6721

Разбойное наваждение

Куда пропали 28 из 297 миллионов тенге, похищенных в отделении “Казпочты” Жаркента?

Разбойное наваждение
Деньги - без малого 300 миллионов - просто завернули в простыню и завязали шнуром.

В феврале 2019 года страну облетела шокирующая новость: в Жаркенте неизвестные ограбили отделение “Казпочты”, где хранились деньги двух банков. Преступники обезвредили охранника и унесли почти 300 миллионов тенге! Однако уже в марте полицейские с гордостью отчитались о поимке грабителей и возврате денег. Как выяснилось, правоохранительным органам удалось задержать лишь одного из налетчиков - им оказался 49-летний Талипжан СУЛАЙМАНОВ. Его подельник Мухпуллам ИЗИМОВ покончил с собой еще до того, как их разоблачили.

В августе специализированный межрайонный суд по уголовным делам Алматинской области признал Сулайманова виновным в разбое и незаконном хранении оружия и приговорил к 10 годам лишения свободы. А в декабре Талипжан позвонил в редакцию газеты “Время” и попросил о помощи. По словам грабителя, он сам написал явку с повинной и вернул все похищенные деньги, но теперь на него хотят повесить еще 28 миллионов тенге, которые, по его словам, пропали уже после его задержания!

Ограбление “Казпочты” стало для 40-тысячного Жаркента настоящей сенсацией. В маленьком городке и раньше случались резонансные преступления, но чтобы грабители взяли сразу почти 300 миллионов тенге - такого никогда не было!

А главным разбойником оказался… бывший охранник “Казпочты” Талипжан Сулайманов, который прекрасно знал, что в отделении хранятся большие деньги под присмотром одного-единственного дежурного.

Сулайманов хорошо подготовился к операции, так как успел за полтора года изучить работу отделения.

Во-первых, он нашел подельника Мухпуллама Изимова, нигде не работавшего фермера, нуждавшегося в деньгах. Во-вторых, Талипжан (еще будучи охранником)изготовил дубликаты ключей, что заметно облегчило попадание в здание “Казпочты”. Ну и, в-третьих, подельники выбрали удачный день для нападения - 23 февраля многие жители Жаркента по старинке поздравляли мужчин, поэтому людей на улицах было мало.

Вечером того дня мужчины встретились в городе и пешком направились в отделение “Казпочты”. Они подготовили специальную одежду, надели маски и без особых проблем проникли в здание, где Сулайманов отключил сигнализацию. Все шло как по маслу, но неожиданно навстречу им выскочил дежурный охранник, который попытался оказать сопротивление. После нескольких ударов он успокоился. Грабители связали сторожа обрывками одеяла - оказалось, что специально приготовленный скотч слишком легко рвется…

Сулайманов знал, как открыть хранилище: один замок сломали гвоздодером, а сейф открыли ключом. Внутри оказались три инкассаторских мешка. Содержимое переложили в сумку и рюкзак, а потом спокойно вышли на улицу, вызвали такси, воспользовавшись одноразовым телефоном. Деньги сначала отвезли домой к Изимову, а через пару недель перепрятали дома у Сулайманова. Из 297 миллионов они взяли себе чуть больше 2 миллионов, а остальное закопали в курятнике.

Полицейские не могли найти преступников целый месяц. Но в середине марта Изимов покончил жизнь само­убийством, а Сулайманова начала дергать полиция по подозрению в хранении оружия. 21 марта дома у Талипжана был произведен обыск по этому поводу. И действительно, на чердаке были обнаружены пат­роны. А еще полицейские нашли коробку с 2 миллионами тенге…

После этого Сулайманов написал явку с повинной и добровольно выдал спрятанные деньги. В суде представители “Казпочты” заявили, что преступники отдали не все деньги - не хватает более 28 миллионов. Куда же они исчезли? В итоге иск предприятия был отклонен, но, после того как приговор вступил в законную силу, “Казпочта” подала в суд еще раз, требуя взыскать недостающую сумму.

- Для нас тоже загадка, куда пропали 28 миллионов, - говорит адвокат Роман ДМИТРИЕВ, представляющий интересы Талипжана Сулайманова. - Мой доверитель утверждает, что добровольно выдал полицейским всю сумму, тем более он написал явку с повинной и во всем раскаялся.

При этом адвокат высказывает предположение, что деньги могли просто не доехать из дома Сулайманова до отделения полиции, где их пересчитывали.

- Обыск в доме Сулайманова проводился с нарушениями, - объясняет юрист. - Все действия фиксировались на камеру, и при про­смотре видеозаписей становится ясно, что полицейские допустили ряд ошибок. Деньги лежали в чемодане, сумке и коробке из-под обуви. Все это просто сложили на простыню, два угла связали, а сверху намотали шнур, который опечатали. Потом все погрузили в служебный автомобиль и отвезли в полицию. Только там, а не в доме Сулайманова деньги пересчитали! Это грубейшее нарушение.

Второй важный момент, который отмечает адвокат: пересчет денег тоже производился с нарушениями.

- Видеозапись вели в доме подозреваемого, потом камеру выключили, а включили уже в актовом зале отделения полиции Панфиловского района, - продолжает Роман Дмитриев. - Очень важный момент с перевозкой денег на видео не зафиксирован. Затем видео­съемка велась при пересчете денег. Сидит человек и считает пачку долларов: 10, 20, 30 купюр по 100 долларов. В итоге у него получается 9500. Через некоторое время он говорит: здесь 8500 долларов! Куда делась тысяча? Также непонятно, что происходило с евро. На видео из дома зафиксировано, что часть денег была в евро, но при пересчете такой валюты вообще не было. И очень важно, что при пересчете денег Сулайманова не было в актовом зале, то есть он не присутствовал при этих следственных действиях. Да и вообще вся видеосъемка ведется кусками - то с одного ракурса снимают, то с другого. Суд уже назначил экспертизу видеозаписей, сделанных полицейскими во время обыска и пересчета денег.

Почему же преступник так горячо доказывает свою непричастность к пропаже 28 миллионов, что даже просит помощи у журналистов? Какая ему разница, сколько денег он в итоге украл - 28 миллионами больше или 28 миллионами меньше? Но именно из-за этой суммы Сулайманов может провести за решеткой весь срок.

- В том случае если 28 миллионов заставят выплачивать моего доверителя, это отразится на его шансах освободиться условно-досрочно, поскольку для УДО необходимо полное погашение ущерба, - объясняет адвокат Дмитриев. - Но еще принципиальнее вопрос, куда же на самом деле пропали деньги. Я верю Талипжану, так как вижу, что он действительно раскаялся и признал вину. Есть вероятность, что если бы он не признался, то эти деньги до сих пор искали бы... И не 28 миллионов, а все 297.

Михаил КОЗАЧКОВ,стоп-кадры с оперативной видеосъемки, Алматы

Поделиться
Класснуть