891

Амбиции Нью-Дели

Индия мечтает стать главной силой мировой экономики, но ей мешают бюрократия и бедность

Амбиции Нью-Дели

Мировое доминирование - вот цель, которую должна ставить перед собой экономика Индии. С таким тезисом в прошлом году обратился к нации премьер страны Нарендра МОДИ, призвав усиливать позиции страны на глобальном рынке. Индии не первый год предрекают звание “нового Китая” - центра мирового производства, и Нью-Дели всерьез намерен потеснить Пекин в качестве партнера западных компаний, обеспокоенных геополитическими рисками. Международные гиганты вроде Apple и Boeing все больше задумываются о масштабировании бизнеса в стране и одновременно учатся адаптироваться под ее непростые реалии, преодолевая многочисленные препятствия.

Мир, дружба, жвачка, инвестиции

- Нереалистично полагать, что все можно взять в Китае, - за­явила индийский министр финансов Нирмала СИТХАРАМАН, выступая на мероприятии в Вашингтоне во время недельного визита в США в апреле.

Индия стремится играть более значимую роль в глобальной сис­теме поставок и сможет стать партнером для тех компаний, которые ищут альтернативу КНР, пояснила политик. По ее словам, предприятия стали благоразумнее и стремятся диверсифицировать свои связи, что играет на руку Индии - третьей по величине экономике Азии.

Страна обходит своего северного соседа по численности населения и не первый год стремится конкурировать с ним за иностранных инвесторов, долгое время традиционно ориентировавшихся на Китай. Впрочем, в последние годы все больше мировых компаний стали задумываться над тем, чтобы снизить риски зависимости от одного государства. Стратегия, получившая название “Китай+1” и предполагающая параллельное налаживание производства еще в какой-нибудь стране, стала особенно актуальной на фоне роста геополитического напряжения. Сказывается и давление официального Пекина, стремящегося добиться большего контроля над бизнесом. Пока КНР остается крупным экономическим партнером США и Европы, но стороны стремятся ограничивать эти связи, держа в уме вероятность будущего разрыва. Параллельно они все активнее обмениваются санкциями.

Индия же в отличие от Китая в последние несколько лет связи предпочитает налаживать. Развивая международное экономическое сотрудничество, страна в последнее время даже отказалась от традиционной политики неучастия в соглашениях о свободной торговле с другими странами. Республика годами придерживалась такого подхода, опасаясь негативных последствий роста импорта для местных производителей: в подобных сценариях им непросто конкурировать с иностранной продукцией, часто более качественной.

Однако изменившаяся ситуация в мире заставила Индию пересмотреть прежние принципы и сделать выбор в пользу кооперации ради создания прочных партнерств. Торговые сделки планируется заключить с самыми разными странами, включая Австралию, Великобританию и ОАЭ. Переговоры идут с Европейским союзом и Канадой, а также с Россией и ее партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС).

Сейчас одна из ключевых целей Нью-Дели - с помощью новых соглашений добиться роста поставок за рубеж собственной продукции, производимой в том числе на местных заводах иностранных компаний. Представленная в конце марта новая политика между­народной торговли предполагает существенное увеличение экс­порта - до $2 трлн к 2030 году. Задача выглядит амбициозной: по сравнению с актуальными масштабами речь идет о росте в два с половиной раза.

Прошлый финансовый год, закончившийся 31 марта, страна завершила с показателем ВВП около $760 трлн, предшествующий - с показателем $676 трлн.

Поддерживать рост экспорта намерены с помощью схем стимулирования ключевых отраслей производства: в этом финансовом году в бюджете на соответствующие цели предусмотрено около $1 млрд. Параллельно Нью-Дели занят и масштабными инфраструктурными проектами. Расходы на них устойчиво растут все последние годы, причем государственные средства могут выделяться в том числе в ущерб тратам на социальные нужды (такое решение было принято, например, в прошлом году, несмотря на близость выборов). На текущий финансовый год запланировано третье подряд увеличение бюджетных вложений в сектор - сразу на 33%, до $120 млрд, что составит 20% от всех расходов бюджета.

Однако финансирование само по себе не решает проблем с инфраструктурой, в значительной степени обусловленных недостатками индийской бюрократической системы. Работы по множеству проектов затягиваются, изначальный бюджет часто оказывается превышен, а едва проложенные дороги разрывают заново, прокладывая газовые трубы или телефонные кабели.

В расчете на исправление ситуации власти в 2021 году запустили мегапроект под названием “Гати Шакти”, оцениваемый в $1,2 трлн. Речь идет о цифровой платформе, название которой с хинди можно перевести как “сила скорости”: она должна скоординировать работу многих ведомств, отвечающих за инфраструктуру различного рода, и объединить разрозненные данные о ней. Идея в том, чтобы упростить для инвесторов процесс планирования производства, а заодно и получения необходимых разрешений. Ключевой целью проекта Нью-Дели называет привлечение в страну международных компаний: многих инвесторов отпугивает именно общая неразвитость инфраструктуры.

Apple, Boeing и все-все-все

Усилия Нью-Дели постепенно начинают давать свои плоды. Экс­порт, стагнировавший до 2020 года, теперь показывает рост, причем все больше за счет технологического сектора, химической и фармацевтической промышленности.

Выросла значимость страны в структуре глобальных поставок лекарственных изделий, автозапчастей, мобильных телефонов. В 2016 году на Индию приходилось менее 10% от мирового производства смартфонов, в этом году ожидается показатель почти в 20%. Республика занимает второе место в мире по выпуску такой продукции, но все еще серь­езно уступает лидеру Китаю с актуальной долей в 63% (минус 11 процентных пунктов к уровню 2016-го).

С 2017 года производство смарт­фонов в Индии начала Apple, его масштабы последовательно растут. За финансовый год, закончившийся 31 марта, компания собрала в стране iPhone на сумму более $7 млрд, что в три раза больше, чем годом ранее. Теперь техногигант, надеющийся сократить масштабы связей с Китаем, производит в Индии 7% своих телефонов, хотя еще в 2021-м речь шла всего о проценте. Такой рост обусловлен не только нарастающим напряжением между Вашингтоном и Пекином, но и другими проблемами, с которыми Китай столкнулся в прошлом году на фоне продолжавшихся жестких коронавирусных локдаунов.

К 2025 году доля выпускаемых в Индии iPhone может вырасти до 25% - такие оценки приводят власти, хотя компания их официально не комментирует. Американский гигант заявляет, что намеревается наращивать в стране не только масштабы сборки телефонов, но и производство комп­лектующих. В середине апреля в Мумбаи с участием главы Apple Тима КУКА был открыт первый магазин компании в Индии - ранее продукция, слишком дорогая для подавляющего большинства местных граждан, продавалась онлайн или через реселлеров.

Производство в республике развивает и Samsung: компания еще в 2018-м открыла в штате Уттар-Прадеш один из крупнейших в мире заводов по производству смартфонов, а в этом году начала выпускать там новую флагманскую линейку Galaxy S23.

Заводы есть и у других глобальных игроков, таких как General Electric, Siemens и Boeing. Последний на своем совместном предприятии с индийской Tata Advanced Systems выпускает комплектующие для вертолетов Apache и с недавнего времени для самолетов Boeing 737. С учетом нескольких сотен местных поставщиков компания ежегодно закупает в Индии продукцию на сумму $1 млрд, а ее конкурент Airbus - на сумму $700 млн. При этом европейская компания, также совместно с Tata, с этого года собирается запустить в стране производство военно-транспорт­ных самолетов C295. Индийские власти начали убеждать обоих западных гигантов в необходимости построить в республике заводы по сборке гражданских лайнеров.

Премьер Моди рассчитывает, что авиастроение выступит одним из драйверов экономического роста страны в ближайшие годы. Другой такой отраслью, по его замыслу, должно стать производство полупроводниковых микро­схем, необходимых для изготовления любой современной техники - от кофеварок до автомобилей. Страна обещает компаниям сектора льготы и стимулы, а также планирует подписать соглашение о сотрудничестве в этой отрасли с США, рассчитывая на поддержку. Соединенные Штаты сейчас заняты одновременно и развитием собственной полупроводниковой промышленности, и созданием препятствий для ее работы в Китае: Вашингтон уже ввел ряд соответствующих жестких ограничений.

В таких условиях Индия может надеяться на рост американских инвестиций. Впрочем, в развитии сектора производства чипов страну могут ожидать существенные трудности, в том числе из-за нехватки ресурсов. Так, у 80 млн индийцев сегодня нет доступа к чистой воде, а одной большой полупроводниковой фабрике ежедневно ее требуется столько, сколько достаточно для нужд 300 тыс. домохозяйств.

Иллюзии с препятствиями

Несовершенство государственного аппарата и бюрократизированность (пусть и несравнимая с жесткой системой регулирования, которая царила в стране до реформ 1990-х годов) по-прежнему остаются проблемой и для индийского бизнеса, и для иностранных инвесторов. Последним к тому же приходится привыкать к местным особенностям, что успела почувствовать на себе Apple. Качество и скорость работы заводов в стране пока ниже, чем в Китае, показывает опыт компании.

Расширение производства пока по-прежнему затрудняют и инфраструктурные сложности, а также проблемы с логистикой. Заодно, по словам работавших на Apple специалистов, отношение к делу в стране отличается от принятого в Китае, где поставщики справлялись с поставленными задачами в кратчайшие сроки. Подобные темпы работы в Индии не приняты. “Просто ни у кого нет ощущения срочности”, - объясняет бывший инженер Apple.

Проблем в индийской экономике в любом случае немало: высокий уровень неравенства и бедности, сложности с квалифицированными кадрами и сохраняющиеся трудности с инфраструктурой могут стать препятствием для дальнейшего роста. По-прежнему сравнительно высока безработица, особенно среди молодежи, которой в стране очень много: 65% индийцев моложе 35 лет. Рабочие места сейчас создаются недостаточно быстро, молодым людям в таких условиях сложнее интегрироваться в общество, появляются угрозы социальной нестабильности - демографическое пре­имущество может превратиться в фактор риска.

Критики идеи наступающего в мировой экономике “индийского века” считают, что всех препятствий государству преодолеть не удастся. Сценарий быстрого развития страны они называют иллюзией, продвигаемой властями. Многие аналитики на Западе, однако, с оптимистичными оценками соглашаются, считая, к примеру, что республика уже к 2027 году обойдет Германию и Японию и станет третьей экономикой планеты. И резко негативные, и крайне позитивные прогнозы, вероятно, не сбудутся, но свою выгоду от политики партнерства в эпоху геополитических баталий Индия явно постарается получить.

lenta.ru

Поделиться
Класснуть