1321

Красный караван-вожатый

100 лет назад, 20 мая 1922 года, из Оренбурга стартовал “Красный караван” - советская агитационно-пропагандистская экспедиция в Казахскую степь. Караваном руководил видный большевик Алиби ДЖАНГИЛЬДИН. В его послужном списке уже были два невероятных похода - через пустыни и степи с караваном оружия и боеприпасов во время Гражданской войны и пешком по Европе и Азии до революции. В России отдельные факты биографии Джангильдина известны в основном благодаря роману Юрия ДОМБРОВСКОГО “Хранитель древностей”.

Красный  караван-вожатый
Население Казахстана в начале XX века вело преимущественно кочевой или полукочевой образ жизни.

Караваны вошли в жизнь Алиби Джангильдина в раннем детстве. В книге воспоминаний “Мой путь” он писал: “Родился я в 1884 году в местечке Кайдаул Тургайского уезда, ныне Костанайской области… Семья жила бедно. Отец батрачил у баев...

С ранних лет я стремился учиться, но в наших местах в то время не было школ. К нам в аул приехал учитель-казах из Тургая… Увидев его, я заинтересовался, и мне захотелось стать учителем…

Когда я поделился с отцом своими мыслями о школе и о желании учиться, он и слушать не захотел. Я решил бежать… Тайком от отца ушел с караваном, который отправлялся в Тургай.

В Тургае нашел учителя, который приезжал к нам. Его звали Ахмет БАЛГАМБАЕВ.

Проучился год. Приехал отец. После бурного объяснения забрал меня домой… Через год или полтора я опять пристроился к каравану, который направлялся в Кустанай.

В Кустанае с рекомендательным письмом тургайского учителя отправился к инспектору народных училищ АЛЕКТОРОВУ, который устроил меня в двухклассную русско-киргизскую школу.

Прошло два года. Я решил отправиться еще дальше, чтобы отец не мог помешать мне учиться. Инспектор… перевел меня в Оренбургское духовное училище”. Училище Джангильдин окончил в 1903 году. Затем поступил в Казанскую учительскую инородческую семинарию, но в 1905-м был исключен из нее за участие в антиправительственной демонстрации.

Перебравшись в Москву, продолжил образование на историческом факультете Московской духовной академии, жил в Троице-Сергиевой лавре. Но снова был исключен.

После отчисления из духовной академии Джангильдин подрабатывал рекламным агентом - собирал объявления для газеты “Утро России” и для либретто кинотеатра “Континенталь” в Охотном Ряду.

Затем юноша решил уехать из Москвы. Причем далеко и надол­го. Он разместил в газете объявление о том, что отправляется пешком в кругосветное путешествие и ищет спутников.

“Отозвались трое: учитель естествознания из Самары ПЛАМЕНЕВСКИЙ, инженер-технолог из Петербурга ПОЛЕВОЙ и преподаватель Московского коммерческого училища ПОГОДИН” (А. Джангильдин, “Мой путь”).

В июле 1910 года четверо путешественников отправились пешком из Москвы в Санкт-Петербург.

“Книжка путешественника вокруг света была выдана на имя Н. Степнова. Это была моя революционная кличка” (А. Джангильдин, “Мой путь”).

На красном сафьяновом переплете золотом вытеснен его псевдоним и надпись: “Кругосветное путешествие пешком”, а все страницы заляпаны печатями - простыми, сургучными, радужными наклейками, гербовыми марками, ярлычками гостиниц, подписями губернаторов и консулов” (Ю. Домбровский, “Хранитель древностей”).

Из Санкт-Петербурга они пошли в Красное Село, оттуда - в Лугу, затем в Псков. Вильна (современное название - Вильнюс), Угольцы, Варшава, Радом, Илжа, Кельцы, Мехов, Краков, Прага, Будапешт, Вена. В столице Австро-Венгерской империи пути их разошлись. Пламеневский остался в Вене, Полевой и Погодин отправились в Швейцарию. Джангильдин с ними не пошел. Он направился в Будапешт, оттуда - в Белград. Затем Ниш и София.

В ноябре 1910 года он был в Константинополе (Стамбул). Оттуда отправился в Грецию, чтобы сесть на корабль, идущий в Бейрут. Яффа, Иерусалим. После Палестины - Египет. Судан, Абиссиния, снова Египет. На корабле - в Джидду. Мекка, Медина.

13 апреля 1911 года Джангильдин прибыл в Багдад, где у него произошла встреча с губернатором Мосула и Багдада Мухаммадом Фазиль-пашой ДАГЕСТАНЛЫ. Астрабад (Горган), Тегеран, Кум, Исфагань (Исфахан), Бушер.

31 августа 1911 года Джангильдин приплыл в Бомбей. Три месяца прожил в Индии, побывал в Калькутте, Дели, Мадрасе (Ченнаи). Через Цейлон, Сингапур, Малайский архипелаг добрался до Королевства Сиам (Таиланд), где тогда готовилась официальная коронация короля Рамы VI. Сайгон (французский протекторат Аннам), Гонконг, Кантон (Гуанчжоу), Ханькоу (в настоящее время входит в состав города Уханя), Шанхай, остров Формоза (Тайвань).

В декабре 1911 года он приплыл в Японию. Нагасаки, Токио, Цуруга, Никко. В 1912 году вернулся через Сибирь в Москву, где губернатор Владимир ДЖУНКОВСКИЙ поставил ему последнюю отметку в книжке путешественника.

Из Москвы он вернулся в родные края - Тургайскую область.

Летом 1913 года он уехал в Крым, работал метеорологом и одновременно занимался революционной агитацией среди местных татар.

1916-й - особый год в истории казахского народа. 25 июня 1916 года император Николай II издал указ “О привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ”.

Попытка привлечь 400 тыс. “инородцев” Центральной Азии и Сибири в возрасте от 19 до 43 лет на тыловые работы спровоцировала массовые антиправительственные выступления - Среднеазиатское восстание. Одним из главных очагов восстания стала Тургайская область.

Главнокомандующий пов­станцами Амангельды Удербайулы ИМАНОВ был старым приятелем Джангильдина, помогавшим устраивать кинопоказы в степи. Теперь Джангильдин стал его ближайшим соратником.

Число восставших достигало 20 тыс. человек. Власти периодически отправляли против них карательную экспедицию - до 10 тыс. человек. Силы были явно неравны. У восставших возникла идея уйти в одну из соседних стран. Джангильдина направили в Афганистан. Он переоделся в узбекскую одежду и отправился в дорогу, по пути получив рекомендательное письмо от первого министра эмира бухарского Мирзы Насруллы КУШБЕГИ к эмиру афганскому.

Затем произошла Февральская революция. Временное правительство прекратило борьбу со среднеазиатскими повстанцами, отозвав карательную экспедицию.

В революционные дни Джангильдин, он же товарищ Степнов, побывал в Петрограде и вернулся оттуда с удостоверением представителя Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, направленного в Казахстан “для разъяснения происходящих событий”. Он участвовал в митингах в Оренбурге, Актюбинске (Актобе), Челкаре (Шалкар), Иргизе. В Тургае его арестовали по приказу областного комиссара Алихана БУКЕЙХАНОВА. 25 дней Степнов просидел в камере-одиночке, после чего снова отправился в Петроград, чтобы вернуться с новым мандатом.

В одно из посещений Петрограда Джангильдин познакомился с Иосифом СТАЛИНЫМ.

Во время Гражданской войны Алиби Джангильдин побывал на многих фронтах. 14 мая 1918 года Сталин по телефону назначил его чрезвычайным военным комиссаром Степного края. В июне Джангильдин был вызван в Москву, где ему по указанию Владимира ЛЕНИНА выделили 68 млн рублей (30 млн на создание казахской дивизии, 38 млн - для оказания помощи Туркестанскому фронту). Под его руководством был создан интернациональный отряд в 600 человек. Ценный груз бойцы отряда должны были доставить на Туркестанский фронт.

