12484

Сон в руку

В селе Толе би одному жителю приснился вещий сон: якобы сподвижник пророка Мухаммеда по имени Асауан-ата велел построить ему мазар. И на основании сна бывший аким села выделил земельный участок на “святое” дело. С тех пор небольшой участок уже много лет является причиной споров.

Сон в руку
Мазар “Асауан-ата”.

Эта история началась еще в начале 2000-х годов. Местные жители рассказывают, что вещий сон приснился вовсе не Бейшену ДЖУМАСАЕВУ, который впоследствии стал всем говорить, что святой указал ему место, где он лежит, а полицейскому по имени Асылбек. К сожалению, фамилии его никто не помнит. Именно Асылбек рассказал о странном сне своему знакомому Джумасаеву, а тот в свою очередь предложил создать фонд и объявить сбор денег на строительство мавзолея. Перед этим они даже пригласили имама Центральной районной мечети Аята ДЫБЫСУЛЫ, чтобы тот почитал Коран и благословил начинание.

- Мне Асылбек с Бейшеном сказали, что там все время происходят аварии и они хотят, чтобы я прочитал молитву. Когда через некоторое время мы узнали, что там собираются возводить мазар, чтобы привлекать паломников, мы с прихожанами Центральной мечети пошли к ним и объяснили, что это грех. Но нас никто не послушал. По этому поводу мы даже обращались в районный акимат, полицию и прокуратуру, - вспоминает Дыбысулы.

Пока представители местного духовенства ходили по инстанциям, Асылбек с Бейшеном рассорились, дело дошло до суда. В итоге все досталось Джумасаеву, на которого юридически и был оформ­лен фонд. Впоследствии он присвоил себе сон товарища и даже написал об этом целую книгу.

Несмотря на распри, в 2006 году мазар близ дороги между селом Толе би и городом Шу все-таки построили. Рядом с ним быстренько появились дом, намазхана, хозпостройки. К новой “святыне” стали стекаться паломники. Как удалось узаконить данный участок земли без каких-либо причин и доказательств, мотивируя это сновидением, до сих пор никто не знает. Чудо, не иначе. Этим вопросом задается и шуский активист Ержан КАРШИГАБЕКОВ.

Активист Ержан Каршигабеков.

- Изначально фонд носил название “Асауан сахаба”. Сахабы - это сподвижники пророка Мухаммеда. В связи с этим я обратился в Духовное управление мусульман Казахстана, дабы узнать, жили ли сподвижники пророка на территории современного Казахстана. В ответном письме за подписью заведующего отделом шариата и фетвы ДУМК Сансызбая ШОКАНОВА говорится, что данных о сахабе по имени Асауан и его захоронении на территории Шуского района нет. В письме также говорится, что просить помощи у умерших и предание сотоварищей Аллаху - большой грех, - говорит Каршигабеков.

После нескольких обращений Ержана в районный акимат название фонда было заменено на “Асауан-ата”. Однако, по словам активиста, согласно действующему законодательству называться “Асауан-ата” фонд может только в том случае, если сам учредитель или его отец были носителями этого имени. Об этом он написал в районный отдел юстиции. В ответ пришла дежурная отписка.

- После того как она получила широкую огласку, руководитель райотдела юстиции был наказан. Этим все и закончилось. Конкретного ответа по поводу регистрации наименования фонда никто так и не дал, - говорит Каршигабеков.

По документам целевым назначением фонда является строительство мечети и приюта для сирот, а также сбор средств для оказания помощи нуждающимся. За 14 лет ни мечеть, ни приют так и не появились. Лишь рядом с жилым домом построили небольшую намазхану.

Намазхана, расположенная у мазара, сейчас не работает.

Соответствующую научную археологическую экспертизу никто не проводил. То есть учеными не доказано, что там вообще кто-то захоронен. Этот мазар не входит и в список культовых объектов региона. В дирекции по охране и восстановлению историко-культурных памятников управления культуры, архивов и документации акимата Жамбылской области говорят, что государственный список памятников истории и культуры местного значения утвержден постановлением акимата области от 1 июля 2020 года №148. Однако мавзолея “Асауан-ата” в этом списке нет. Соответственно, он не может являться историко-культурным памятником. Но по приказу министра культуры и спорта Республики Казахстан от 15 апреля 2020 года №92 “Об утверждении правил выявления, учета, придания и лишения статуса, перемещения и изменения, мониторинга состояния и изменения категории памятников истории и культуры” мавзолей будет представлен на государственную комиссию. Именно комиссия решит, придавать ему статус историко-культурного памятника или нет.

Отчеты о деятельности в базу данных неправительственных организаций фонд перестал предоставлять в 2018 году после скоропостижной смерти Бейшена Джумасаева. Но его супруга Гулбадан СПАТАЕВА, с которой нам удалось поговорить по телефону, рассказывает, что причина всему бюрократические заморочки с переоформлением фонда по наследству. Несмотря на это, они продолжают помогать людям.

По словам Гулбадан Спатаевой, это святой колодец и вода в нем лечебная.

- Мы не афишируем то, что делаем. Всех, кто приходит к нам за помощью, стараемся поддерживать. Люди приносят продукты, одежду, дают небольшие суммы в виде пожертвования. Все это мы раздаем нуждающимся. Даже хоронить малоимущих помогаем, - говорит Гулбадан.

Она утверждает, что в одном из столичных архивов есть данные, что до революции 1917 года на том месте, где сейчас стоит мавзолей, находились мечеть, мавзолей, намазхана и даже медресе имени святого Асауана.

- В свое время ныне покойный профессор Еримбет КОНАКБАЕВ, помогавший нам строить мавзолей, говорил, что есть вы­цветшая старая справка, свидетельствующая о том, что здесь все ­это было. Он даже обещал привезти этот документ. Но, увы, его самого вскоре не стало. Вот уже несколько лет мы делаем запросы в архивы и музеи, но получаем только отписки, - говорит женщина.

Так выглядит мазар “Асауан-ата” внутри.

Странно получается, у наследников Джумасаева есть документы на землю, право на жилой дом и пристройку, но нет документов на самое главное - мазар, куда приезжают поклониться и помолиться паломники. А может, его не удалось узаконить, потому что он построен в неположенном месте? Ведь согласно информации акимата Шуского района, дорога Шу - Бурылбайтал, вдоль которой и расположено все это хозяйство, относится к дорогам третьей технической категории. А это значит, что все строения должны находиться минимум в 15 метрах от ее оси. Мазар же находится на расстоянии 12,5 метра.

Кстати, пока акимат района не может вручить акт о назначении проверки в связи с тем, что у фонда нет законного представителя с правом подписи, за территорией мавзолея появились жилые массивы Асауан-ата-1 и Асауан-ата-2. Обычно название каждой улицы досконально рассматривается ономастическими комиссиями, да и в стране действует мораторий на то, чтобы присваивать имена людей улицам и массивам. Но в Шуском районе, похоже, свои законы. За последние годы там сменилось несколько акимов, каждый из которых обещал разобраться в ситуации и решить проблему: если там действительно захоронен кто-то - узаконить, если нет - снести. Но воз и ныне там.

Почему никто не хочет раз и навсегда поставить точку в данном деле? Может быть, причиной всему является суеверие и госслужащие боятся кары “святого”? А может, этому всему есть какое-то другое объяснение? Иначе как понять то, что на участке земли, полученном загадочным образом, функционирует фонд, который никто не может ни закрыть, ни проверить.

Айжан АУЕЛБЕКОВА, Фото из архива фонда “Асауан-ата” и с личной страницы Ержана Каршигабекова, Тараз

Поделиться
Класснуть