обычная женщина вложила в несуществующий бизнес сына высокопоставленного чиновника 257 миллионов тенге

Дорогой друг

Совершенно уникальный случай расследует сейчас департамент полиции Алматы. С заявлением в правоохранительные органы обратилась 49-летняя Алтынай УСЕНОВА, передавшая 31-летнему Олжасу СЫДЫКОВУ более 250 миллионов тенге на развитие его предприятий. Правда, как удалось выяснить женщине, никакого бизнеса у ее знакомого не было. Куда он потратил такие огромные деньги, тоже непонятно. Корреспондент “Времени” послушал эту удивительную историю.

- Я сразу говорю: у нас с Олжасом были отношения, я ему очень доверяла, потому что мы были знакомы более восьми лет, - признается Алтынай Усенова. - Просто так получилось, что я занималась своей карьерой, отучилась в США, вернулась на родину, работала в международных организациях, а личной жизни не уделяла много внимания. А когда познакомилась с Олжасом, то даже не знала, что у нас большая разница в возрасте, поскольку он выглядел намного старше своих лет.

Но романтическая связь у нас продлилась недолго, потом мы стали просто дружить. Я знала, что у него не складывались отношения с родителями: его выгоняли из дома, он ночевал в подъезде, в детстве постоянно менял школы. Он казался таким неприкаянным. И поэтому, когда Олжас первый раз попросил дать ему небольшую сумму в долг, я не могла отказать. Видела, что парень хочет развиваться, чего-то добиться. Сначала это были 2,5 тысячи долларов. Олжас их вложил в какую-то мебель, быстро прокрутил и вернул назад. А потом попросил сумму больше.

Как рассказал Сыдыков доверчивой подруге, он якобы нашел золотую жилу - начал возить овощи из соседних стран.

- Летом 2018 года Олжас приехал ко мне с контрактом, - продолжает Алтынай. - Якобы с ним готовы были подписать соглашение о крупной поставке овощей, но для этого нужны были оборотные средства - для начала 30 тысяч долларов. Он выбрал удачный момент, я как раз уезжала отдыхать, поэтому глубоко не вникала в ситуацию, посмотрела документы, увидела печати и подписи и согласилась.

Дала ему деньги на полгода, а потом Олжас прибежал с круглыми глазами: эти партнеры могут взять еще больший объем, но снова нужны деньги для закупа. Он присылал мне фотографии, как будто он на переговорах в Кыргызстане, там есть крупные поставщики, но с ними нужно рассчитываться только наличными, поэтому и просил помочь. При этом Сыдыков обе­щал вернуть вложения с процентами.

Он знал, что у меня есть цель в жизни. Я много лет трудилась в различных организациях, хорошо зарабатывала, могла бы и дальше этим заниматься, но в последние годы поняла, что хочу собственное дело. Причем вполне конкретное - мечтала открыть экоэтноаул - место, где можно поесть национальные блюда, покататься на лошадях, пострелять из лука, выпить кумыс, подышать свежим воздухом. Конечно, на это нужны деньги. Олжас меня этим и взял: вот сейчас прокрутим деньги, получишь свою долю, и будет у тебя свой гектар земли с домом, пастбищем, юртами…

Нетрудно догадаться, что бизнес Сыдыкова требовал все больше вложений.

- Как мне рассказывал Олжас, ему удалось договориться о сотрудничестве с одним из крупнейших поставщиков картофеля в Казахстане, - говорит Усенова. - Он мне показал контракт, согласно которому взял на себя обязательства поставить овощи на 350 миллионов тенге, но для старта надо было хотя бы треть запустить в дело: прокрутить, на прибыль привезти еще, потом еще и еще. Мне было обещано, что я буду полноценным партнером с гарантированной годовой прибылью в 90 миллионов тенге. Я снова поверила. Потом подсчитала: в общей сложности я давала деньги 11 раз, причем суммы постоянно увеличивались.

Добившись “успеха” в овощном бизнесе, Сыдыков переключился на строительный.

- Олжас мне говорил: вот я нашел партнеров, мы сейчас вытащили по дешевке кусок земли и начинаем строить свой жилой комплекс, - вспоминает Алтынай. - По его словам, полученные от овощного бизнеса деньги он вкладывал в стройку, а если изъять мою долю целиком, то нужно заплатить большие налоги, что крайне невыгодно.

К тому моменту я уже продала недвижимость в столице, а деньги вложила в его предприятие. И вот Олжас мне предложил: давай я тебе рядом с нашим ЖК построю отдельный дом, так будет намного дешевле, ведь все коммуникации уже подведены, аккуратно тебя подключим, и так далее. На эти цели он попросил 70 миллионов тенге, а я снова поверила. Несколько раз просила показать мне эскиз или землю, где будет стройка. Он обещал, но все время был занят.

Так продолжалось до 2020 года.

- У меня в семье случилась трагедия - сильно заболел брат, и я поехала в Тараз, чтобы ухаживать за ним и нашей пожилой мамой, - объясняет Алтынай. - Потом начался карантин. Олжас от меня несколько месяцев прятался, не отвечал на звонки, прикрывался своей занятостью.

Наконец летом я смогла выбраться в Алматы, где мы очень жестко поговорили. У парня было все хорошо - он катался на новом БМВ X7, явно был при деньгах. Мне заявил, что долги отдавать нечем, из-за пандемии бизнес встал, но очень скоро начнется продажа квартир на той мифической стройке, и он все вернет. Я уже не верила и потребовала продать автомобиль - он стоит больше 100 тысяч долларов. Олжас согласился, я нашла покупателя, но Сыдыков сорвал сделку и пропал. После этого у нас произошел настоящий конфликт, и он меня избил. Потом быстро поменял машину и пропал.

Мне уже ничего не оставалось делать, как написать заявление в полицию. Я подсчитала все свои вложения - эта сумма превысила 257 миллионов тенге. Продала все свое имущество, сейчас живу в хостеле. У меня нет возможности даже снять приличную гостиницу или найти квартиру.

Обычно люди жалуются газете на равнодушие полицейских, к которым они приходят за помощью: дела закрывают, отправляют в гражданские суды либо затягивают расследования на несколько месяцев. Но это не тот случай.

- Для меня последней каплей стало поведение Олжаса в 2020 году, - объясняет Алтынай. - Он уже откровенно хамил, говорил мне, что я ничего не смогу с ним сделать, присылал аудиосообщения с оскорблениями и явно чувствовал свою безнаказанность. А когда он сорвал сделку с автомобилем, я поняла, что Сыдыков ничего возвращать не собирается: все компании, с которыми он якобы подписывал контракты, на самом деле принадлежат ему, и все это было специально придумано, чтобы выманить у меня деньги.

Я обратилась с заявлением в полицию в начале декабря прошлого года. Спустя пять дней Олжаса поймали и отправили в следственный изолятор, поскольку дело расследуют по статье “мошенничество в особо крупном размере”. А когда об этом узнали его родители, мне кажется, полиция изменила свое отношение ко мне.

А кто же родители у Олжаса Сыдыкова? Папа нашего героя Серик СЫДЫКОВ - высокопоставленный чиновник республиканского уровня. Человек со связями.

- Следователь Андрей ЛЕДЕНЕВ поначалу был очень активен: все документы и расписки признал вещественными доказательствами, - говорит Алтынай. - Теперь есть ощущение, что расследование свернуло не в ту сторону и Олжасу вменяют в вину лишь не построенный мне дом, а все остальное как будто наши гражданско-правовые отношения. Адвокат Сыдыкова настаивает, что мы с Олжасом состояли в гражданском браке, чуть ли не вместе занимались бизнесом, а потом поссорились и теперь я хочу наказать молодого парня. Но это неправда. Он брал деньги для развития бизнеса, писал расписки, которые не признает, привозил мне ненастоящие контракты, то есть с самого начала хотел обмануть, а следствие спешит загнать дело в суд лишь с одним эпизодом!

Поэтому мне приходится ходить по кабинетам, записываться на прием, требовать продления расследования. Теперь мы настаиваем на проведении почерковедческой экспертизы, которая способна доказать, что расписки Сыдыков писал собственноручно, хотя он это отрицает. Одним словом, мне теперь приходится еще и работать за следователя. Я очень не хочу думать, что наша полиция дрогнула перед лицом большого человека из столицы, поэтому и пошла к журналистам за помощью. Очень надеюсь, что общественный контроль поможет департаменту полиции Алматы нормально закончить свою работу.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть