1874

Пойти по миру или в ЕАЭС

Что станет толчком для прорыва казахстанского экспорта на новые рынки?

Пойти  по миру или в ЕАЭС
Фото: prosobstvennost.ru

На заседании правительства на прошлой неделе рассмотрены вопросы продвижения несырьевого экспорта и ход реализации национальной экспортной стратегии. А чтобы не пересказывать доклады министров национальной экономики, индустрии и инфраструктурного развития, сельского хозяйства, руководителя холдинга “Байтерек” и министра иностранных дел, один другого оптимистичнее, выделим сразу главное. И это главное, разумеется, прозвучало в устах премьера Аскара МАМИНА: “Развитие экспортного потенциала страны является стратегически важным фактором обеспечения качественного роста экономики”.

Утверждение, согласитесь, бесспорное, вроде того, что река Ак Жайык впадает в Каспийское море. А я и не собираюсь спорить, отважусь только на дурацкий вопрос: а почему, собственно, опора на экспорт, а не на себя? И сам же попытаюсь найти ответ в Национальной экспортной стратегии - той самой, которую исполняет правительство. Документ свежий, чуть старше самого правительства, утвержден в августе 2017-го в расчете на 2018-2022 годы. Но и в нем, знаете ли, тоже не сказано, чем так важна для Казахстана работа именно на заграницу. Наверное, всем (кроме меня) это и так ясно. А ввиду такой полной ясности в стратегии поставлена задача расширения заграничного плацдарма за счет диверсификации рынков сбыта, роста несырьевого экспорта и расширения экспортной корзины.

Насчет диверсификации рынков все четко: чтобы не обрушивать нашу экспортную экспансию сразу на весь мир, заграница разбита на страны приоритетного экспорт­ного интереса - Китай и Россию, страны высокого экспортного интереса - Беларусь, Индию, Иран, Кыргызстан, Турцию, Узбекистан и Украину, умеренного интереса - Азербайджан, Армению, Афганистан, Грузию, Латвию, Монголию, Нидерланды, Польшу, Таджикистан и Туркменистан. И еще есть список представляющих интерес в долгосрочной перспективе: Великобритания, Германия, Италия, Финляндия, Франция, Швейцария, Южная Корея и Япония. США ни в одной из категорий не значатся, получается, совсем бесперспективная для нас страна.

И еще в стратегии прямым текстом сформулированы возросшие сложности и преграды перед стратегическим курсом нашего правительства на завоевание заграничных жизненных пространств: это завершение глобального сырьевого суперцикла, повсеместное внедрение технологических инноваций, усиление тренда на протекционизм и борьба между крупнейшими странами за выстраивание региональных торговых зон.

Да, вполне отражающая правду жизни констатация, тем более есть вопрос: если мировые политические и технологические гиганты все яростнее теснят друг друга на неуклонно разделяющемся торговом пространстве, то с каким таким самобытным товаром мы прошмыгнем на рынки Латвии и Монголии, Финляндии и Японии, Швейцарии и Афганистана?

Правительство знает ответ: за счет несырьевого экспорта, точнее, обработанных промежуточных товаров. Но это, извините, продукция из черных металлов, меди, цинка, алюминия и изделия из них, топливо и нефтепродукты, драгоценные металлы и продукция мукомольно-крупяной промышленности - строго по классификации стратегии. И чем это отличается просто от сырья?

Допустим, установка на увеличение несырьевого экспорта к 2025 году в два раза будет выполнена. На какие новые высоты это выведет казахстанскую экономику?

Посмотрите внимательно на график: все наши будущие достижения - они в прошлом.

Прошлый 2018 год мы закончили с показателем ВВП $171 млрд, это больше достигнутого в 2010-м (148 млрд), но недотягивает до результата 2011-го ($192 млрд). По экспорту прошлый год вывел нас на $61 млрд, и это уровень 2010 года (60 млрд). Точно так же и импорт 2018-го - $33 млрд, это повторение планки 2010 года (31 млрд).

В этом году правительство будет сражаться за прирост ВВП между тремя-четырьмя процентами, успех подтянет нас к 2011 году, а далеко впереди зияющие высоты пятилетней давности: в 2013-м ВВП достигал $237 млрд, экспорт - $85 млрд и импорт - $49 млрд.

Пора бы задуматься: что это за внешнеэкономическая модель такая, постоянно отбрасывающая Казахстан назад? Подсказку дает сама стратегия, подмечающая, что даже когда из-за спада сырьевых цен наш экспорт обрушивался, его доля в ВВП оставалась большей, чем у развитых и многих развивающихся государств. Да, работа на заграницу загружает от половины до как минимум трети наших производственных мощностей, а с учетом обслуживающих экспорт транспорта, энергетики, строительства и торговли это до трех четвертей всего национального продукта. Можно сказать, что экономика Казахстана производит в основном то, что страна не потребляет.

То же можно сказать и про импорт, изгибы которого аккуратно следуют за подъемами-спадами ВВП и экспорта. И все потому, что примерно три четверти импорта - это вовсе не наполнение наших магазинов и базаров заграничной бытовой техникой, одеждой и продовольствием. Это обеспечение того же сырьевого (вместе с несырьевым) экспорта. Опять можно сказать, что страна потребляет в основном то, что ее экономика не производит.

Схема, можно сказать, идеальная: Казахстан является поставщиком природного сырья (включая промежуточно обработанное) на многообразные внешние рынки и покупателем готовой продукции - тоже с разнообразных внешних рынков. Идеальная с точки зрения максимизации внешней прибыли и минимизации интересов тех, кто заключен внутри такой модели и не причастен к щедрому экспортно-импортному профиту.

Критикуешь - предлагай, скажете вы, и я предложу. Целых два пункта.

Во-первых, необходимо уяс­нить, что на чужих рынках счастья не купишь. Сырье продолжат покупать причмокивая, но ничего более технологичного, чем первично обработанное, если даже нам удастся создать такое, не пропустят. Тупо не пустят - и все. За чужие рынки можно и нужно бороться, но здесь работает не экономический, а геополитический потенциал: в одиночку не пробиться.

Отсюда пункт второй: развитие надо опирать не на внешние рынки, а на собственный. Вы скажете: рынок Казахстана мал и не сориентирован на промышленный потенциал, созданный еще в годы СССР. Да, это так. Значит, нужна стратегия организации такого собственного рынка, который мог бы вобрать в себя основной производственный потенциал и, опираясь на общую мощь, упруго взаимодействовать с рынками внешними.

Прямым текстом - это Евразийский экономический союз, членов и кандидатов в который правительство аккуратно растворило в общем списке внешнеэкономических партнеров. Да, ныне ЕАЭС в недоделанном виде топчется на месте - участники упорно держатся за свои суверенитеты. Ну что ж, независимость, она дорогого стоит, и именно поэтому нужен серьезный толчок вперед!

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть