3799

Дискриминация по-дубайски

Как в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) сегрегируют мигрантов и что скрывается за кафалой и красивой экспатской жизнью

Дискриминация по-дубайски

"Нанимаем. Требуются только филиппинцы" - гласит плакат в одном из обменников в Дубае. Экономика ОАЭ выстроена на труде мигрантов. Их доля - около 85 процентов. Привлечение работников со всего мира сочетается с политикой жесткой сегрегации, а с 2019 года ОАЭ даже депортируют мигрантов по упрощенной схеме.

Национальные профессии

В 1970-х годах в Персидском заливе произошел нефтяной бум, который привел к беспрецедентному росту спроса на рабочую силу в строительной, нефтяной и промышленной сферах. Он не только способствовал повышению уровня жизни местных жителей, но и сделал регион привлекательным для рабочих из соседних стран (Пакистан, Индия, Египет). С ними ОАЭ годами развивали экономические связи, в том числе по региональным программам трудовой миграции. Со временем в состав дешевой рабочей силы попали выходцы из Юго-Восточной Азии и Африки. И тогда, и сейчас привлечение мигрантов строится на кафале - системе найма, распространенной в мусульманских странах Ближнего Востока.

Кафала (от арабского "порука") - это частное спонсорство рабочих виз, система, в которой работодатель юридически и материально отвечает за трудового мигранта. В действительности кафала лишает рабочих большинства прав в обмен на визу. Например, работодатели могут забирать у людей документы, штрафовать, ограничивать передвижение и препятствовать разрыву контракта.

Низкоквалифицированные мигранты регулярно жаловались на злоупотребления со стороны работодателей. Во многих случаях зарплата не выплачивалась в полном объеме, требовалась сверхурочная работа (до 21 часа в день), питание, жилищные условия или медицинское обслуживание были недостаточными. Некоторые мигранты и мигрантки сталкивались с физическим или сексуальным насилием.

Обычно мигранты устраиваются на работу через компании и агентства, подбирающие людей для конкретных услуг: строительство, такси, уборка, общепит. Такими фирмами управляют выходцы из разных стран, которые ищут и нанимают сотрудников по своим каналам. В результате в некоторых сферах могут быть задействованы мигранты только из отдельно взятого региона. Например, в гостиничном бизнесе большой процент индийцев, а в клининге - филиппинцев. По законам ОАЭ, после заключения контракта мигрантам не разрешается менять работу и ожидается, что они покинут страну сразу после истечения контракта. Таким образом, закрепление профессий за выходцами из определенных стран только усиливается.

На примере Дубая видно, что руководящие должности в подавляющем большинстве занимают представители западных национальностей. Рабочий класс представлен 61% азиатов, при этом около 15% из них тоже занимают руководящие и требующие квалификации должности. В свою очередь, выходцы из арабских стран более равномерно распределены по шкале занятости.

В последние годы трудовое законодательство в ОАЭ стало меняться. Мигранту позволяется расторгать контракт без потери иммиграционного статуса и с возможностью получения нового разрешения на работу, но только в случае несправедливого отношения со стороны работодателя. В конце 2022 года правительство приняло закон, регулирующий права домашних работников и предполагающий ежегодно оплачиваемый отпуск (минимум 30 дней), оплачиваемый отпуск по болезни и медицинскую страховку.

Но, несмотря на попытки ухода от системы спонсорства рабочих виз, сегрегация между иностранными рабочими и гражданами ОАЭ сохраняется.

Авторы отчета Демократического центра прозрачности (Democracy Center For Transparency, DCT) делают следующий вывод: социальная иерархия в сочетании с кафалой привела к тому, что жители ОАЭ, не являющиеся гражданами страны, продолжают сталкиваться с расовой дискриминацией, дискриминацией по полу, заработной плате, продвижению по службе и даже с препятствиями при открытии банковского счета.

Отчасти причиной этого является политика эмиратизации рынка труда. Ее задача - обеспечить условия для трудоустройства "эмирати" на высокооплачиваемые должности в государственном и частном секторах, что еще больше усиливает конкуренцию за руководящие позиции, делая их менее доступными для мигрантов.

Контроль неисповедимый

Способы регулирования национального состава населения в ОАЭ ярче всего видны на примере механизма получения виз и продления резидентства. Многим иностранцам и трудовым мигрантам, и европейским экспатам (иностранный работник или сотрудник предприятия, работающий за границей) могут отказать в легализации без объяснения причин.

В 2022 году в ОАЭ была введена новая система, по которой можно получить различные варианты резидентских виз: золотую, зеленую, семейную и рабочую. Золотая виза на 10 лет выдается высококвалифицированным специалистам, которые работают в местных компаниях в сфере медицины, естественных и инженерных наук, IT, бизнеса и управления, образования, права, культуры и социальных наук. При этом их ежемесячный доход должен быть не ниже восьми тысяч долларов. Золотую визу могут получить и владельцы недвижимости стоимостью более 500 тысяч долларов.

Зеленая виза сроком на пять лет предоставляется фрилансерам при наличии действующего трудового договора и месячной зарплатой не менее 15 тыс. дирхамов (примерно $4 тыс.). Семейная виза предоставляется членам семьи резидента, который в этом случае выступает их спонсором. Рабочая виза на два года выдается иностранцам, желающим въехать в страну с целью трудоустройства. Работать при этом разрешается только в той компании, которая выдала приглашение.

Отказать в продлении визы могут даже тем, кто родился в ОАЭ, потому что гражданство предоставляется только по "праву крови" детям родителей-"эмирати". Такие мигранты во втором поколении обычно имеют долгосрочные резидентские визы на 10 лет, но при попытке их продления порой возникают трудности.

Пространство сегрегации

Разделение по национальному признаку в ОАЭ происходит не только на бюрократическом уровне, но и в общественных пространствах Дубая. В линейном городе без ярко выраженного центра вся инфраструктура расположена вдоль моря. Это хорошо видно по трем линиям: береговой с роскошными виллами и отелями, главной автомобильной магистрали Шейх-Заид и красной ветке метро.

Дубай поделен на замкнутые районы, границы которых очерчивают широкие автотрассы. Недвижимость в основном принадлежит крупным девелоперам, которые централизованно определяют уровень цен на жилье. Стоимость аренды может отличаться в 5-10 раз в зависимости от района. По этой причине город делится на мигрантские и экспатские районы. В мигрантском Al Mankhool квартира с одной спальней может стоить около $700-$800 в месяц (при этом 60% рабочих мигрантов получают в месяц менее $1360), в то время как в экспатском Tecom квартира обойдется минимум в $1700-2000, а в туристических Dubai Marina и Jumeirah Palm - все $2500-$4000.

"Эмирати" чаще всего живут на виллах, обособленно. В экспатских районах обитают высококвалифицированные сотрудники из более богатых стран, в мигрантских - неквалифицированные рабочие из Южной и Юго-Восточной Азии, Африки. Друг с другом эти три группы горожан почти не пересекаются, разве что в торговых центрах и на дорогах.

Отличаются и магазины. В мигрантских районах можно встретить пекарни с горячими лепешками парата, чайные уголки, где за 60 центов можно выпить карак (молочный чай со специями) и взять пирожки самоса или десерт гулаб джамун. Рядом будут мастерские по починке обуви, часов, велосипедов, магазинчики с фирменной одеждой.

В экспатских районах этого нет, зато есть "мишленовские" рестораны, зеленые общественные пространства, велодорожки, лавочки и прогулочные зоны. Станции велопроката расположены именно на экспатских территориях и вдоль моря, но не в мигрантских частях города: перемещаться на прокатном велосипеде считается привилегией. У многих мигрантов для коротких поездок есть старенькие велосипеды, оборудованные корзинами для перевозки грузов. Мигранты чаще предпочитают метро и автобусы и почти не пользуются такси. В свою очередь, экспаты передвигаются по городу на собственных авто либо вызывают такси. В метро и автобусах их можно встретить гораздо реже.

В контексте пространственной сегрегации можно также упомянуть общежития для индийских и пакистанских эмигрантов в районе Сонапур. На первый взгляд это обычный удаленный квартал с жилой застройкой, но внутри жилье больше похоже на российские "резиновые" квартиры с двухъярусными кроватями, в которых мигранты живут по 4-6 человек в комнате без удобств.

perito.media

Вместо P. S. Одним из пунктов концепции по развитию Дубая к 2040 году значится двукратное увеличение численности населения города, с 3,3 до 7,8 миллиона человек. Можно предположить, что эти планы строятся на стремлении государства привлекать больше эмигрантов со всего мира, создавая условия для их продолжительного проживания в ОАЭ. Однако развитию мешает политика сегрегации, модель экспоненциального роста которой после пандемии коронавируса начинает себя исчерпывать.

Поделиться
Класснуть

Свежее