1566

Балансировка на грани

Национальный банк опубликовал данные внешнего платежного баланса за первое полугодие, ниже мы его разберем по цифрам. Но сначала скажем, почему ВЭД (внешне­экономическая деятельность) так важна для Казахстана. Нет, вы, конечно, не хуже обозревателя “Времени” знаете, что в нашей экспортно-сырьевой экономике физические объемы этого самого экспорта вместе с мировыми ценами на нефть и металлы определяют едва ли не все. И вообще, вряд ли найдешь читателя, который в наше рыночное время не знал бы элементарных законов современного рынка. Тем не менее вы, извините, пока не знаете самого главного. Сообщаю: универсального рынка не существует!

Балансировка на грани

Нет, все те универсальные правила и закономерности, описанные в рыночных учебниках и добротно выученные некоторыми болашаковцами, верны и необходимы для запоминания и понимания. Но применимы они к любой реальной экономике лишь в той мере, в какой эта экономика соответствует некоему рыночному идеалу. Достижим ли такой идеал хотя бы где-то - вопрос философский. Нам же сейчас необходимо понимание, чем же казахстанская экономика отличается от классической рыночной и какие необходимые действия из этого вытекают. Полный перечень занял бы пару газетных выпусков. Укажем самое главное, относящееся к ВЭД: вся внутренняя экономика Казахстана подлажена под внешнеэкономический, а если прямо сказать, под вывозной интерес.

Вследствие этого в казахстанской экономике нет, например… национального кредита. Нет как такового, как у слепого нет зрения, а у безрукого рук. Поясняю с опорой на имеющиеся у каждого элементарные знания о рыночном кредите. Первоначально его создает банк первого в этой экономике уровня, а банки второго уровня распределяют по экономике. Так вот, Национальный банк Республики Казахстан кредитную эмиссию для коммерческих банков не осуществляет в принципе. Зато осуществляет так называемую обменную эмиссию, выступая замыкающим игроком на валютной бирже. Наш тенге - это казахский доллар, поэтому наша экономика не может существовать без внешних заимствований, и поэтому правительство так молится на иностранные инвестиции. Что касается так называемых кредитов казахстанских коммерческих банков, это не предоставление свежих ресурсов для экономического развития, а перекупки-перепродажи побывавшего в употреблении денежного товара удушающей стоимости.

Вот почему так важно состояние внешнего платежного баланса. Если итоговое сальдо положительно, валютный избыток транслируется и во внутреннюю экономику, все более-менее тоже растет, вспомним тучные годы. А если сальдо текущего счета в минусе, обслуживаемая в тенге внутренняя экономика скукоживается, и у финансовых властей только два выхода: устраивать очередную девальвацию национальной валюты или искать дополнительные иностранные инвестиции и новые займы с соответствующим последующим ростом выводимых доходов.

На базе этого понимания давайте разберем данные, которые мы собрали по результатам полугодий наиболее характерных лет предыдущего десятилетия (см. таблицу).

2010 год - это внушающий оптимизм выход из мирового кризиса, спад нефтяных цен преодолен, они даже выше докризисных. 2012-й - вообще лучший в нашей истории. Именно по его результатам было объявлено о досрочном выполнении программы “Казах­стан-2030” и вы­двинута стратегия “Казахстан-2050”. Но уже на следующий год (как реакция на Таможенный и Евразийский экономический союзы) грянул украинский Майдан со всеми последствиями, в результате первая половина ­2015-го для нас была самая драматическая. Отсюда августовская догоняющая обесцененный рубль девальвация тенге, и к 2018-му доковидному мы имели некоторое улучшение внешнеэкономических показателей, хотя сальдо все равно в минусе.

На таком фоне результаты нынешнего полугодия - это откат по экспорту-импорту куда-то дальше 2010-го, при том, что тогда баланс был крупноположительным, ныне тревожно отрицательный. До того самого переломного 2012 года при положительном платежном балансе еще и наполнялся Национальный фонд, а с 2013-го Нацфонд вдобавок к отрицательному балансу еще и активно расходовался. И вообще, мы в лучшем случае топчемся на месте, что в экономической теории квалифицируется не иначе как кризис.

На что стоит особо обратить внимание, так это на уверенно сформировавшееся еще в прошлом десятилетии крупноотрицательное сальдо доходов от инвестиций и кредитов. Подчеркнем: это не просто выводимые из Казахстана внешними инвесторами и кредиторами их доходные проценты, а за минусом аналогичных доходов от казахстанских инвестиций и займов за рубеж, включая передачу в иностранное управление накоплений ЕНПФ, золотовалютные резервы Нацио­нального банка и активы Национального фонда. Иметь в чистом минусе ежегодно уводимые как минимум десять миллиардов долларов - на такое никакой выручки от экспортируемого сырья не напасешься…

Нет, иностранные инвесторы и заимодавцы отнюдь не хищники (в них чувствуется даже что-то родное). И если проследить по годам, то видно, как вывоз доходов чутко реагирует на ситуацию с экспортом: тоже снижается, если ситуация не очень. Под банкротство нас такое внешнее кредитование-инвестирование не подведет, но и подняться не даст. И без изменения таких продиктованных извне правил это уже навсегда, точнее, на сколько-то еще лет, пока есть еще что забирать из Национального фонда. Вот только, боюсь, глядя на стремительно накапливающийся внутри и вокруг нас во всем глобальном мире фазовый переход, запаса лет впереди у нас немного.

И под завязку наших рассуждений, нагнав столько жути, пора бы предложить что-то конкретное, что надо делать. Повторим: пора брать под национальный контроль ВЭД в той мере, в которой это обеспечит появление кредитных и инвестиционных ресурсов для внутреннего развития.

Хорошо бы начать, например, интеллигентный разговор с нашими любимыми сырьевыми добытчиками, ориентирующимися на зарубежное инвестирование, на предмет не вывоза, а реинвестирования доходов внутри страны. И не в сырьевую добычу, а в импортозамещение и, конечно, в создание современных агрокомплексов.

А вообще, надо создавать национальный кредит и инвестиции прежде всего в сельское хозяйство. Чем и должен заняться Национальный банк прямо по классическим рыночным учебникам. И по той же рыночной классике, чтобы кредитно-инвестиционный печатный станок работал бы на развитие, а не на инфляцию, тоже нужен национальный контроль над ВЭД.

Озадачилось бы правительство недопущением перехода платежного баланса в отрицательные значения, сразу появились бы и способы решения этой задачи, включая прекращение плавания национальной валюты, само собой.

Одним словом, пора нации - правительству, депутатам, экспертному и журналистскому сообществу, всем неравнодушным гражданам - начать вместе думать судьбоносную мысль, как взять национальную экономику в собственные умелые руки.

Ведь в классическом понимании для всех экономик верно только одно - счет платежного баланса все равно что градусник для человека: если столбик давно ниже нуля, пора ставить диагноз и лечить.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее