1075

Самцы - это ошибка природы

Как феминизм стал радикальным движением, решившим избавить мир от власти мужчин

Самцы -  это ошибка природы

Сексуальные домогательства и домашнее насилие, заниженные зарплаты и нарушение базовых прав человека - к сожалению, женщины по всему миру продолжают сталкиваться с самыми разными формами неравенства. Ответом на многовековую практику половой дискриминации стал феминизм - движение за права женщин, зародившееся в конце XIX века. Более чем за вековую историю феминизм претерпел множество трансформаций и разделился на разные течения, охватив практически все сферы общественной жизни. Однако одно из его направлений стоит особняком от других. Радикальные феминистки провозгласили своей целью не просто достижение равенства с мужчинами, а борьбу за повсеместное доминирование женщин и новый миропорядок, в котором мужчины лишены всех исторических привилегий и властных полномочий. Активистки продвигают провокационные и подчас оскорбительные для других социальных групп инициативы. И зачастую успешно. За что они так ненавидят мужчин, почему выступают против понятия “гендер” и чем заслужили недоверие других правозащитных движений?

Идеология радфема

Основную идею радикального феминизма (или радфема, как стали называть это направление движения) сформулировала американская писательница Кейт МИЛЛЕТ еще в 1970-х годах. Она заключается в том, что общество построено на системе патриархата, в рамках которой мужчины систематически угнетают женщин. По мнению Миллет и других идеологов радфема, такой порядок господствует в мире с самого зарождения человечества, и угнетение женщин следует считать древнейшей формой дискриминации.

Своей главной задачей радикальные феминистки объявили отказ от маскулинных стереотипов и традиционных гендерных ролей, которые приобретаются в рамках гендерной социализации. Этот процесс, по их мнению, начинается в раннем детстве: девочкам внушают, что они хрупкие и слабые, должны носить платья и не иметь больших амбиций.

Радфем четко разделяет биологический пол и гендер. Второе - более широкое понятие, которое определяет психические, культурные и социальные различия. От него активистки предлагают вообще отказаться. Например, в минувшем сентябре испанские феминистки потребовали от конгресса использовать термин “пол” вместо “гендер”, так как, по их словам, концепт гендера не позволяет полноценно анализировать социальную, экономическую и политическую реальность в условиях неравенства. В Испании законодательно разрешено самоопределение по гендерному признаку, но радикальные феминистки считают, что это размывает женское сообщество и уменьшает женское влияние в общественной сфере.

Личность мужчины, его человеческие качества и поступки в радикальном феминизме не принимаются во внимание. Предполагается, что абсолютно все мужчины заинтересованы в позиции угнетателей вне зависимости от их убеждений и поведения и стремятся поддерживать доминирование над женщинами в экономической и социальной сферах. Некоторые активистки даже отказываются от гетеросексуальных отношений и причисляют себя к лесбиянкам по идеологическим причинам. По их мнению, гетеросексуальные и бисексуальные женщины остаются под гнетом мужчин.

В ходе развития своей идеологии радикальные феминистки пришли к тому, что ценности их сообщества должны стать выше комфорта мужчин, а женщины должны занять их место в социальной иерархии. И проводить эти преобразования предлагается весьма радикальными средствами.

Человек человеку враг

Еще в 1967 году американская радикальная феминистка Валери СОЛАНАС, совершившая покушение на художника Энди УОРХОЛА, заявляла, что самец - это ошибка природы, промежуточный вид между женщиной и обезьяной. В повестке многих представительниц современного радикального феминизма мужененавистничество занимает заметное место.

Носительницы подобных взглядов заявляют о негативном влиянии мужского общества на их ментальное состояние. Они организуют женские коммуны, чтобы находиться как можно дальше от мужчин. Одна из самых известных - Alapine - сформировалась в американском штате Алабама в 1997 году. В нее входит около двух десятков гомосексуальных женщин. Всего в США существует около сотни подобных женских поселений. Жительница одного из них, радикальная феминистка Винни АДАМС, рассказала, что оставила мужа и детей ради переезда в женскую коммуну. По ее словам, мужчины агрессивны, и она предпочитает не находиться рядом с ними ради своего спокойствия.

Мизандрия - ненависть, предубеждение и предвзятое отношение к мужчинам - все глубже проникает в западные сообщества и все чаще становится причиной скандалов, подобных тем, что произошли в Google и в мэрии Парижа. Активистки в соцсетях открыто заявляют о ненависти к мужчинам и призывают бойкотировать любую их деятельность. Так, феминистка и журналистка Кири РУПИА заявила, что мужчины - это мусор, потому что даже самые безобидные из них потенциально могут стать насильниками. Ее единомышленницы распространяют в социальных сетях хештеги #killallmen (“Убей всех мужчин”) и Men Are Trash (“Мужчины - это мусор”), которые остаются популярными в Twitter по сей день.

При этом активистки не боятся быть “отмененными” или осужденными за столь радикальные и оскорбительные заявления, так как говорят от лица “угнетенного сообщества”, и это действительно работает. Даже самые грубые выпады в сторону лиц мужского пола остаются безнаказанными.

С возникновением движения #MeToo в Facebook начали появляться откровенные оскорбления в адрес мужчин: в постах и комментариях их огульно называли подонками, насильниками и свиньями. Модераторы начали удалять такие публикации и блокировать профили их авторов, что вы­звало мощную волну критики. Радикальные феминистки пожаловались на дискриминационную политику сервиса и ограничение свободы высказываний. В итоге представители соцсети восстановили некоторые комментарии и признали, что блокировка профиля - слишком жесткое решение, несмотря на то что “Facebook должен оставаться безопасной средой для всех”.

Мизандрия приобретает подчас самые неожиданные и спорные формы. В 2015 году в сети широко обсуждался анонимный пост феминистки, которая рассказала, что прервала беременность во втором триместре, когда узнала, что ждет мальчика. По словам женщины, она “не могла произвести на свет еще одного монстра”. Стоит, правда, отметить, что правдивость этой истории и личность автора так и не были установлены.

Профессор Загребского института философии Ивана Скухала КАРАСМАН отмечает, что мизандрия прямо противоречит центральной идее феминизма о создании общества, в котором мужчины и женщины равны, в котором у всех одинаковые права, привилегии, обязанности, финансовые и карьерные возможности. “Мы должны относиться с пониманием друг к другу. Ненависть к противоположному полу делает жизнь в одном обществе невозможной”, - уверена Карасман.

По ее словам, продвигаемый радфемом нарратив сильно вредит имиджу феминизма в целом. Карасман признается, что и сама нередко сталкивается с предубеждениями: когда она рассказывает кому-то, что занимается гендерными исследованиями и является феминисткой, то нередко слышит в ответ: “О, так ты ненавидишь мужчин?” или “А ты лесбиянка?”

Мужчинам вход воспрещён

Радикальные феминистки считают, что большинство современных общественных институтов руководствуются патриархальными установками и исторически основаны на патриархальных принципах. А массовая культура, общепринятые нормы и гендерные роли диктуют женщине, что делать, как выглядеть и кем работать. И даже если женщина утверждает, что не хочет ничего менять, это считают иллюзией, навязанной мужчинами. По сути, они не признают саму возможность свободы выбора для женщин.

По их мнению, правительства государств принимают решения, выгодные мужской части населения, а голос мужчины во властных органах весит больше, женщинам же достается черная работа и роль обслуживающего персонала. Даже когда в западных странах женщины заняли значительную часть государственных постов, а канцлер Германии Ангела МЕРКЕЛЬ открыто назвала себя феминисткой, радфем-активистки не изменили своей позиции.

Похожим образом радикальный феминизм относится и к религии: женщины из консервативных религиозных общин воспринимаются активистками исключительно как узницы и рабыни.

Но, пожалуй, яростнее всего радикальный феминизм критикует нуклеарную семью, брак и материнство. Представительницы движения бросают вызов традиционной модели формирования семейного союза между мужчиной и женщиной для продолжения рода. По их мнению, в рамках семьи женщина эксплуатируется для выполнения бытовых обязанностей и ухода за детьми и несет двойное бремя - основной работы и бытовых дел.