“Подвиг, который он совершил 20 лет тому назад, вернее, который он заставил совершить своих людей, был прост, и так же прост и легендарен, как переход Суворова через Чертов мост. Только идти приходилось не через горные ледники, а через раскаленные пус­тыни и степи. Как-то для большого наступления надо было доставить оружие за много сотен верст. Тогда вызвали этого человека и сказали ему: вот винтовки, вот пулеметы, вот патроны - умри, но доставь! И он собрал своих людей и двинул их через степь. Шли два месяца. Но оружие все-таки доставили в срок” (Юрий Домбровский, “Хранитель древностей”).

В 1919 году Джангильдину пришлось сражаться с алаш-ордынцами в Тургайской области. Город Тургай несколько раз переходил из рук в руки. Окончательно советским он стал 5 декабря 1919 года.

Многие районы громадной территории Казахской Республики были плохо связаны с ее столицей Оренбургом. Железные дороги проходили только по западной и частично северной окраинам Казахстана.

Алиби ДЖАНГИЛЬДИН. 1921 год.

В январе 1922 года на Семипалатинской губернской партийной конференции были приняты “Тезисы по работе среди казахской молодежи”, один из которых звучал так: “Ввиду неприменительности городской работы, а также отсутствия руководящих полит­работников в Казахской степи необходима посылка в степь “крас­ных караванов” для проведения в жизнь всех необходимых мероприятий в деле привлечения казахской молодежи в ряды РКСМ, а также поездка “красных караванов” является первым напором на работе среди казахского населения во всей отрасли, как партийной, так и советской, а потому “Красный караван” должен быть в первую очередь снабжен всеми средствами, необходимыми для них”.

На должность политического комиссара, руководителя каравана была выдвинута кандидатура Алиби Джангильдина.

С 20 мая по 9 августа 1922 года “Красный караван” прошел более 3 тыс. км, пересек с запада на восток почти всю республику - от Оренбурга до Семипалатинска - через Орск, Тургай, Атбасар, Акмолинск (Нур-Султан), Баян-Аул (Баянаул), Петропавловск, Экибас­туз, Павлодар, Каркаралинск.

Джангильдин лично провел 25 митингов и 115 бесед с трудящимися. Всего было проведено 126 митингов и 420 бесед.

По распоряжению Джангильдина из фонда каравана оказывалась продовольственная и денежная помощь пострадавшим от голода и джута 1921 года.

В приказах и информационных сводках каравана отмечалось пов­семестное стремление кочевого и полукочевого населения к оседлости и земледелию.

Партийные органы признали, что “деятельность “Красного каравана” была полезной в отношении ознакомления широких слоев населения с задачами и целями партии и основными положениями советского правительства и равно в отношении информации центра о положении на местах”.

Алиби Джангильдин на протяжении полутора десятилетий занимал высокие посты в партийных и государственных органах Казахской АССР. В 1928 году он еще раз в качестве политкомиссара провел “Красный караван” из Оренбурга в степи Мангышлака. С июля по октябрь 1937-го Джангильдин исполнял обязанности председателя ЦИК Казахской ССР.

Следующая его должность называлась так - “начальник управления заповедниками и охраны памятников старины при СНК КССР”.

Несмотря на понижение в долж­ности, Джангильдин остался на свободе, что для 1937-го было скорее исключением, чем правилом.

14 июля 1941 года он написал письмо Сталину, попросив об отправке на фронт. Но получил заверения, что в тылу принесет больше пользы.

Джангильдин пережил Сталина на пять месяцев, скончавшись 14 августа 1953 года.

kommersant.ru

(Печатается в сокращении)

Поделиться
Класснуть