9307

Петр СВОИК, экономист: У нашего правительства денег нет, но оно боится признаться в этом даже самому себе

В Казахстане снова наступил экономический кризис. Все непопулярные действия правительства последнего времени прямо указывают на это. Так считает экономист Петр СВОИК (на снимке), который дал эксклюзивное интервью газете “Время”.

- В стране кризис - это одно­значно вытекает из действий правительства последнего времени, - рассуждает Петр Владимирович. - Просто об этом вслух не говорится. Вот, например, чем объяснить странную инициативу председателя Нацбанка МАРЧЕНКО о повышении пенсионного возраста женщин? Чем объяснить недавнее решение об урезании декретных выплат? Чем объяснить достаточно неожиданную новость о том, что все пенсионные фонды будут объединять и огосударствлять? Чем объяснить то, что еще в 2009 году правительство сознательно утвердило ежегодный рост тарифов на электроэнергию до 2015 года, и этот рост в 1,5 раза превышает запланированный уровень инфляции? Чем, в конце концов, можно объяснить то, что в послании “Казахстан-2050” и в прикрепленном к нему плане действий есть целый ряд откровенно революционных пунктов? Например, правительству поручено в кратчайшие сроки разработать новую концепцию бюджетной политики. Там же сказано: разработать “принципиально новую концепцию денежно-кредитной политики”. И таких пунктов там достаточно много.
И еще. От года к году в посланиях президента присутствует традиционный блок - социальный пакет. Глава государства объявляет, на сколько повысятся пенсии и зарплаты госслужащих. Так вот, в последнее время таких объявлений стало гораздо меньше. Те же пенсии - да и зарплаты - растут существенно медленнее, чем в прошлые годы.

- Я бы добавил еще одну инициативу правительства - заставить армию коммерсантов принимать платежи от населения банковскими картами. Бе­зусловно, это сделано для того, чтобы вывести бизнес из тени и получить больше налогов.
- Да. В общем, все это - доказательства финансового кризиса. У правительства просто нет денег. Помните, раньше, в тучные годы, головной болью исполнительной власти был профицитный бюджет и вечное его недоосвоение? Акимам за это постоянно доставалось. В последнее же время бюджет остро дефицитен.

- Но почему? Цены на сырье - нефть и металлы - достаточно высоки...
- Да, в этом смысле 2012 год ничем не отличается от благополучного 2006 года. И бюджет пилят примерно так же. Что же произошло?
Дело в том, что раньше экономику активно насыщали кредитами коммерческие банки, а сейчас - нет. Если в тучные годы кредитная масса ежегодно росла на 65 процентов, то теперь банки почти не кредитуют экономику. И доля так называемых плохих кредитов сейчас недопустимо велика. Даже по официальной отчетности Нацбанка их гораздо больше трети от общего объема займов. А по оценкам экспертов - 71 процент!
Почему это случилось? Потому что банки кредитовали экономику под совершенно невероятные проценты! Даже сейчас для юрлиц реальные ставки по займам - не меньше 14 процентов, для физлиц - все 20!
А между тем в макроэкономических букварях сказано: деньги в экономике никак не могут дорожать быстрее роста экономики. То есть проценты за кредит не могут быть выше, чем процент роста ВВП. Иначе нормальный цикл жизнедеятельности не замкнется и экономика окажется в тупике. Что и произошло у нас. В общем, при сумасшедших процентах по кредитам мы и без всяких мировых угроз опрокинулись в собственный, доморощенный финансово-экономический кризис.
Коль банки почти перестали кредитовать экономику, то правительству пришлось взять на себя эту обязанность. Может, для кого-то будет новостью, но наши хваленые программы вроде “Форсированного индустриально-инновационного развития” и “Дорожной карты бизнеса” оказались очень необходимыми. Но не с точки зрения их содержания - там как раз ни индустриальных, ни инновационных идей не найдешь, - а с точки зрения элементарного суррогатного поддержания жизнедеятельности несырьевого и неторгового секторов экономики. Теперь и Нацфонд, и фонды развития, и сам бюджет сильно перенапряжены этими затратами.

- Почему же мы своими собственными руками устроили себе такое?
- Вся мировая экономика строится на непрерывном росте - когда увеличивается и потребление, и производство. Кризис случается, когда начинается сбой такого роста. В современном мире деньги в экономику попадают только платным и возвратным образом, то есть через кредитование. А кредиты бывают двух видов: на депозитной и эмиссионной базе.
Так вот: наше образцово-монетарное государство добровольно отказалось от кредитной эмиссии, согласившись с тем, что любое пополнение денежной массы у нас осуществляется только внешним образом - через долларовый платежный баланс. То есть наш Нацбанк добровольно лишил себя функции исходного кредитора и просто превратился в большой валютный обменник. А тенге стал “казахским долларом”. Нацбанк просто замыкает платежный баланс и откладывает долларовые избытки в золотовалютные резервы, наполняя внутреннюю экономику эквивалентным количеством тенге.
То есть у нас нет национальной кредитной системы. Все кредиты завозятся извне уже по достаточно высоким процентам. Потом банки накручивают свою маржу, и проценты конечным потребителям достаются неимоверно большие.

- Разве это не оправданно? Нас все время убеждают, что стоимость кредита должна быть как минимум чуть выше инфляции. А она у нас достаточно высокая - потому и кредиты дорогие.
- В эту догму и верят наши “макроэкономисты”. На самом деле надо разбираться - где здесь курица, а где яйцо. Действительно, можно сказать: раз у нас инфляция 7 процентов, то и ставка рефинансирования должна быть не ниже этого порога.
Но можно рассуждать и по-другому. Развитые экономики кредитуют себя с процентными ставками ниже имеющейся у них инфляции. Почему? Потому что есть такие “образцово либеральные” государства, как Казахстан, в которые долларовая инфляция и сливается!
Мы же, в свою очередь, не нарушаем канон и не даем кредиты под проценты, которые меньше, чем уровень инфляции, а в итоге сами себя душим. Все это добросовестное и добровольное одурачивание самих себя. Такая система хороша именно для наших “партнеров” извне. Если кто-нибудь попросил бы придумать схему, как доить Казахстан не только за нефтяные, но и за финансовые соски, то эта схема выглядела бы именно так. Но эта система нас обескровила. При этом у нас есть Марченко, КЕЛИМБЕТОВ и другие “либерасты”, вроде как профессионалы. Но их профессионализм вызывает большие вопросы.

- Петр Владимирович, по-вашему, как давно начался этот кризис?
- Все начиналось в 2007 году, когда случились известные события с БТА Банком, Альянс Банком и Темiрбанком. Тогда время массированного заимствования денег в Европе закончилось. Мы хоть и избежали краха этих банков, для них закрылась лавочка внешнего заимствования. С тех пор все кредитование в стране перешло на депозитную базу. А это то же, что и при внешних займах: удвоение, утроение кредитных ставок. Правда, нам пришел на выручку Китай, который кредитует уже не комбанки, а госинституты.
Коммерческие банки, сильно пострадавшие от кризиса, до сих пор не могут из него выйти. Они и сейчас ни живые ни мертвые. При этом денег у них достаточно, но они основаны на депозитной базе. Значит, приходится задирать процентную ставку. Но такой дорогой кредит почти никто не берет. А те, кто берет, не возвращают. Так и наращивается база “токсичных” кредитов.

- Если в стране кризис, почему правительство это не признает?
- Вот, что называется, вопрос на засыпку! Когда был кризис в середине 90-х, все об этом знали. В те годы тоже подняли пенсионный возраст. Тогда, кстати, граждане особо не возмущались. Скорее, покорно согласились. Сейчас же правительство не признается, что оно само себя загнало в финансовый кризис. Марченко по-прежнему ведет себя так, как будто он самый умный человек в мире. Они с Келимбетовым по-прежнему искренне считают себя хорошими специалистами. (И в каком-то смысле это так и есть!) Никто не признается, что у нас кризис. Наоборот, множатся дорогостоящие понты - в виде “Экспо-2017”, “зеленой экономики” и т. д. А денег-то уже реально нет! Население в недоумении: почему при таких-то богатствах цены растут, а жизненный уровень падает? А правительство... Оно если и понимает, что деньги кончились, то боится признаться в этом даже самому себе.

Виктор БУРДИН, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть