10170

Амиржан КОСАНОВ: Я глубоко разочарован в Туякбае...

20 марта 2013 года - день, когда “объединенная” оппозиция раскололась де-факто. В ту среду, накануне Наурыза, Амиржана КОСАНОВА не пустили на съезд ОСДП. Лидер cоциал-демократов Жармахан ТУЯКБАЙ уже высказался об этом на наших страницах (см. “Мы не жаждем крови”, “Время” от 28.3.2013 г.). Теперь мы решили предоставить слово его оппоненту.

- Амиржан, что произошло? Почему вас не пустили на съезд?
- Я 15 лет нахожусь в оппозиции и всегда выступал за реальное организационное единство казахстанской оппозиции, сам участвовал в ряде таких инициатив. Считал и считаю, что неспособность объединиться дискредитирует нас в глазах общества и подрывает авторитет оппозиции, приводит к ослаб­лению всех демократических сил. О моей позиции было известно инициаторам “политического кидалова” 20 марта. Возможно, они и решили меня не пускать на съезд, чтобы делегаты съезда не услышали мою позицию.

- Что вы планировали сказать с трибуны съезда?
- О единстве как раз и хотел сказать! Также хотел высказать ряд соображений по обновлению партии. Если мы требуем обновления от власти, то почему сами не желаем обновляться?! После парламентских выборов в партии начался период застоя, она не проявляла активности. Партия официально не вошла в состав двух важнейших образований - общественной независимой комиссии по расследованию событий в Жанаозене и оргкомитета по проведению референдума! Из-за разногласий по поводу будущего объединенной ОСДП “Азат” в партии сложились некоторые нездоровые тенденции: вождизм, групповщина, мелкие и недостойные любого уважающего себя человека интриги.

- Жармахан Туякбай обвиняет вас в том, что вы не участвовали в работе объединенной партии. Что вы можете возразить?
- Для начала пусть скажет, кто первым съехал из общего офиса, забрав своих приближенных. Это был первый конкретный шаг по расколу единой партии!
В последний раз я встречался - по своей инициативе - с Туякбаем в августе. После этого, несмотря на мои попытки встретиться и обсудить текущие партийные вопросы, не видел его. Но несмотря на отказ от контактов со мной со стороны Туякбая, я весь этот период работал в интересах партии: вошел в вышеназванные комиссию и орг­комитет и на вопрос, есть ли в составе этих органов представители ОСДП, уверенно отвечал: “Да!”. Как профессиональный журналист весь этот год пропагандировал идеи ОСДП, выражал позицию по актуальным проблемам жизни общества. Так что меня трудно обвинить, что я не участвовал в работе объединенной партии!

- Как вы оцениваете поведение Туякбая?
- Знаете, не хотел публично обсуждать свое отношение к человеку, с которым вместе создавал ОСДП, прошел ряд выборных кампаний. Но мне кажется, что мое нежелание выносить сор из избы многие мои оппоненты принимают за отсутствие у меня аргументов. До 20 марта, когда меня демонстративно не пустили на съезд, я избегал любых комментариев на эту тему, дабы не навредить единству. Сейчас скажу: я глубоко разочарован в Туякбае как в человеке и политике, способном консолидировать партию и демократические силы в целом! Хочу сказать, что у меня с ним были достаточно близкие соратнические отношения, и до 20 марта я старался их сохранить. Я всегда поддерживал его начиная со времени его выдвижения кандидатом в президенты. Но ситуация с объединением показала, что личные амбиции и интересы иногда мешают реализации общедемократических задач...

- Говорили ли вы с Булатом АБИЛОВЫМ после того, как не попали на съезд?
- Мы обсуждали с ним эти и другие вопросы. Думаю, что он может сам прокомментировать ситуацию. Уверен, что все мы, кто до последнего времени руководил ОСДП “Азат” - два сопредседателя и я, генсек, - несем персональную ответственность за то, что объединение не состоялось! Лично я признаю свою вину и приношу извинения десяткам тысяч партийцев, которые в 2009 году поверили в наши заявления о единстве навсегда.

- Вас упрекают в попытке захвата власти в партии, стремлении единолично ее возглавить...
- Мне не нравится ваша терминология (смеется). В демократической организации не должно быть таких действий, как “захват власти” и “попытка единолично возглавить”. Все должно решаться путем открытого обсуждения, соблюдения права каждого члена партии на свое мнение, в том числе и на выдвижение на какой-нибудь пост в партии. Нельзя же считать общественную организацию чьей-то личной вотчиной! Возможно, кто-то испугался, что я могу выдвинуть свою кандидатуру. Но, честное слово, у меня таких планов не было. Никаких интриг не вел, козней не строил. Во имя единства оппозиционных сил я все эти годы ставил интересы общего дела выше своих личных амбиций.

- Как вы думаете, почему Петр СВОИК остался с Туякбаем?
- Задайте этот вопрос ему... Я видел Петра Своика у входа в здание, где проходил съезд. Попросил его оказать содействие, чтобы меня пропустили. Но он прошел мимо.  При распределении ключевых постов в новой-старой ОСДП не присутствовал. Считаю, такой метод тоже недемократичным: не узкая группа, а широкий партийный актив должен решать такие вопросы... Моя просьба: давайте прекратим обсуждение конкретных персон. Во-первых, мне тяжело давать такую оценку вчерашним соратникам. Во-вторых, это просто неправильно: в стране столько нерешенных и требующих участия оппозиции проблем, а мы будем обсуждать друг друга. Считаю это политически неверным!

- Насколько я понимаю, теперь партия “Азат” будет существовать отдельно от ОСДП. Чем она займется?
- Знаете, самое интересное заключается в том, что, борясь за права членов партии “Азат”, я сам не являюсь азатовцем! Судьбу этой партии должны решать ее активисты.

- Как вы в целом оцениваете партийное поле Казахстана? Возможна и ожидается ли его перекройка?
- У нас интересная ситуация на партийном поле. Во-первых, по закону именно партии формируют парламент, и, естественно, партии стали востребованными по сравнению с прошлыми временами, когда депутаты избирались по одномандатным округам. Во-вторых, власть окончательно подмяла под себя квазиоппозицию. Думаю, что многие, кто метит на высокие посты после смены верховной власти, тоже могут использовать партийный ресурс в своих корыстных, узкогрупповых целях...

- “Протестные настроения в обществе затухают”. Согласны ли вы с этим утверждением?
- Протестные настроения в обществе были и есть. Я на вашем месте говорил бы не столько о степени их роста или затухания, сколько об изменении форм и о проявлении протеста. Кстати, на это влияет именно отсутствие реального единства демократических сил. Но в политике вакуума не бывает: смотрите, как идет публичная активизация гражданского общества по многим темам и проблемам. Это вопросы референдума (кстати, он инициирован не отдельной партией, а целым рядом общественных организаций), такие как сохранение государственного суверенитета, введение выборности акимов всех уровней, возвращение государству бывших гигантов народного хозяйства и строительство АЭС. Возникают и реальные протестные движения, которые пока еще не ассоциируются с политической оппозицией: это акции против “обрезания” декретных и намерение власти повысить возраст выхода женщин на пенсию. Сокращение социальной роли государства, наблюдаемое в последние годы, разве это не повод для недовольства граждан? Ежедневные проявления коррупции - также мощный катализатор протестных настроений, особенно на местах. Сильное протестное поле создается на так и не “распаханной” властью ниве экстремизма и терроризма. И последнее. Не надо думать, что решение возникающих в стране проблем дело рук только власти. Само общество в состоянии точно диагностировать болезни страны и эффективно лечить их! Жаль, что у власти, претендующей на роль “главного врача”, не хватает эффективных лекарств, и прежде всего политической воли. Это сегодня основная проблема Казахстана.

Мадина АИМБЕТОВА, Алматы, e-mail: aimbetova@time.kz, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть

Свежее