4167

Есть одна награда - смех

Не просто в закулисье цирка или на репетицию, а в самый эпицентр суеты, кутерьмы и волнения! Корреспонденты газеты “Время” нагрянули в цирк за полчаса до начала представления.

Есть одна награда - смех

К парковке у служебного входа подъезжают артисты, кто-то спешит пешком. На работу торопятся обычные с виду граждане. Выдают цирковых (только так - никакие они не циркачи!) разве что идеальные фигуры. Охранник шутит, предлагая нам расписаться в журнале безопасности. Здесь она - залог жизни и здоровья. Кстати, главная местная примета - не сидеть спиной к манежу - тоже продиктована не столько суеверием, сколько здравым смыслом. Отвернешься - и не увидишь, что может тебе прилететь!

- Сегодня вы можете передвигаться свободно, общаться с кем хотите, заходить в гримерки, - напутствует режиссер-постановщик Казахского государственного цирка Марина РЕДЬКО.

Такая свобода за кулисами лишь потому, что заболела одна из ведущих артисток шоу-программы - шимпанзе Боня. Простыла. Марина показывает жалобное видео: трогательная мордашка в маске ингалятора. Лечит обезьяну-артистку приглашенный человеческий врач.

Когда Боня работает в программе, она за кулисами передвигается исключительно за ручку со своим напарником Даном ЗАПАШНЫМ. Ни клеток, ни поводков. Только тотальное доверие. У них и номер такой: Боня, как гимнастка, балансирует на руках и ногах человека, делает ему поддержки. Одним словом, команда.

Но при этом шимпанзе - довольно непредсказуемое и порой агрессивное животное. С большими такими клыками. Поэтому, если на манеж готовится выйти обезьянка, все цирковые ходят по стеночке.

Бордер-колли Руна, Вена и Лекс наполняют закулисье отчаянным тявканьем - обычно живут они в своем уютном домике, спят на персональном диване. Животные здесь вообще исключительно на вип-положении. Медведей, например, кормят красной рыбой. Обезьян - свежими фруктами. А вот у артистов, пусть даже и звездных, райдеров нет - они народ простой.

Песики, которых зрители уже окрестили “крашеными собаками”, волнуются. Для них это дебютные выступления. Поэтому облаивают даже зрителей. Никто не обижается - до того они шустрые и потешные. Награда после шоу - игра в малом манеже и прогулка с “мамой” Асель БЕЙСЕКОВОЙ. В будущем пастушьи таланты этих собак воплотятся в совместном номере с козами и гусями.

Но если за цирковыми животными следят их напарники (на местном - папы-мамы), то людей выпускает работать в манеж штатный врач.

- Никого не удивляет предрейсовый медосмотр пилотов и водителей. Цирковые, чтобы не подвести коллег, могут рвануть под купол с давлением. Категорически запрещено, - объясняет Марина Редько.

Диаметр манежа 13 метров. Но такой стандарт никого не вгоняет в суеверный трепет. Некоторые придерживаются “заведенки” не фотографироваться перед представлением. Извиняется, но отказывается давать интервью до выступления воздушная гимнастка - ее во время номера будут перебрасывать друг другу почти под самым куполом цирка бравые молодцы. Станешь тут суеверной!

Ольга и Наталья ДОРОНИНЫ не против фото до выступления. Девушки не переживают: на этот раз номер у них не такой сложный и опасный. Дискомфорт доставляют только причудливые головные уборы. Близняшки - дочери знаменитой четы дрессировщиков Дорониных.

- Мы выросли с медвежатами, даже спали с ними, - рассказывают красавицы. - Кроме цирка, признаться, нигде не видели себя. В дрессуру не пустил отец: они с мамой “украшены” шрамами. Выбрали воздушную гимнас­тику.

Сестры признаются: из цирка уходил, наверное, каждый артист. Ольга пыталась стать администратором в ресторане. Но разве можно на что-то променять это ощущение праздника, которым буквально пропитан здесь воздух?! По секрету делятся пикант­ной приметой: начал работать программу, нельзя менять комплекты нательного белья и носки - удача может отвернуться. Только стирать!

- А теперь пошел дракон! - командует инспектор манежа Равиль СЕЙДГАРИЕВ, и выползает чудище на палках.

Равиль тут как дирижер в оркестре, как шеф-повар на кухне... Ну вы поняли - гранд-персона. Получив от режиссера готовую постановку, он отвечает за то, чтобы исполнила ее труппа без сучка и задоринки. С рацией наперевес и застыв у монитора - на него выведено происходящее на манеже, инспектор командует цирковыми “войсками”. Ему подчиняются звукачи, осветители, шустрая униформа.

- В цирке я уже 20 лет, семь - инспектором. Испытанием стал прошедший в этом году международный цирковой фестиваль. Очень много номеров над манежем - задействованы подвеска, лестница. Руку держал на кнопке, а глазами впился в зал, чтобы под артистами и муха не пролетела! - смеется инспектор.

- Что может пойти не по плану?

- Электричество если отрубят. Тогда у нас останавливается лебедка. Перед каждым выступлением мы отправляем в энергоснабжающую компанию официальное письмо, звоним и предупреждаем: у нас ни в коем случае не должно быть отключений и скачков!

Скоро прозвучит второй звонок, и инспектор манежа зычно скомандует: “Балет!” Медленно темный занавес раздвинется, и лучи яркого света скользнут по закулис­ному мраку. Яркие, как рой бабочек, цирковые артисты выпорхнут в зал...

Взрослые и дети не видят, как тяжело дышат отработавшие номер гимнасты, не знают о мозолях и травмах. А им это и не нужно: их работа - создавать волшебство по ту сторону занавеса.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее