1596

Почти документально

Новая лента Ардака Амиркулова будет черно-белой. Такой же, как сложилась судьба героев этого фильма

Почти документально

Фильм “Земля, остановившая ветер” снят по старинке квадратным экраном и местами даже стилизован под кинохронику. Все для того, чтобы поговорить со зрителями о непростой теме и судьбе простых людей, попавших в жернова эпохи. Это история о том, как почти сто лет назад Хадиша, мать двоих маленьких детей, поехала в Сибирь за мужем, которого по ложному обвинению отправили в лагеря.

- Для нас главное было снять честно, - рассказывает режиссер Ардак Амиркулов, - поэтому я не искал топовых, узнаваемых актеров, на которых пойдет зритель, главное, чтобы все люди в кадре максимально подошли для ролей. Я не пытался сделать гус­тонаселенное эпическое полотно, поэтому и уменьшил экранное пространство. Важно было создать ощущение камерности. А черно-белый цвет позволяет сделать повествование почти документальным. Каким мы представляем то время, каким помним его? Через монохромные фото­графии, кадры хроники. К тому же в цвете все равно видна искусственность костюмов, она будет отвлекать зрителей. За счет лаконичности выразительных средств история выживания людей становится ярче, выпуклее.

- Когда планируете выпус­тить картину в прокат?

- Фильм практически завершен, но, видимо, с премьерой мы подождем до осени, потому что лето не сезон для серьезного кино. А я хочу, чтобы фильм посмотрело как можно больше людей, хотя хорошо понимаю, что он не массовый, а скорее для любителей и ценителей истории.

- Получается, что у вас не будет фестивального периода?

- Я уже не маленький, меня больше интересуют не награды и крас­ные дорожки, а реакция зрителя, для которого я работаю. К тому же премьерность важна для фестивалей класса А. Для других все может происходить и параллельно.

- Тяжело было работать над фильмом с таким сюжетом?

- Любое кино снимать тяжело. Люди, которые впервые видят процесс съемок, обычно удивляются: “Мы думали, что это все в удовольствие…” Например, героиня должна была мыться под дож­дем. Съемки этой сцены выпали на октябрь. Вся группа сидит чуть ли не в шубах, а актриса полураз­детая работает нужную сцену. Конечно, было сложно и эмоцио­нально. Но нас поразили маленькие артисты: они настолько старались, так были настроены на работу, что некоторым взрослым стоило бы с них брать пример. Кстати, мы не стали на экране усиливать натурализм переживаний, не ставили целью шокировать зрителей. В кино это сделать легко, большого ума не надо.

- Сейчас тема голодомора и событий вековой давности иногда политизируется…

- Я хотел рассказать простую человеческую историю. Страдали от решений политиков люди разных национальностей и проводили их в жизнь тоже представители разных народов. Речь не о политике.

- Как человек из мира кино, подскажите, что за война идет в стане казахстанских киношников?

- Наверное, это нормальное состояние. Всегда были и будут недовольные тем, как распределяются бюджетные деньги. Обратите внимание, как много подано заявок на госфинансирование - кажется, сейчас все снимают кино! Это же не самолеты строить и даже не асфальт укладывать. Так что происходит борьба за ресурсы, а она бывает тихой только у бандитов. В искусстве все работают на публику, все экстраверты, все жаждут внимания, все гении.

Кстати, мой проект тоже был не принят на питчинг этого года, причем исключительно по техническим причинам. То есть сценарий никто не читал, придрались к оформлению авторского патента на него. Значит, мы переделаем патент и подадим на следующий питчинг, повода махать шашками я не вижу. Такие правила игры, неприятно, но я не вижу в этом козней врагов.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее