870

Скотленд-Ярд сложил оружие

Кризис в британской полиции заставил власти призвать на помощь армию

Скотленд-Ярд сложил оружие
Двое вооруженных полицейских помогают двум постовым задержать человека, пытавшегося прорваться в здание британского парламента.

Более сотни полицейских элитного подразделения лондонского Скотленд-Ярда сложили оружие. Проблема в том, что одного из полицейских обвинили в убийстве. Год назад он застрелил человека при попытке задержания после погони на юге Лондона. Его коллеги возмущены новой реальностью, в которой каждое их решение, принятое за долю секунды в экстремальных условиях, теперь чревато долгим разбирательством и может закончиться тюрьмой. Руководство полиции и МВД полностью поддержало их, а власти призвали на помощь армию.

Терпение лопнуло

Полиция не первый раз оказывается в центре скандала, однако впервые за долгие годы терпение лопнуло у элитных полицейских. Их демарш продемонстрировал глубину кризиса в отношениях британцев с полицией, созданной по уникальной модели “граждан в форме”, которые в большинстве своем не вооружены и существуют не для принуждения, а для “контроля с согласия населения”.

Исключение - компактные под­разделения вооруженных офицеров полиции, которые созданы для борьбы с терроризмом и мафией, защиты важных персон и объектов вроде аэропортов. Они обучены не только стрельбе, но и скоростным погоням по городским улицам; к их помощи прибегают обычные полицейские в особых случаях.

Именно на такой вызов откликнулась дежурная машина вооруженных полицейских 5 сентября прошлого года. Они догнали подозреваемого и при задержании застрелили его. Обстоятельства случившегося сейчас являются предметом расследования, и полиция не комментирует их.

Полиция с народом, а не против него. Как и народ, обычная полиция не вооружена.

Известно лишь, что семья погибшего 24-летнего чернокожего Криса КОБЫ, активно требовавшая наказать полицейского, решила “сделать шаг назад и взять паузу” после того, как ей показали запись полицейского видеорегистратора.

Офицера отстранили от службы на время расследования независимого надзорного органа. Оно длилось почти год, после чего прокуратура сообщила на прошлой неделе, что с учетом выводов этого расследования она решила предъявить офицеру обвинение в убийстве.

Стоит ли оно того?

Новость стала шоком для полицейских. Десятки офицеров вооруженного подразделения Скотленд-Ярда немедленно сдали лицензии на ношение оружия. Прошло несколько дней, и их число перевалило за сотню.

- Никакого организованного протеста нет. Я точно знаю, что ими руководит не гнев и не возмущение, - сказал Би-би-си их недавно уволившийся коллега. - Они самоотверженно преданы службе. Но у них у всех есть семьи, жены, дети. Риск попасть в тюрьму за то, ради чего им дали в руки оружие, стал слишком велик. И каждый из них теперь задается вопросом: стоит ли оно того?

Даже если по итогам расследования полицейского оправдают, он на месяцы, а возможно, и годы оказывается отстранен от службы, получает только жалованье, но остается без сверхурочных. На финансовое давление накладывается психологическое - как на офицера, так и на семью.

Глава Скотленд-Ярда и фактически старший полицейский Британии сэр Марк РОУЛИ попросил министра внутренних дел Суэллу БРАВЕРМАН защитить его подчиненных. Он написал ей, что при нынешней системе полицейские рискуют попасть под уголовное дело, даже если досконально выполняют инструкции.

Сэра Марка поддержала сначала Браверман, а затем и премьер-министр Риши СУНАК.

- Вооруженные полицейские выполняют невероятно сложную работу. Им приходится за долю секунды решать вопросы жизни и смерти. Их храбрость гарантирует нам безопасность и заслуживает благодарности, - сказал он.

Поддержка властей вряд ли успокоит полицейских с оружием, поскольку подозрения в убийстве выдвигают и расследуют независимые надзорные органы и суды, на которые у министров нет прямого влияния.

Народная и безоружная

В Британии обычные полицейские никогда не имели огнестрельного оружия. Исключение - Северная Ирландия, но там проживает меньше двух миллионов из 67 млн подданных британской короны.

