2298

Посеченная энергетика

У зернопереработчиков и домохозяек есть такое определение - сечка. Этот продукт подешевле, но немного худшего качества. Из рисовой сечки не получится плова, из гречневой сечки хорошую кашу не сваришь. Специально сечку никто не делает, это отходы основного производства. Но мы сейчас не про плов с кашей, а про электроэнергетику, ведь с наступлением сентября и в преддверии зимы такой разговор в самый раз. Так вот нынешнее устройство электроэнергетики Казахстана - это натуральная сечка и есть!

Посеченная энергетика

Возьмем, к примеру, группу компаний АО “Самрук-Энерго”. А это примерно четвертинка всей национальной энергосистемы, в которой есть буквально все, что и в большой энергетике, но набранное по кусочкам. Кусочки, конечно, в основном лакомые. Взять, например, обе Экибастузские ГРЭС-1 и ГРЭС-2, полный набор Шульбинской, Бухтарминской, Усть-Каменогорской, Мойнакской и Шардаринской ГЭС, а также предприятие АлЭС (“Алматинские электрические станции”). В полном наборе также как ТЭЦ, так и ГЭС, включая Капшагайскую. Есть, как и положено, свои распределительные электросети - компания “Алатау Жарык”, своя сбытовая организация “АлматыЭнергоСбыт” и по самой свежей “зеленой” моде свои ветровые и солнечные электростанции. Имеются сервисные и вспомогательные, дочерние и внучатые компании - все, как положено, в громадном энергетическом хозяйстве.

В целом “Самрук-Энерго” располагает 28 процентами установленной мощности всей национальной энергосистемы и дает примерно такой же процент от общей выработки плюс 40 процентов общего объема добычи угля в Казахстане.

Организация, конечно, мощная. Но почему, спросите вы, не все сто процентов? Разве электроэнергетика не является такой естественной монополией, в которой как раз на благо потребителей все стадии - выработка электроэнергии, ее передача по высоковольтным и местным распределительным сетям, как и заключительная функция сбыта, - должны быть сосредоточены в одних руках, притом государственных? Кстати, единственным акционером “Самрук-Энерго” является государственное АО “Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”.

Впрочем, если мы посмотрим на постановление правительства, в котором утверждены списки приватизации до 2025 года, обнаружим, что практически все ценные активы “Самрук-Энерго” выставлены на продажу.

Итак, почему государство имеет всего лишь четвертинку от всей национальной энергетики, и та продается?

Ответ. В свое время государству пришлось подвинуться, чтобы дать возможность образоваться другим таким же “усеченным” маленьким “энергосистемам”, набранным кусочками: какие-то электростанции, какие-то распределительные сети, какие-то “энергосбыты” из посеченной большой энергетики. К примеру, есть у нас частная ЦАТЭК - Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания, которая на масштаб Центральной Азии далеко не тянет, зато имеет свои энергетические кусочки в Петропавловске, Павлодаре, Экибастузе и даже в Нур-Султане.

Есть компания ККС - “Казахстанские коммунальные системы”, которая тоже далеко не казахстанского масштаба, а масштабирована отдельными кусочками в Караганде, Шымкенте, Усть-Каменогорске и Актау.

И есть еще не энергетические, а производственные (нефть, черная и цветная металлургия) компании, имеющие при себе тоже свой малый энергетический набор: собственные электростанции, сети и “энергосбыты”.

Обидно, конечно, что электроэнергетику вот так располосовали, но вы не знаете главного: пока еще государственное АО “Самрук-Энерго” вместе со всеми частными владельцами разобранной на куски национальной энергосистемы - это сплошь образования, как бы находящиеся в стороне от закона!

Доказательства здесь от обратного. Попробуйте найти в тарифных сметах на любую из входящих в перечисленные компании электростанций или сетевых предприятий хотя бы тиынку на содержание управляющих холдингов. Если вам, конечно, кто-то покажет эти сметы, но заранее уверяю: нет там ничего. И не может быть, потому что закон “Об электроэнергетике” выстроен как раз на принципе, противоположном вертикальной интеграции, то есть такой, когда электростанции, сети и “сбыты” находятся в одном хозяйственном ведении и управлении. Такой закон родился еще в те незапамятные времена, когда электроэнергетику в России возглавлял знаменитый Анатолий Чубайс, а у нас Мухтар Аблязов. И был он призван как раз разобрать на кусочки вертикально интегрированную энергетическую систему бывшего СССР и сложить из этой сечки принципиально иную конфигурацию.

Эта конфигурация в задумке представляет собой расположенные в два уровня оптовый и розничный рынки электроэнергии, связанные теми самыми, специально для того и созданными “энергосбытами”. И больше категорически никакой вертикальной интеграции, наоборот, на обоих уровнях сплошная параллельная конкуренция. На оптовом уровне это конкуренция между собой каждой отдельной электростанции, предлагающей свой товар на свободный выбор крупных потребителей или тех самых “энергосбытов”-перекупщиков. А на розничном рынке это конкуренция каждого отдельного “энергосбыта”-перепродавца за свободный выбор нас с вами, покупателей.

Прошло два десятилетия. Реализована ли та рыночная задумка на практике? Да, в каком-то смысле реализована. Но исключительно в нашей манере - имитационной. И оптовый, и розничный рынки электроэнергии - это имитация, ни там ни там нет ни конкуренции, ни свободного выбора. Вернее, есть и конкуренция - закрытая и только между “своими” - за доступ к наиболее выгодным покупкам-продажам, есть и право свободного выбора. Кое-кто свободно может получать энергию по непрозрачным тарифам в разы меньше наших.

В целом же задуманного демонтажа вертикальной интеграции в нацио­нальной энергосистеме Казахстана с превращением ее в двухуровневую рыночную не произошло. Систему элементарно разобрали по кусочкам и разделили между частниками и государственными остатками, сохранив в каждой такой вотчине вертикальную, хотя теперь тоже уже разобранную на региональные фрагменты интеграцию.

В результате разделили и рынки: оптовый рынок - это россыпь имитаций в каждой отдельной вертикально интегрированной корпорации со сбросом на розничный уровень наиболее дорогих остатков. Недаром в каждом регионе при опутанной проводами стране творится собственная тарифная чехарда.

А специально созданное под рыночный закон государственное АО “КОРЭМ” - Казахстанский оптовый рынок элект­рической энергии и мощности - элементарно выдавлено из оптового распределения электроэнергии (объемом эдак в полтора триллиона тенге ежегодно) и пробавляется побочными заработками.

Мало того что “Самрук-Энерго” своим существованием опровергает закон “Об электроэнергетике”, так то же предприятие АлЭС в его составе игнорирует не только отраслевое, но и антимонопольное законодательство. Ведь это есть запретная совокупность сразу трех отдельных ТЭЦ и нескольких ГЭС, включая Капшагайскую, и под общим тарифом!

В Плане нации “Сто шагов” предусмотрен перевод электроэнергетики на систему единого закупщика. Это ликвидировало бы большую часть проблем. Но и здесь правильный ход заблокирован. Спрашивается: можно ли в такой ситуации заставить энергетику служить экономике и населению?

Пётр СВОИК, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее