1320

Где почётный, там и рабочий

В конце мая Нурсултан НАЗАРБАЕВ может быть избран почетным председателем ЕАЭС

Где почётный,  там и рабочий

В начале мая в Ереване прошло очередное заседание Евразийского межправительственного совета. От Казахстана в нем участвовал премьер-министр Аскар МАМИН. Из сказанного им мы бы выделили такие слова: “Базовым условием для нас в развитии евразийской экономической интеграции до 2025 года является наличие экономической составляющей”. В смысле, базовое условие на следующие пять лет - это отсутствие политической составляющей. Что в устах главы правительства, отвечающего за экономическую политику, звучит вполне логично.

А в конце мая уже в городе Нур-Султане состоится заседание Высшего евразийского экономического совета. На котором Казахстан будет представлять, конечно, президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ. А в качестве главного события мы бы заранее выделили ожидаемое избрание первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева почетным председателем Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Что, несомненно, добавляет евразийской интеграции как раз политическую составляющую.

Вот в вилке этих двух событий давайте и поразмышляем о том, что ныне происходит в ЕАЭС и каковы перспективы этого объединения.

Премьерам, надо сказать, задачи достались многочисленные - на повестке дня целых 13 вопросов, и все по большей части насчет поддержания темпов экономического взаимодействия и устранения все время возникающих барьеров. Эдакий бег на месте, если не вообще назад.

Достаточно сказать, что в 2012 году, когда было создано единое экономическое пространство, экспорт Казахстана в Россию измерялся величиной 6,7 млрд в долларах, импорт из России - 16,7 млрд. А по итогам 2018 года эти показатели, хотя и подрастали последнюю пару лет, составили лишь $5,2 по экспорту и $12,4 млрд по импорту.

Или вот еще красноречивые цифры, обнародованные в Ереване: за прошедший год объемы взаимной торговли в ЕАЭС выросли на 9,2%, это хорошо. Но в целом внешняя торговля участников в том благополучном по мировым сырьевым ценам году выросла в два раза больше - на 18,8%.

А что касается то и дело воздвигаемых санврачами и техническими надзорами барьеров, то до Таможенного союза было проще. Торговля и до того была беспошлинной, но таможни на границах позволяли пресекать любые нежелательные поставки без необходимости обряжать это в поиски какой-нибудь кишечной палочки или нарушений техрегламентов.

Ради чего же тогда продвигается экономическая интеграция, фактически нам ничего не добавляющая?

Да, на успевшие за прошедшие после развала СССР два десятилетия как-то приспособиться-устояться торговые связи между бывшими братскими республиками ни Таможенный союз, ни ЕАЭС особо не повлияли. Торговый формат существовал и до евразийского экономического пространства, сам же ЕАЭС за торговый формат также не выходит, в экономическом аспекте принципиально нового не добавилось. Тем более что бывшие союзные экономики за предшествующие двадцать лет успели растопыриться в разные стороны, торговля между членами ЕАЭС ни для кого из них не является единственной и определяющей.

Политический аспект - да, тот имел глобальный и даже шокирующий эффект. Тот же Майдан в Киеве, доведенный до кровавого переворота, - это прямое следствие ТС и ЕАЭС. А такие шоки требуют времени, чтобы их переварить и двигаться дальше.

Дальше - куда?

Давайте поймем, что в современном мире все главные образующие государственного суверенитета приобрели… надгосударственный характер. Формально суверенных государств - членов ООН под две сотни, а сколько в мире кредитно-финансовых, производственно-торговых, научно-образовательных, военно-оборонительных, культурно-информационных систем, обладающих хотя бы относительной самодостаточностью? Если брать системы первого уровня, обеспечивающие всем входящим в них субъектам глобальную конкурентоспособность или хотя бы национальное самосохранение-выживаемость, то таковых от одной-трех и до пяти-семи, не более.

Для каждой из таких систем есть базовое государство-метрополия, есть исторически спаянные с ним государства-партнеры и есть более или менее втянутые в их орбиты государства-спутники. Включая и многовекторно ориентированные (ни на что не намекаю - просто описываю!) сразу на несколько метрополий.

Причем это надгосударственное современное мироустройство - матрешечного типа. Главная, пока держащая все остальное внутри себя оболочка - это долларовая глобализация, как раз находящаяся в системном кризисе. Чему есть прямое свидетельство - яростно крушащий глобальные конструкции президент США Дональд ТРАМП.

Соответственно, сутью переживаемого сейчас глобального политического момента является ожидание-приспособление к тому времени, когда общая долларовая кожа начнет сползать разом или частями и нашим собственным внутренним органам, нетренированным, атрофированным или вовсе отсутствующим, придется брать на себя все внешние жизнеобеспечивающие функции. Если без аллегорий, то прежде всего функцию не в долларах и не в юанях, не иностранного, а национального инвестирования общего евразийского развития.

Надо ли объяснять, что такое общее развитие не­осуществимо ни одним из суверенных участников ЕАЭС по отдельности и возможно только в рамках общего союза? Что требует соблюдения двух условий.

Во-первых, политическое уст­ройство каждого государства-участника должно быть надежно устойчивым до такой степени, при которой этот суверен сможет смело делегировать на союзный уровень часть своей компетенции, не опасаясь стать объектом манипуляций.

Во-вторых, эта союзная компетенция, разумеется, должна иметь полновесный современный формат, включая представительные органы, формулирующие общие правила-законы и формирующие исполнительные органы. Начиная с поста руководителя Евразийского союза, задающего этому объединению должную субъектность. Иначе получается странно: последние десять лет глобальный мир взбудоражен - кто-то обнадежен, кто-то встревожен перспективой формирования нового Евразийского союза, а его… нет. Есть главы государств-участников, каждый из которых представляет свое государство, но никто - их союз. Есть межправкомиссия, собирающая премьеров, есть экономическая комиссия с “союзными министрами”, но вот представительства Евразийского экономического союза как такового нет вообще.

И вот теперь у такого важного субъекта геополитики, как ЕАЭС, появляется почетный председатель. Применительно к Нурсултану Назарбаеву приставка “почетный” - в самый раз, тут никто не возразит, но ключевое слово - “председатель”, и теперь евразийские события потихоньку начнут вращаться вокруг этого центра.

А где почетный, там и рабочий. До появления общей валюты и инвестиционной политики еще далеко, но тут важно движение, а персонификация председательствования в ЕАЭС - решающе важный шаг. Сейчас наблюдатели гадают, удастся ли России втянуть в себя Беларусь и как долго актер-президент Украины Владимир ЗЕЛЕНСКИЙ продержится против паспортизации Донбасса и нефтеугольного эмбарго. Между тем евразийский формат позволяет решать вопросы проще и эффективнее через признаваемое участниками второе - евразийское - гражданство, например.

Короче, давайте дождемся избрания, а потом, вот увидите, дождемся и интересных инициатив.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира Кадырбаевa, Алматы

Поделиться
Класснуть