При этом радикальные феминистки даже не рассматривают такие варианты здоровых семейных отношений, как, например, разделение обязанностей между супругами, за что выступают активисты либерального направления. Вместо этого они призывают полностью отказаться от института семьи.

В качестве альтернативы радфем предлагает женские коммуны, политическое лесбиянство и безбрачие.

Для преодоления чувства изолированности и одиночества в патриархальном мире радфем призывает женщин объединиться. Так как мужская коллективная идентичность, по мнению радикальных активисток, существует априори, они предлагают женщинам создавать похожие модели. Движение требует, чтобы женская часть населения организовалась в единую группу, так называемое сестринство, для преодоления дискриминации и гнета. Фактически многие последовательницы радфема стремятся к установлению матриархата - доминированию женщин в большинстве сфер общественной жизни.

Впрочем, к институту сестринства даже у феминисток возникает много вопросов.

Золотые юбки привилегий

Несмотря на то что сестринство предполагает объединение всех женщин против мужского доминирования, на сегодняшний день лидирующие позиции в радфем-сообществе занимают белые женщины из обеспеченных слоев. И некоторые западные исследователи уже заметили, что движение, которое призвано представлять всех женщин, часто фокусируется на интересах тех, у кого уже и так достаточно привилегий. И это происходит в то время, как многие женщины по всему миру лишены даже базовых прав.

Эта тенденция привела к росту неравенства среди женщин. Например, создание квот для женщин в советах директоров крупных компаний вызвало рост благосостояния и без того успешных и образованных сотрудниц, сумевших получить еще более высокие должности. Так, в Норвегии, где женщины должны занимать как минимум 40 процентов руководящих постов в компании, появилась особая группа “золотых юбок” - богатых женщин, занимающих высокие должности, притом что не все они обладают достаточными компетенциями для этого. Вместе с тем, по данным The Guardian, доходы женщин в других областях - сферы услуг, домашнего персонала, образования - так и остались низкими.

При этом, если женщина решит нанять домработницу или няню, чтобы строить карьеру наравне с мужчинами, ее также обвинят в угнетении, ведь она, по мнению радикальных феминисток, способствует популяризации женского низкооплачиваемого труда.

По словам чернокожей писательницы и фем-активистки Микки КЕНДАЛЛ, если женщина, получив руководящую роль, воспроизводит репрессивные структуры, которые лишают права голоса большинство женщин, в феминистской борьбе нет смысла.

Кроме того, радикальные феминистки убеждены в существовании неизменных биологических предпосылок угнетения и набора феминных и маскулинных признаков, которые нельзя изменить. Но, следуя этой логике, у женщин нет возможности выйти за рамки своего биологического предназначения. Так что радфем, стремясь объединить женщин по биологическому признаку, в итоге лишь уравнивает их и стандартизирует их желания и стремления, навязывая всем одинаковые ценности. И в этом, по мнению Иваны Карасман, он мало чем отличается от патриархата, который загоняет женщин в строгие рамки традиционных ролей. “Феминизм должен быть про право выбора. Одна женщина может хотеть строить карьеру. Другая - заниматься только детьми и домом. И это нормально”, - убеждена она.

lenta.ru

(Публикуется в сокращении)

Усилиями феминисток жизнь женщин становится лучше и свободнее - это очевидный факт. Общество учится порицать насильников и абьюзеров, прислушиваться к мнению женщины и ценить ее профессиональные и личностные качества. Несомненно, сегодня феминизм, как и прежде, преследует позитивные цели, выступая против дискриминации и за равноправие во всех сферах. Однако радикальный феминизм часто подменяет эти цели, навязывая свои агрессивные установки в интересах небольшой группы людей. Приходится признать, что эта стратегия показала свою эффективность, а значит, велика вероятность того, что в будущем феминизм продолжит приобретать все более радикальные формы.

Поделиться
Класснуть

Свежее