3411

Непростая экономика простых вещей

Чем активнее правительство вкладывается в развитие собственных производств, тем очевиднее необходимость пересмотра экономической модели

Непростая экономика простых вещей

В наше все более усложняющееся время глава государства не раз говорил об “экономике простых вещей”, направленной на такой главный приоритет, как повышение благосостояния казахстанцев. И правительство начинает шевелиться: премьер-министр Бакытжан САГИНТАЕВ провел совещание по развитию обрабатывающей промышленности и несырьевого сектора, на котором Министерством национальной экономики было доложено, что планируется производство порядка 120 продуктов питания и 250 промышленных товаров, ежедневно используемых казахстанцами.

А до этого на расширенном заседании под руководством самого президента много говорилось о том же, но с особым акцентом на развитие агрокомплекса.
Причем министры не трусили, а смело докладывали о выполнении и перевыполнении заданий.
Так, глава государства напомнил заместителю премьер-министра, министру сельского хозяйства Умурзаку ШУКЕЕВУ о поручении построить в Астане суперзавод по производству колбасы, на что тот ответил: “В этом году мы запустим”. И добавил, что еще один будет в Таразе, другой - в Павлодаре. А еще один мощный завод по переработке зерна в комбикорм будет в Костанае.
“По сахару нам надо два завода, построим”, - доложил Шукеев. И сразу отчитался по молоку: мощность заводов уже увеличили, теперь надо подтянуть производство сырья еще на миллион тонн плюсом к производимым в личных подсобных хозяйствах 5,5 млн тонн. И тоже будет все отечественное.
Не отстают, кстати сказать, и дипломаты, которых президент жестко озадачил привлекать иностранные инвестиции. Нет, заводов они не строят да и новую инвестиционную волну пока не гонят, зато сами мощно одеваются в отечественное. Что, по всей видимости, не сможет не впечатлить и иностранных инвесторов. Так, официальный представитель МИД Айбек СМАДИЯРОВ сообщил, что составляется каталог казах­станских фирм, в которых могут одеваться сотрудники внешнеполитического ведомства, а он уже посетил одну такую и приобрел себе костюм по сезонным скидкам.
Все это замечательно, но накапливается эдакая логическая пауза, перетекающая в недоуменный вопрос: а почему министры в одиночку колготятся над созданием рынка казахстанских товаров?
Почему присутствующий на совещании представитель НПП “Атамекен” не поднялся и не сказал правительству: поберегите свои силы и бюджеты, господа! Пусть господдержка идет на образование, здравоохранение, на новую форму полицейским, в конце концов. А развитие национального производства - это забота Национальной палаты предпринимателей, нас для этого и создали, вы только не мешайте, мы все сами запланируем, организуем и запустим.
Почему председатель Нацио­нального банка не поднялся следом и не сказал: правильно! Сколько можно кормить банковскую систему триллионами государственных денег и пенсионных накоплений?! Достаточно! Отныне банки готовы кредитовать любое необходимое стране местное производство, обращайтесь - всем хватит длинных и дешевых денег.
Понимаю, звучит издевательски.
Но почему, в самом деле, такие совещания не проводят ни ТРАМП, ни МАКРОН с МЕРКЕЛЬ, у нас же колбас­ные, молочные и обувные производства могут создаваться только под непосредственным государственным руководством.
Я не трус, но прямо сказать боюсь. Отделаюсь таким выдуманным примером - про армию. Представьте, время мирное, но армия ведет боевые действия - отражает партизанские наскоки. То эшелон на другую ветку уведен, то дорога перерезана, то даже склад с оружием захвачен. Откуда эти не­истребимые партизаны? Так из самой же армии, это она сама против себя и устраивает вылазки. Дело в том, что армия, хотя в ней исключительно местные уроженцы, она немножко… оккупационная. В смысле охраняет интересы иностранных пользователей местными богатствами. И весь распорядок такой армии, все уставы полевой, гарнизонной и караульной службы нацелены на охрану мест, где сырье добывается, и коридоров на границе, по которым оно вместе с финансовыми потоками беспрепятственно выводится.
Хотя и о не совсем чужом для него населении армейскому командованию тоже приходится заботиться. Вот оно и организует внутри себя же эдакие партизанские рейды.
Но вот что не побоюсь сказать прямо: сначала - экономика, потом - политика. А наша экономическая модель со встроенной в нее обслуживающей политикой правительства, она совершенно откровенно вывозная. Речь не только о том, что едва ли не все экспортно-сырьевые комплекты многовекторно закреплены за транснациональными компаниями всех основных мировых игроков. Вывозная модель - это именно комплекс увязанного между собой законодательства, практики и крепко вбитых в руководящие головы “рыночных” представлений.
Например, Национальный банк с банками второго уровня - это четко выстроенная инфраструктура для сопровождения внешнего финансирования казахстанской экономики с автоматическим блокированием через неподъемные процентные ставки кредитования внутренних производителей. Заодно с подавлением - через тот же неподъемный процент - внутреннего потребления.
Поэтому любой необходимый стране несырьевой проект правительству приходится проталкивать буквально в противоход механизмам как бы свободного, а на самом деле вывозного рынка. Да, государственное финансирование в виде дотаций на понижение кредитного процента или даже прямое инвестирование идет через банки. Но стоит государству ослабить вливания и понадеяться на коммерческий кредит, как такой кредит задушит все вокруг себя и задохнется сам.
Другая иллюстрация.
По технологии и по идеологии вывозной модели причитающаяся государству часть экспортно-сырьевой выручки непосредственно на экономическое развитие не используется, а складируется в Национальном фонде. На словах - для будущих поколений, на деле - для возвращения в метропольные экономики, то есть фактически для кредитования закупок того же сырья. Представим, что усилия правительства по созданию колбасных, молочных заводов и швейных фабрик дадут блестящий результат, стране не придется больше тратить валюту на импорт этих товаров. Что мы будем иметь в итоге? Если не менять модель, то мы будем иметь профицит валюты, который правительство… опять отправит в заграничные запасы Нацфонда.
Короче, как никакому партизанскому движению не одолеть регулярную армию, так и правительству не наладить “экономику простых вещей без пересмотра вывозной” модели. То, что Минсельхоз взялся за превращение сельского хозяйства в современную индустриальную экспортно ориентиро­ванную отрасль, можно только приветствовать - селу категорически необходима господдержка. Но стране нужны не государственные колбасно-молочно-швейные заводы, а государственный план перехода от вывозной к работающей на благосостояние казахстанцев экономике.
И никому не надо ничего объ­яснять, это же простые вещи.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть