19356

Бизнес по-малайзийски

Как известный бизнесмен из Малайзии обещал золотые горы экономике Казахстана, но оставил после себя только огромные долги

Бизнес по-малайзийски
Тот самый малайзийский олигарх.

После обретения независимости Республика Казахстан стала одной из самых привлекательных стран для инвестирования, и десятки миллиардов долларов хлынули в экономику государства. В первую очередь зарубежные инвесторы обратили внимание на нефтегазовую отрасль, где с помощью иностранных вложений были реализованы весьма дорогостоящие, но в то же время очень прибыльные проекты. Однако далеко не все инвесторы пришли в Казахстан с благими целями. Некоторые из них использовали молодую республику лишь для того, чтобы набить свои карманы, не выполнив взятых на себя обязательств.

Гражданин Малайзии Тан Шри Халим СААД известен в своей стране как опытный бизнесмен и крупный инвестор. Связанная с ним компания Sumatec Resources Berhad имеет офис в Куала-Лумпуре и размещает свои ценные бумаги на местной фондовой бирже. Правда, до прихода на рынок Казахстана предприятие переживало не лучшие времена, поэтому появление у него месторождения в Мангистауской области было оценено малайзийскими экономистами как возможность для роста. В Казахстан Тан Шри Халим Саад зашел не напрямую, а через голландское предприятие Makmore Central Asia B.V., поскольку через компанию из Нидерландов вести бизнес в нашей республике и проще, и дешевле благодаря межправительственным соглашениям. Именно по­этому, кстати, Нидерланды являются крупнейшим инвестором в казахстанскую экономику.

Компания Makmore Central Asia B.V. стала единственным учредителем ТОО “CaspiOilGas”, осваивающего нефтегазовое месторождение Ракушечное в Мангистауской области, открытое еще в советские годы. Сделка была завершена, и осенью 2012 года малайзийские СМИ растиражировали громкую новость о новом этапе компании Sumateс Resources Berhad.

Глава компании Крис ДАЛТОН обрисовал блестящие перспективы: поскольку на месторождении Ракушечное уже разведаны основные запасы нефти, предприятию остается лишь ее добывать и продавать, то есть риски минимальные, а прибыль ожидается огромная. Мистер Далтон даже приводил приблизительные расчеты: добыча нефти на месторождении Ракушечное будет расти каждый год и достигнет 8 тысяч баррелей в день к 2015 году. К этому моменту компания заработает более 311 миллионов долларов.

Статьи с заголовками типа “Малайзийская компания сорвет куш в Казахстане” привлекали внимание инвесторов на фондовой бирже в Куала-Лумпуре, и ценные бумаги Sumatec подскакивали в цене, принося прибыль в первую очередь господину Сааду. Тем более что после проведенной дополнительной разведки подтвержденные запасы нефти возросли, что сулило дополнительные доходы зарубежным инвесторам.

Учитывал ли господин Саад, что в соответствии с законодательством Казахстана при увеличении количества разведанных запасов нефти в бюджет страны необходимо оплачивать и дополнительные налоги, в том числе “бонус коммерческого обнаружения”? Трудно сказать. Но факт остается фактом - после того как было объявлено об увеличении разведанных запасов, на предприятии повис дополнительный налог в размере более миллиона долларов! И он не оплачен по сей день.

Судя по всему, малайзийский олигарх не собирался останавливаться на достигнутом и продолжал привлекать акционеров в Sumatec своими новыми проектами. В 2015 году, например, появилась идея строительства завода в Мангистау­ской области по производству метанола. Кстати, благодаря этой идее CaspiOilGas получил от местных властей разрешение на сжигание попутного газа, причем этот вопрос решался на правительственном уровне. Там тоже звучали громкие заявления о “высокотехнологичном проекте”, который принесет пользу всему региону.

Два года спустя, то есть в 2017-м, в Sumatec решили, что попутный газ лучше не сжигать, загрязняя окружающую среду, а перерабатывать с помощью специальной установки. Об этом тут же сообщили малайзийские СМИ, а им вторила казахстанская пресса.

На этот раз публичные планы компании обнародовал главный менеджер Sumatec Феликс ЧАНГ, заявивший, что уже в 2018 году на месторождении появится перерабатывающая установка, которая будет производить конденсат, сжиженный нефтяной газ и сухой газ, что принесет головной компании огромную прибыль. Один из отечественных порталов даже привел цифры: в том случае, если все планы будут реализованы, ежегодный доход месторождения Ракушечное может достичь 377 миллионов долларов!

Но чтобы построить такую установку, нужны большие деньги. В Sumatec Resources расходы оценили в 120 миллионов долларов, компания даже выпустила специальное сообщение для потенциальных инвесторов. 40 миллионов из этой суммы Тан Шри Халим Саад планировал привлечь благодаря выпуску новых акций, еще порядка 60 миллионов должны были обеспечить банковские кредиты, а оставшаяся часть - за счет межфирменных перечислений. Прибавьте сюда стоимость строительства завода по производству метанола, которое оценивалось не менее чем в миллиард долларов! Деньги должны были попасть в Мангистаускую область, а это означает, что появились бы новые крупные предприятия, рабочие места, увеличились бы налоговые отчисления…

Однако все громкие проекты так и остались на бумаге, а точнее, на словах господина Саада и его подчиненных. Но экономический эффект все-таки был получен, вот только не малайзийскими инвесторами, вложившимися в Sumatec, и не Казахстаном в виде налогов, а господином Саадом. Иностранный инвестор извлек прибыль дважды: с одной стороны, благодаря вложениям в его компанию, а с другой - добывая нефть в Казахстане без инвестирования в инфраструктуру.

Однако, несмотря на позитивные статьи в малайзийской прессе и оптимистичные комментарии руководителей Sumatec, дела на месторождении Ракушечное обстояли далеко не лучшим образом. Добыча нефти не увеличивалась, а падала, сокращалось и количество рабочих скважин. Не исполнялась и рабочая программа проекта, которая предус­матривает значительный объем обязательств недропользователя перед государством. Рос лишь один показатель - долги перед поставщиками и государством. По непонятным причинам ТОО “CaspiOilGas” не платило налоги и не спешило рассчитываться со своими партнерами и сотрудниками, причем продолжалось это годами.

И пока в Куала-Лумпуре считали будущую прибыль от продажи казахстанских углеводородов, в Мангистауской области и Алматы полным ходом шли суды по выбиванию долгов у CaspiOilGas. Первые иски были поданы еще в конце 2015 года, причем суммы задолженностей оказались весьма приличными. Предприятие обязано выплатить своим кредиторам в общей сложности более 4,7 миллиарда тенге! При этом общий долг, озвученный в Верховном суде, равен 30 миллиардам тенге! И это далеко не вся сумма, а лишь та ее часть, что подтверждена судами.

Но даже имея на руках вступившие в силу решения, кредиторы не могут получить свои деньги. Счета арестованы, аресты наложены, но самое главное - предъявлять претензии больше некому. Как выяснилось, учредителя ТОО “CaspiOilGas” в лице голландской компании Makmore Central Asia B.V. уже не существует!.. Когда кредиторы официально обратились за разъяснениями в Торговую палату Нидерландов, то получили весьма конкретный ответ: деятельность Makmore Central Asia B.V. была прекращена 16 января 2016 года, а 16 февраля 2018-го ее сняли с регистрации. Вот и получается, что ТОО “CaspiOilGas” вообще никому не принадлежит, у него просто нет хозяина. В этом случае товарищество может быть ликвидировано и, соответственно, утратит право на недропользование месторождением Ракушечное…

Понимая всю серьезность ситуации, совет кредиторов был вынужден обратиться в суд, чтобы запустить программу реабилитации предприятия. Чтобы навести порядок, опять нужны инвестиции. Уже очевидно, что малайзийских денег, собранных для наращивания добычи и строительства газоперерабатывающего предприятия, на Ракушечном не увидят. Куда пошли десятки миллионов долларов, знает лишь один малайзийский бизнесмен Тан Шри Халим Саад. Как расходовались деньги, вырученные от продажи нефти и газа с Ракушечного, тоже вряд ли удастся выяснить.

Нетрудно догадаться, что деятельность господина Саада негативно отразилась на имидже Казахстана в Малайзии. Его со­отечественники, вложившие деньги в Sumatec, явно не думали, что широко разрекламированные проекты, связанные с казахстанской нефтью и газом, окажутся настолько провальными. Сейчас компания малайзийского олигарха находится в сложной ситуации - по сути, она на грани банкротства. Но даже в таком положении Тан Шри Халим Саад находит заинтересованных людей, готовых вкладывать деньги в его детище. Они уверены, что черная полоса закончится, хотя за семь лет уже пора бы понять, с какой целью пришел в Казахстан инвестор из Малайзии.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото с сайта nts.com.my, Алматы

Поделиться
Класснуть