6220

Кассовый надрыв

     Экс-работник АТФБанка рассказал, сколько именно денег он украл из кассы и что побудило его пойти на этот шаг

В середине декабря в нашем издании была опубликована статья, посвященная кассиру АТФБанка Дмитрию ТОРБЕНКО (на снимке), попавшему под суд из-за хищения более миллиона тенге у работодателя. 25-летний парень придумал, как присваивать деньги, которые клиенты приносили в банк, чтобы оплатить административные штрафы. Дмитрий обнаружил, что программное обеспечение позволяет распечатывать квитанции без завершения платежной операции. Не имеющая никакой юридической силы бумажка позволяла клиентам убирать из базы штрафы, а вырученные деньги кассир Торбенко забирал себе (см. “Штрафной удар”, “Время” от 13.12.2018 г.). Каково же было наше удивление, когда после выхода материала Дмитрий связался с автором статьи и предложил взять у него интервью! Разумеется, мы не стали отказываться.

- Сначала я думал, что та статья про меня инициирована банком, - начал разговор Дмитрий. - Но потом понял, что моему бывшему работодателю невыгодно признаваться, что кассовые операции не защищены и в них можно найти изъян, что я и сделал.
- Так что вас привело к нам в редакцию?
- Я хочу рассказать свою версию случившегося. В приговоре суда указано, что у меня оставались излишки и тем самым я привлек внимание службы безопасности банка. Это не так. У меня в кассе никогда не было излишков, максимум 5-10 тенге. Я вообще был идеальным работником, лучшим кассиром АТФБанка - говорю это без ложной скромности. Мне поручали обучать новых кассиров, и сейчас десятки моих воспитанников работают в отделениях банка. Также в приговоре написали, что моя вина была подтверждена аудиторской проверкой, и это тоже не совсем верно. Никакой аудиторской проверки банк не проводил. Просто специалисты посмотрели, какие кассовые операции я создавал, но не завершал - вот и вся проверка. По сути, если бы я сам не признался, обвинение могло и не доказать мою вину. На меня надавили в банке, надавили во время следствия. Например, меня закрывали в изолятор временного содержания на двое суток. И была вероятность, что я проведу там несколько месяцев до суда.
В общем, поэтому я и сознался, тем более что деньги действительно брал. Кстати, версия, что меня сдали коллеги, тоже далека от истины. Я действительно рассказал одной девушке в банке, что сумел убрать штраф, изготовив ненастоящую квитанцию. Она сделала то же самое и рассказала еще одному нашему коллеге. Они тоже занимались изготовлением ненастоящих квитанций, а деньги брали себе, и их привлекли к ответственности, но закрыли дело еще на стадии следствия, потому что ущерб был меньше. Ну и показания против меня пришлось дать. А мне сделали ущерб в крупном размере, хотя он не подтвердился.
- То есть вы утверждаете, что взяли меньше, чем 1,2 миллиона тенге?
- Я взял 300-400 тысяч. Банк же подсчитал все незакрытые проводки, это почти на 2,5 миллиона тенге. Но у каждого кассира есть незавершенные операции - или клиент передумал платить, или не был уверен в точности данных, или денег не хватило. И если все их считать, то каждый кассир брал деньги. Мне же в итоге оставили чуть больше 1,2 миллиона тенге, чтобы получился крупный ущерб и третья часть статьи о хищении. Но всего в деле было 23 оригинальные квитанции на 200 тысяч. А должны рассматривать только оригинальные документы, а не копии. Но если бы мне написали ущерб в 200 тысяч, то я просто возместил бы эти деньги без всякого суда, и дело закрыли бы. А меня хотели наказать публично.
- Но вы же действительно украли эти деньги. Пусть не миллион, но 300-400 тысяч.
- Я и не спорю! Но я хотел бы, чтобы вы поняли, почему я так поступил. Я устроился на работу в банк простым кассиром, быстро всему научился, меня из одного отделения в другое переводили, чтобы я обучал персонал, брал больше объем. Я разговаривал с начальством, говорил, что хочу расти, готов был перейти на позицию простого менеджера, чтобы освоить эту профессию и учиться дальше. Повысить меня должны были два раза, но в итоге я оставался кассиром. Еще я должен был получить премию как лучший работник года, но в итоге ее отдали другому сотруднику. Как мне объяснил начальник, второй претендент десять лет проработал в банке, его надо было за это наградить. А потом я стал жить самостоятельно, начались отношения с девушкой. Попробуйте снимать жилье и выживать на зарплату в 104 тысячи тенге! Денег не хватало ни на что. Я не искал способа где-то заработать или украсть. Просто один раз, когда оплачивал свой штраф, заметил, что квитанцию можно распечатать, не завершая операцию. Отнес квитанцию в полицию, мне убрали штраф из базы. Вот так я придумал этот способ заработка. И никто ведь не жаловался! Кстати, в суд пришел ответ из департамента госдоходов, что деньги за штрафы, которые мне пытались приписать в качестве ущерба, поступили в бюджет государства. Конечно, вы можете спросить, нет ли у меня угрызений совести...
- Думаю, что их нет.
- Это правда. Я не снимаю с себя вины, но обида на АТФБанк у меня осталась. Если бы меня поддержали, дали бы возможность развиваться, подниматься по карьерной лестнице, я не брал бы этих денег. Да и вообще, банк себя показал не с лучшей стороны. Сначала на меня пытались повесить 2,5 миллиона тенге. Потом уже в суде, когда я согласился на ущерб в 1,2 миллиона и внес эти деньги, юрист банка три недели отказывался подписывать соглашение о медиации. Уже судья Елена КВАН начала терять терпение: стороны обо всем договорились - почему соглашение не утверждено? Видимо, в банке очень хотели меня наказать, но никак не получалось.
- Чем вы собираетесь заниматься дальше, Дмитрий?
- Я ушел в частный сектор и всем доволен. Рад, что вся эта история уже позади. Ну и в банк я точно уже никогда не вернусь - с меня хватит!

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть