5008

Незаслуженный отдых

Сотрудники павлодарского центра по выплате пенсий 13 лет подделывали документы, за взятку оформляя пенсии раньше положенного срока

     Делать это, как выяснилось, чиновницам не составляло никакого труда, поскольку, оказывается, в отечественной системе пенсионного обеспечения царит полная анархия. Подручные чиновниц одним нажатием кнопки принтера превращали бездетных женщин в матерей-героинь, справляя их мифическим детям свидетельства о рождении и другие документы, а мужчин записывали в жертвы Семипалатинского ядерного полигона.

По закону “О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне” женщины, с 29 августа 1949 года по 5 июля 1963 года проживавшие в зонах чрезвычайного и максимального радиационного риска не менее пяти лет, имеют право уходить на пенсию в 45 лет, а мужчины - в 50. Женщины, родившие пять и более детей и воспитавшие их до восьмилетнего возраста, имеют право на пенсию с 53 лет. На этом и решили зарабатывать Татьяна ЛУКАШОВА и Нуржанат СМАГУЛОВА, вместе трудившиеся в системе социального обеспечения и дружившие с 1985 года. В 2003 году Лукашова была назначена начальником отдела свода и статистики Павлодарского областного филиала РГКП “Государственный центр по выплате пенсий” (ныне департамент “Межведомственный расчетный центр социальных выплат” - филиал НАО “Государственная корпорация “Правительство для граждан”). Смагулова в это же время стала главным специалистом отдела по назначению пенсий и пособий регионального департамента комитета труда, социальной защиты и миграции, чьей обязанностью было проверять достоверность сведений, представленных для назначения пенсий и социальных выплат, держать связь с правоохранительными органами и подписывать проекты решений. Лукашова пользовалась большим авторитетом и влиянием и без проб­лем привлекла в сообщники руководителя отдела формирования макетов дел Галину ШИШКО и специалиста высшего уровня квалификации этого же отдела Макпал АХМЕТОВУ, которые по долгу службы принимали у населения документы и отправляли их из ГЦВП на утверждение в департамент соцзащиты. И понеслось...
Знакомые Лукашовой Наталья ФИЛАТОВА и Карлыгаш КОНКАЕВА, выполняя роль подстрекателей и пособников, искали людей, подходящих по возрасту и имеющих возможность заплатить за услуги, брали у них деньги и удостоверения личности, несли все это Лукашовой. Та передавала удостоверения своей подруге Людмиле ЛАРИНОЙ (она, к слову, также получила в “подарок” четверых фиктивных детей и льготную пенсию), которая должна была обеспечивать группу поддельными свидетельствами о рождении и смерти несуществующих детей и архивными справками о проживании на территории полигона. Ларина шла к некоей ВЕРЕЩАК, которая, по версии следствия, не догадываясь о преступных планах группы, более десяти лет у себя дома с использованием графического редактора Coraldraw клепала для банды требуемые документы. Затем эти подделки передавались Шишко и Ахметовой, те подписывали проект о назначении льготной пенсии и отправляли его на утверждение в департамент соцзащиты к Смагуловой, которая и подписывала окончательное решение.
Поначалу, разумеется, искать лжепенсионеров было трудно, народ на аферу не решался, и подстрекатели рыскали среди друзей и знакомых. Так, Конкаева зимой 2005 года прямо во время свадебного тоя предложила за 100 тысяч тенге стать пенсионеркой своей 49-летней родственнице МАГЗУМОВОЙ. Та испугалась и отказалась. И только в 2013 году, то есть буквально за год до того, как должна была выйти на пенсию по закону, согласилась. Женщине, имевшей одного ребенка, быстренько справили еще четверых: Мадину, 1976 г. р., Кайрата, 1979 г. р., Нурлана, 1979 г. р., Диаса, 1994 г. р. Кроме того, на ее пенсионный счет закинули 245 тысяч тенге и подделали ответ из налогового управления для увеличения суммы дохода, учитываемого при начислении пенсии. Постепенно слава о Лукашовой среди населения росла, и к ней за содействием стали обращаться целыми семьями. К примеру, бездетная чета ГЕБЕРТ за жену, ставшую в одночасье матерью пятерых детей, заплатила 400 тысяч, за мужа, “поселенного” на полигоне, - 600 тысяч, а за брата мужа - 700 тысяч тенге.
К концу 2013 года желающие стать лжепенсионерами пошли толпами. И Смагулова решила, что может создать собственную группу, не прекращая работать с Лукашовой. В сообщницы она взяла подчиненную Анару ОСПАНОВУ, с которой вместе работала и дружила с 1994 года. Последняя привлекла еще с десяток знакомых для поиска желающих и засела за справки для “полигонщиков”, используя поддельные бланки КГУ “Государственный архив Бескарагайского района Восточно-Казахстанской области” Майского и Лебяжинского отделов КГУ “Государственный архив Павлодарской области” и Лебяжинского отдела КГУ “Государственный архив Павлодарской области”, полученные от некоего ГИНАТУЛИНА. Расценки этой группы доходили до миллиона.
Однако наступил кризис, и денег на взятки у населения поубавилось. По­этому мошенницы придумали другой способ. О нем нам рассказал Махмут ТЕМИРГАЛИЕВ - единственный лжепенсионер, согласившийся пообщаться с прессой. По словам мужчины, в 2015 году, когда ему было 60 лет, подстрекатели подошли к нему прямо на улице, где он, как дворник, убирал территорию у торгового дома “Тулпар”.
- Предложили мне пенсию оформить с полигонным. Сказали, что первый год эту пенсию будут получать они, а потом начну получать я сам, - рассказал мужчина. - Я, дурак, согласился, годовщину сына отметил, весь в долгах был.
В этом году Темиргалиев достиг пенсионного возраста уже по-настоящему, но теперь из-за арестованных счетов он не может получать положенную по закону пенсию. Долг мужчины за три “полигонных” года, когда ему шли незаконные начисления из ГЦВП, составляет 1 903 244 тенге. У остальных лжепенсионеров та же картина: все они должны вернуть государству от двух до трех миллионов.
Вообще, НАО “Госкорпорация “Правительство для граждан” (ГЦВП) сейчас неласковым словом поминают все по очереди.
- Если бы сотрудники ГЦВП не закрывали глаза на нарушения, то выявить их можно было бы раньше, однако незаконные пенсии выдавали на протяжении многих лет, и нашим оперативникам потребовалось полгода, чтобы раскрыть преступную схему, - возмущается руководитель следственного управления департамента Нацбюро по противодействию коррупции по Павлодарской области Руслан КУАТОВ.
Не в восторге и обвинение с судьей: столичное начальство, 13 лет закрывавшее глаза на фокусы своих подчиненных в Павлодарской области, теперь вдруг посуровело и запретило своему представителю Манарбеку САРСЕНТАЮ как потерпевшей стороне заключать процессуальное соглашение с прокурором, что позволило бы рассмотреть это дело в упрощенном порядке, то есть просто по имеющимся документам. А между тем следствие обнаружило 52 лжепенсионера и 11 членов преступных групп, до суда из них дошли 32. В отношении остальных уголовное преследование было прекращено по причине достижения пенсионного возраста, возмещения ущерба и примирения с потерпевшим еще во время следствия. А вот эти самые 32 подсудимых, у которых 34 адвоката, должны регулярно являться в суд. Стоит не прийти хоть одному из них, заседание приходится откладывать. В самом большом зале горсуда по уголовным делам для такой толпы не хватает мест и становится нечем дышать. Между тем, если не будет достигнуто процессуальное соглашение, каждый эпизод придется разбирать отдельно, выслушивая всех свидетелей, и судебный процесс может затянуться на неопределенное время. Поэтому судья очень попросил представителя потерпевшего до 4 ноября еще раз переговорить со своим начальством и упростить всем жизнь, тем более что все подсудимые вину признали.

Ольга ВОРОНЬКО, рисунок Владимира Кадырбаева, Павлодар

Поделиться
Класснуть