1660

В какую игру сыграем?

Подходит ни много ни мало смена глобальной парадигмы, и выбрать свое место в меняющемся мире - непростая задача. Но много сложнее переплавить эмоции в понимание новых реалий и нашего места в них

В какую игру сыграем?

Последнее время едва ли не все значимые события внут­ри Казахстана и вокруг нас эдаким ускоряющимся косяком летят явно в одну сторону, все более вызывая то ли тревоги, то ли надежды, но чаще всего возмущения возбужденной общественности. Решение насчет казахстанской АЭС, которую, понятное дело, будет возводить “Росатом”, договоренность с российским же Сбербанком насчет создания платформы для электронного правительства Казахстана, голосование в парламенте по поводу установления требования к всемирным сетям об учреждении их представительств на нашей территории... И ничего, заметьте, не блокируется. Так что же такое происходит и к чему готовиться?

Происходит дело достаточно уже по нашим стремительным временам привычное: очередной цикл глобального переформатирования. В конце концов разделение состоявшегося, казалось бы, однополярного мироустройства по формуле “Китай - соперник, Россия - противник” пошло из самой столицы глобальной метрополии, причем президенты ­ОБАМА, ТРАМП и БАЙДЕН, смена которых всякий раз перетрясала саму Америку, совершенно едины в этой формуле.

Рекомендую: найдите в интернете и перечитайте статью “Ключи от кризиса”, опубликованную в “Российской газете” еще в феврале далекого 2009 года вслед только-только отбушевавшему мировому кризису. Под ней стоит подпись президента Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА. Сказано в ней о неустранимых дефектах глобальной долларовой системы и предложены принципы новой валютной организации, общей для участвующих в ней государств и учитывающей их интересы.

Устарел ли тот взгляд на глобальный дефектал и предложения по новой наднациональной валюте? Наоборот, взгляд из 2009-го пока еще смотрит дальше нынешних мировых реалий, но дело идет именно в эту сторону. В частности, предложения первого президента Казахстана по недефектальной монетарной конфигурации, не осуществимые в масштабах ООН, великолепно ложатся на уже утвержденный пакет из 28 планов союзного государства Беларусь-Россия, один из которых посвящен согласованию валютно-финансовой политики, вернее, на логичное дальнейшее развитие этого направления. Кстати, ровно те же перспективы записаны и в Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года. Цитата: “В целях соблюдения и учета национальных интересов важным станет запуск в 2025 году общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов, энергетического и финансового рынков, требующих определенной подготовки со стороны Казахстана”.

Эти слова насчет определенной подготовки на самом деле и определяют всю нашу стратегическую перспективу.

Предыдущие три десятилетия суверенитета были посвящены встраиванию отдельно взятых частей бывшего СССР в мировой рынок, и мы теперь имеем весь набор того, что получилось. Грех жаловаться, мы встроились в мировые производственные и торговые цепочки много лучше некоторых соседей и, можно сказать, оптимально относительно возможностей, которыми располагали. В Казахстан зашли ведущие мировые компании с лучшими технологиями и культурой менедж­мента, жаль, что только в области добычи нефтегазового и металлургического сырья. А какие собственные производства для обслуживания этой сырьевой добычи на вывоз созданы у нас в стране и много ли казахстанцев в них задействовано? Опять-таки насколько казахстанскими стали транснациональные компании, сделавшие Казахстан базой своей деятельности, сколько наших соотечественников заседают в советах директоров нефтяных и металлургических гигантов в их мировых штаб-квартирах или хотя бы в местных представительствах? Оставим такие вопросы без ответов, потому что они у всех на виду.

Впрочем, что мы все про нефть и металлургию. Казахстан сделали территорией своей деятельности и мировые цифровые гиганты, нам всем на радость и удовольствие. Но много ли казахстанского в этих реально замечательных сервисах, без которых мы уже не мыслим своей жизни? Нет, речь далеко не только о том, чтобы на территории Казахстана был офис по надзору за запрещенным контентом, причем то, что именно запрещать, определялось бы местным законодательством. Офис, создающий прибавочный технологический и информационный продукт для самой наднациональной интернет-компании и для национальной экономики, - вот правильная постановка задачи. А пока не получается ли так, что и здесь мы лишь сырьевая провинция, оплачивающая качественные интернет-услуги не участием в их создании, а той же нефтяной рентой?

И вот наступает новый этап уже не сырьевого, а высокотехнологичного - электроэнергетического, цифрового и информационного - встраивания в мировой рынок. “Ну так ведь мирового, а не российского!” - воскликнете вы и будете совершенно правы. Правда, с учетом того, что рынки фрагментируются. Вернее, глобальный рынок вступил в эпоху расползания по геополитическим швам, и этот процесс все равно дойдет до некоего логического завершения, в котором найдут те или иные свои развязки и сказанное в “Ключах от кризиса”, и записанное в 28 союзных программах и в процитированном нами казахстанском стратегическом плане.

Причем вопрос совершенно не в том, чтобы угадать, как оно там сложится после 2025 или 2035 года, и к этому подстроиться. Дело намного проще, хотя и настолько же сложнее. Будущее формируется в каждый настоящий момент, и вопрос к Казах­стану, его правительству и нацио­нальным элитам: а что такого высокотехнологичного мы сами можем предложить мировому рынку сейчас? Или: насколько мы можем закрепить и расширить свое участие в тех наднацио­нальных проектах, в реализации которых сами нуждаемся и которые будут реализовывать на нашей территории?

Да, требования создания офисов в странах, отличающихся, скажем так, цивилизационно и историко-географически от мет­ропольной основы охвативших ныне почти весь мир интернет-сетей, мало приемлемы для Google или Facebook. Будет жесткое сопротивление, в результате что-то сохранит глобальный охват, а что-то возникнет уже на альтернативной основе для отдельных стран и их объединений. Причем победителями выйдут те, кто создаст наиболее широкую альтернативу для той части мира, в которой работают не опровергающие друг друга ценности.

Мы здесь практически в роли болельщиков на трибуне, потому что на поле только команды первой лиги. Но шанс войти в серьезную игру тоже есть, если правильно сориентироваться насчет той команды, за которую хотелось бы сыграть. И главное, чтобы этой команде мы были нужны на своем месте поля, а не для криков с трибун не в качестве подносчиков мячей.

Поэтому, я вам скажу, вызывающие возмущенное кипение общественности решения насчет проработки АЭС, подключения к разработке платформы казах­станского eGov Сбербанка России и контроля за интернетом, они… нет, пока не будем называть их правильными, но они в правильном направлении. Правильная же их реализация целиком зависит от способности внести в новые наднациональные проекты свой национальный вклад. В одиночку в футбол не сыграешь, будь ты даже умелым дриблером. А чтобы делегировать свое суверенное умение команде, надо этим персональным суверенитетом и игровым умением обладать. Вот в чем штука.

А кипение возмущенных эмоций пополам с растерянностью и недоумением по нынешним временам естественно: не что-нибудь - историческая эпоха меняется!

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее