8956

Операция или провокация?

     Как председатель Верховного суда Жакип Асанов в честности мангистауских борцов с коррупцией усомнился

     В последние месяцы на страницах “Времени” появляется все больше историй, посвященных работе антикоррупционной службы. К сожалению, речь идет не только о громких разоблачениях и блестящих операциях. Нередко борцы с коррупцией сами нарушают законы, становясь фигурантами уголовных дел, их подозревают в провокациях. Вот еще один свежий пример: в редакцию обратилась адвокат Айжан КАСЕНОВА. Ее супруг Темир был уличен в получении взятки, однако когда она копнула поглубже, выяснились интересные подробности работы борцов с коррупцией в Мангистауской области.

- Я решила обратиться в вашу газету после того, как прочитала статью “Надзор - на оба ваших дома” (см. “Время” от 12.1.2019 г.), - начинает наш разговор Айжан. - Вы описываете методы работы антикоррупционной службы Астаны, уличенной в провокациях, но у нас в Мангистауской области они работают не лучше!
А познакомилась семья Касеновых с работой антикоррупционеров полтора года назад.
- Мой муж Темир трудился в департаменте госдоходов, его перевели на таможенный пост в морпорт Актау. - В июле 2017 года его задержали якобы при получении взятки вместе с коллегой Канатом ОЛЖАБАЕВЫМ. Согласно материалам уголовного дела деньги им передал некий Дмитрий ДЕМИДОВ, водитель, перевозивший груз из Баку на грузовике. Причем 120 тысяч тенге - это три транша взятки подряд за 24 июня, 5 и 17 июля. Взамен, как написано в деле, сотрудники департамента госдоходов разрешили Демидову не декларировать груз. В то время я, как супруга подозреваемого, получила статус общественного защитника и возможность ознакомиться со всеми материалами.
Надо отметить, до того как перебраться в Актау, Айжан Касенова трудилась в правоохранительной системе. И не где-нибудь, а в финансовой полиции!
- Поэтому у меня есть опыт и знания, я прекрасно вижу, где преступление доказано, а где дело шито белыми нитками, - отмечает адвокат. - В деле моего мужа было множество нестыковок, например в датах. Демидов действительно ездил в Баку за товаром через морпорт и якобы платил за то, чтобы его не декларировать. Получается, заплатил 24 июня, потом 5 июля и еще 17 июля. Но при этом он почему-то не указал, что 30 июня тоже возвращался из Азербайджана, был остановлен моим супругом и его товар задекларировали. Почему же таможенники так поступили, если им платили? Следующий момент. В один из дней, когда Демидов якобы передавал деньги, на таможенном посту не могло быть ни Касенова, ни Олжабаева - это была не их смена. И один из самых главных моментов: у Демидова было видеооборудование для фиксации преступных действий, но почему-то камера не сняла момент передачи денег ни в один из трех дней! Денег не нашли даже при задержании, этих видеозаписей нет в материалах. Зато есть видео разговора всех троих в один из дней, когда специальное оборудование Демидову не выдавалось! Как же он снимал эту встречу?
В уголовном деле есть еще один интересный персонаж - понятой Василий ПЛАТОНОВ, при котором борцы с коррупцией передавали Демидову деньги, которые тот потом должен был передать таможенникам в качестве взятки.
- Платонов в нашей области человек известный, - продолжает Касенова. - Он коллекционирует оружие, про него статьи пишут и по телевизору его показывают. И вот он вдруг стал понятым. При нем деньги отдали Демидову, но куда они в итоге делись, неизвестно. А мы узнали, что Платонов является дальним родственником Демидова. На этом основании мы попытались признать протокол вручения денег незаконным, однако судья нам отказал на том основании, что... генетический тест не проводился и родство доказать невозможно. Но вообще-то, такое исследование назначают, когда определяют отцовство или доказывают факт изнасилования. Родство можно доказать и документально, но здесь нашли повод, чтобы нам отказать. Кстати, сам Демидов далеко не ангел: ранее судим, стоял на учете в нар­кологии. Причем Платонов даже писал на него заявление по факту кражи оружия, но они все равно якобы не знакомы, не друзья, не родственники...
В результате обоих таможенников признали виновными в получении взятки.
- Несмотря на множество сомнений в деле, Темира приговорили к 8 годам лишения свободы, а Каната - к семи, - горько вздыхает адвокат Касенова. - И это за 120 тысяч тенге! Могли бы дать штраф, и в этом случае казна бы пополнилась на определенную сумму, но в суде Актау решили, что они должны сидеть.
Апелляция оставила решение суда первой инстанции в силе, а затем дело поступило в Верховный суд.
- К кассации мы уже собрали большой объем информации на Демидова и Платонова, - рассказывает Айжан. - Оказалось, что оба имеют отношение к другим операциям антикоррупционной службы. В 2016 году они фигурировали в уголовном деле по вымогательству у Екатерины МИСИКОВОЙ, гендиректора компании KABUL NIKOLОZ LTD. Фирма зарегистрирована на супругу Платонова, а сам Василий Борисович значился в ней начальником службы безопасности. Ну а Дмитрий Демидов работал там же водителем, и якобы у него просили деньги сотрудники инспекции транспортного контро­ля, вот и пришлось Мисиковой писать заявления. Двух людей за это осудили.
Два одинаковых эпизода, пусть с одними и теми же людьми, могут быть простым совпадением. Ну а если таких случаев сразу три?
- Осенью 2018 года Мисикова вновь обращается в антикоррупционную службу, требуя привлечь сотрудника транспортной инс­пекции Ержана ШАЙХИНА к ответственности за вымогательство, - продолжает адвокат Касенова. - В то время она работала в ТОО “Баграм-Актау”, а зарегистрировано предприятие на... Василия Платонова! Согласно материалам уголовного дела именно Платонов отправил Мисикову к борцам с коррупцией. Но это еще не все. Во всех трех случаях, то есть в 2016, 2017 и 2018 годах, самое непосредственное участие в расследованиях принимает сотрудник антикоррупционной службы Кайырбек КУРМАНОВ. Причем он в тот период времени трудился в разных подразделениях. Например, в 2016 году он вообще был руководителем межрайонного отдела по противодействию коррупции в Бейнеуском районе Мангистауской области, но почему-то именно ему подавали заявление о преступлении, совершенном за 500 км от этого места.
Собрав все эти факты, Айжан Касенова и подала кассационную жалобу. И в Верховном суде ее услышали!
- Председатель Верховного суда Жакип АСАНОВ лично изу­чил наше дело и внес свое представление в судебную коллегию по уголовным делам, - рассказывает адвокат.