Вооружены не более 5% всех стражей правопорядка. В главной полиции страны, лондонском Скотленд-Ярде, из 34 тысяч полицейских на службе всего около 2500 с огнестрельным оружием.

На время кризиса сдавших пистолеты и автоматы офицеров правительство намерено заменить армией. Но только если потребуется и только для борьбы с террористами - с населением военные иметь дело не будут, патрулировать улицы им не дадут. Армия обучена уничтожать врагов, а у полицейских в Британии совсем другие функции.

Вооруженные полицейские пока отказываются только патрулировать улицы на машинах и продолжают охранять аэропорты и VIP-персон.

Британская полиция представляет население, а не власть. Принципы ее работы были сформулированы еще два века назад, в далеком 1829 году при основании Скотленд-Ярда. Главный из них - “контроль с согласия населения”, а не насаждение воли государства. При этом имеется в виду все население, а не отдельные граждане.

Другой принцип - применение минимальной силы. А лучше вообще без нее.

Полиция до сих пор руководствуется этими принципами. Относительно недавно, когда в пандемию власти ограничили право граждан собираться больше двух, Скотленд-Ярд выпустил разъ­яснение о том, что такое “конт­роль с согласия населения”.

У полицейских нет права с ходу наказывать людей, они обязаны пройти четыре стадии, которые по-английски считаются правилом четырех “E” (Engage, Explain, En­courage, Enforce), говорилось в нем.

Сначала поговорить, спросить, выслушать. Потом объяснить, что не так. Затем предложить добровольно выполнить требования закона. И только если все три этапа оказались безуспешными, полицейский получает право на при­нуждение.

Доверия стало меньше

Большинство британцев доверяют полиции - 51% считают, что полицейские справляются со своей работой превосходно или хорошо, и лишь 13% - что плохо или из рук вон плохо, показывают опросы.

Однако на фоне скандалов и нескольких громких преступлений, совершенных полицейскими, публика немного охладела к “гражданам в форме”. Еще 10 лет назад рейтинг доверия был 63%, а число недовольных не превышало 8%.

Два громких дела лондонских полицейских вызвали резонанс национального масштаба и привели к протестам. Сначала лондонский полицейский Уэйн КАЗИНС похитил, изнасиловал и убил 33-летнюю Сару ЭВЕРАРД. А потом еще другой полицейский Дэвид КЭРРИК признался, что пользовался служебными полномочиями, чтобы годами запугивать и насиловать женщин.

Скотленд-Ярд затеял большую чистку, которая займет годы. Внут­ренние расследования проводятся в отношении 1600 сотрудников, более 1000 полицейских временно отстранены от службы.

Одновременно власти расширили полномочия полиции пресекать протесты населения, что добавило очков правящей Консервативной партии среди ее сторонников, но подорвало авторитет полиции среди другой части электората. Скотленд-Ярд немедленно применил новый закон на практике и жестко пресек майскую акцию противников монархии в день коронации Карла III, о чем позже сожалел.

Растущее недовольство полицией отбрасывает тень и на элитные вооруженные подразделения, которые до сих пор не были замешаны в громких скандалах. Это еще одна причина нынешнего кризиса.

Полицейские недовольны тем, как пресса и политики мажут всех одним дегтем, поскольку ответить на обвинения они не могут. Правила службы запрещают публичное выражение мнения и раскрытие инсайдерской информации. Политик может писать в соцсетях что вздумается, полицейским это запрещено.

Полицейские, сложившие оружие, не только не хотят, чтобы каждый выстрел в перестрелке при задержании годами расследовали комиссии и прокуроры. Они опасаются, что любое такое расследование будет необъективным, а из каждого могут сделать козла отпущения в угоду общественному мнению.

- Полицейские считают, что в большинстве своем критика в их адрес не сбалансирована, что их недооценивают и что средства массовой информации и политики не понимают реальности повседневной работы полиции, - сказал Би-би-си бывший глава полиции Манчестера сэр Питер ФАХИ.

bbc.com

Поделиться
Класснуть