- В этом документе Жакип Кажманович указал, что приговор первой инстанции вызывает сомнения по ряду причин. Во-первых, возник вопрос: почему Демидов так и не зафиксировал передачу взятки на видео, а деньги не были изъяты? Во-вторых, часть негласных следственных действий не была санкционирована прокурором, а суд это проигнорировал, но при этом признал доказательством видеозапись разговора, сделанную в тот день, когда Демидову не выдавалась техника. В-третьих, Жакип Асанов обратил внимание, что в протоколах выдачи оборудования есть явные следы исправлений. Также вызвали сомнение и записи разговоров - они могли быть смонтированы либо изменены. Ну и самое главное - председатель Верховного суда указал, что Дмитрий Демидов должен быть проверен на предмет провокации, поскольку фигурирует в нескольких делах в качестве взяткодателя!
После этого дело Темира Касенова и Каната Олжабаева было возвращено в суд первой инстанции.
- Сейчас у нас идет процесс, от которого зависят судьбы многих людей, - полагает Айжан Касенова. - Ведь если суды Мангистауской области подтвердят подозрения Жакипа Асанова, что в нашем случае имела место провокация, то это может повлиять на другие уголовные дела, где фигурируют Демидов, Платонов, Мисикова и борец с коррупцией Курманов.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из архива Айжан Касеновой, Алматы

Поделиться
Класснуть